Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 26 192 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Оттого что мы пришли малым составом, память о жертвах не исчезнет». Как в пандемию почтили память репрессированных

«Оттого что мы пришли малым составом, память о жертвах не исчезнет». Как в пандемию почтили память репрессированных

Евгений Малышев, Екатерина Вулих, Сергей Маркелов, Алексей Уханков, Александра Яшаркина, Иван Журавков
Мемориал памяти жертв политических репрессий в Костроме
Фото Алексея Молоторенко

Акции в День памяти жертв политических репрессий в российских регионах не получились массовыми из-за пандемии коронавируса. Организаторы «Молитвы памяти» в Костроме попросили не приходить на акцию людей старше 65 лет, а где-то сами репрессированные и их ближайшие родственники в силу возраста решили остаться дома. В Кирове и Ульяновске власти впервые отказали в проведении памятных мероприятий. Как жители других регионов почтили память жертв репрессий – в обзоре «7x7».

В Пензе организованная областным правительством акция памяти жертв политических репрессий по традиции прошла рядом с памятником «Покаяние». Местное отделение общества «Мемориал» впервые за всю историю своего существования не смогло принять участие в проведении памятного дня.

– В основном жертвы репрессий и дети жертв репрессий – они уже люди в возрасте, – пояснила «7х7» член правления пензенского «Мемориала» Зоя Рожнова. – Руководителю движения [Татьяне Алфертьевой] тоже уже за 70 лет. Принимать участие в таком мероприятии они не смогли из-за пандемии. Силами правительства установлена машина, и по громкоговорителю транслируют имена расстрелянных, имена жертв репрессий.

 
 
 

Алфертьева сказала «7х7», что накануне ей поступило много звонков от родственников репрессированных, которые собирались прийти на акцию:

– Им по 80 лет, и я сказала, что это безумие. Важно оставаться живыми и здоровыми, а вспомнить можно и дома. А потом, когда ограничения снимут и станет легче, мы в любой день сможем собраться у памятника.

Почтить память репрессированных и возложить цветы пришло порядка 20 человек. У памятника «Покаяние» в одиночном пикете стоял правозащитник Юрий Вобликов. Он держал плакат «30 октября День памяти жертв политических репрессий». За полтора часа к нему дважды подходили полицейские, которые взяли письменное объяснение.

По мнению Юрия Вобликова, политические репрессии в России продолжаются:

– Я лично считаю, что дело «Сети»* такое же политическое. К сожалению, оно пример для Пензы, чтобы и другие видели, что может быть с теми, кто имеет собственное независимое мнение.

В Рязани члены Преображенского православного братства в середине октября подали в мэрию заявку на проведение ежегодной «Молитвы памяти», но им отказали из-за запрета на массовые мероприятия. Председатель рязанского «Мемориала» Андрей Блинушов призвал горожан прийти для возложения цветов к памятным местам небольшими группами, соблюдая меры предосторожности в условиях пандемии. Он напомнил, что в Рязанской области репрессированных и приговоренных к высшей мере наказания были десятки тысяч: по самым осторожным оценкам, их было более 35 тыс. человек.

В полдень 30 октября у закладного камня на месте памятника жертвам политических репрессий встретились прибывшие по отдельности члены Преображенского православного братства, председатель регионального отделения Общероссийской общественной благотворительной организации инвалидов — жертв политических репрессий Сергей Попов и внуки репрессированных рязанцев. Они зажгли лампадки, возложили цветы и почтили память репрессированных минутой молчания.

— Первый такой год, когда мы пришли почтить память предков поодиночке: во-первых, нам отказали в проведении массового мероприятия, во-вторых, все наши пожилые члены организации находятся на самоизоляции из-за опасения заболеть, — пояснил «7x7» Сергей Попов. — Но оттого, что мы пришли малым составом, память о жертвах репрессий не исчезнет.

Фото Сергея Попова

В Петрозаводске на Зарецком кладбище рядом с Крестовоздвиженским собором 10 человек по очереди читали имена репрессированных в годы Большого террора.

— Большинство тех, кого мы поминаем в день жертв политических репрессий, официальный в нынешний России, остаются безымянными, и, к сожалению, о многих мы так и не узнаем, а о большинстве тех, чьи имена установлены, во многом благодаря и Юрию Дмитриеву, мы знаем только самые основные данные, — говорит карельский активист Андрей Литвин. — Несмотря на это, мы вспоминаем и их. Для верующих людей есть такое понятие, что бог все знает, все видит, и ему все ведомо, и у него нет неизвестных. Мы вспоминаем о тех, кто не сразу был расстрелян, чья жизнь была искалечена, об их детях и внуках, чья жизнь тоже была искалечена.

У многих из тех, кто приходит 30 октября на акцию «Возвращенные имена», Большой террор связан с семейной историей. У жительницы Петрозаводска Ирины Подгорновой в 1937 году был расстрелян прадед. 

— Я не знаю, где он сгинул, я очень мало знаю о его судьбе, поскольку бабушке моей тогда было очень мало лет. Я понимаю, что мой долг перед прадедом — помнить ужасы, которые происходили в те года, и сделать все, чтобы они не повторились в нынешнем веке. 

 
 
 

Лидия Побединская пришла на акцию памяти, потому что ее дедушка Лёша, ярый деревенский коммунист из Мордовии, как называет его внучка, был расстрелян в 1941 году. О нем Лидия знает только по рассказам мамы. Место захоронения и место расстрела семье неизвестны.

— Я считаю, что у всех нас должна быть память, что мы не имеем права забывать какие-то вещи из нашей истории. Они были, они были страшные, но они были. Как могут делать свое будущее люди, которые не помнят, что было? И в этом нашем прошлом, которое, мне кажется, до сих пор еще не стало прошлым, есть такие страницы, которые тем более надо помнить, рассказывать детям и внукам, правнукам обязательно и помнить, — говорит Лидия Побединская. — Мы не имеем права допустить, чтобы когда-то где-то людей сгоняли ко рву и расстреливали и зарывали, как собак. Поэтому мы сюда приходим.

В Костроме в этом году из-за неблагополучной санитарно-эпидемиологической обстановки отказались от традиционного массового возложения цветов к памятному знаку жертвам политических репрессий на площади Мира. Но с соблюдением мер предосторожности на территории бывшего Александро-Невского кладбища на проспекте Мира прошла мемориальная акция «Молитва памяти». Организаторы попросили отказаться от участия в мероприятии людей старше 65 лет, раздали всем участникам защитные маски и призвали соблюдать безопасную дистанцию.

После панихиды в память обо всех репрессированных, которую отслужил председатель Костромского церковно-исторического общества протоиерей Дмитрий Сазонов, собравшиеся, сменяя друг друга у микрофона, зачитали имена погибших в годы Большого террора костромичей, обозначив обстоятельства их гибели. Информация была взята из «Книги памяти Костромской области».

 
 
 

— Альхименко Анна Мартыновна. Родилась в 1895 году. Рабочая льнокомбината имени Ленина. Приговорена к высшей мере наказания. Расстреляна 7 июня 1938 года. Альхименко Матвей Константинович. Родился в 1892 году. Работал кассиром на участке особого строительства НКВД. Обвинен в шпионаже в пользу Польши. Расстрелян 18 января 1938 года, — зачитал координатор костромского «Мемориала» Николай Сорокин.

Завершилась акция возле могилы московского губернского предводителя дворянства, обер-прокурора Святейшего синода, члена Государственного совета Александра Самарина, который умер в Костроме в 1932 году после многочисленных арестов, тюрем и ссылок. Организаторы раздали поминальные свечи, призвав зажечь их вечером и поставить на окно в память о земляках, погибших и пострадавших от политических репрессий.

Мероприятия в честь Дня памяти жертв политических репрессий в мемориальном комплексе «Катынь» (Смоленская область) проходили два дня в связи с санитарно-эпидемиологическими ограничениями. Акция «Возвращение имен» состоялась 29 октября у Стены Памяти и скульптуры «Расстрел» на российской территории мемориала (он состоит из двух частей – российской и польской). Родственники репрессированных зачитывали имена жертв Большого террора. 30 октября собравшиеся возложили венки к скульптуре «Расстрел».

 
 
 

Также на российской части мемориала открылась новая выставка «Забвению не подлежит». Экспозиция состоит из личных вещей, обнаруженных поисковиками с 2019 по 2020 год вместе с останками в Катынском лесу. Среди найденного — обувь, одежда, предметы личной гигиены, государственные награды Российской империи, петлицы и остатки формы сотрудников НКВД. Впервые обнаружены фарфоровые предметы, появление которых в захоронениях историки не могут объяснить.

В сентябре-октябре 2020 года за территорией мемориала в 14 расстрельных ямах поисковики обнаружили останки 541 человека. «Абсолютное большинство найденных останков имели следы насильственной смерти в результате выстрела в область головы», — говорится в материалах доклада, представленных на выставке «Забвению не подлежит».

В центре Ярославля одиночный пикет в память о жертвах политических репрессий провел ЛГБТ-активист Ярослав Сироткин. Он встал возле Знаменской башни в наручниках с плакатом «Душа не знает оков. Нет репрессиям!». Пикет продлился с 16:00 до 16:30, Ярослав отвечал на вопросы людей о своем пикете.

 

— Это часть фразы «Вы распинаете свободу, но душа человеческая не знает оков», которая была написана в 1976 году на Петропавловской крепости, — объяснил Ярослав «7x7». — Эта фраза хорошо характеризует ситуацию и в 70-е, и в сегодняшней России. За моей спиной — улица Кирова, где жили множество репрессированных людей. Я часто слышу: «Кто вспомнит былое, тому глаз вон», но люди забывают окончание этой пословицы: «...а кто не вспомнит, тому оба». Сегодня я выхожу и как гражданский, и как ЛГБТ-активист, так как среди нереабилитированных людей много ЛГБТ-граждан. Но репрессии ударили и по людям, которые участвовали в этой системе. Мой прадед работал в ВЧК, и он вернулся другим человеком, который всю жизнь стыдился того, что делал.

Представители Либертарианской партии в Ярославле позвали горожан возложить цветы к мемориалу жертвам репрессий и войн XX столетия на территории музея города Ярославля. Руководство музея специально открыло стеклянные створки, чтобы принесенные цветы сохранились дольше. На акцию пришли горожане, либертарианцы, активисты местного штаба Алексея Навального.

В Ульяновске несколько человек вышли на одиночные пикеты к памятнику жертвам политических репрессий. Затем они возложили цветы к монументу, рассказал «7x7» правозащитник и активист Игорь Топорков.

 
 
 

*«Сеть» — признанная террористической организация, запрещена в России. Фигуранты дела «Сети»* заявили, что в реальности такой организации не существовало.

Евгений Малышев, Екатерина Вулих, Сергей Маркелов, Алексей Уханков, Александра Яшаркина, Иван Журавков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Смоленская областьПензенская областьРязанская областьКировская областьКировСобытияКарелияУльяновская областьКостромаИсторияРепрессииРязаньКостромская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности