Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Коми
Собирается ежемесячно 20 429 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Леонид Зильберг
  1. article
  2. Республика Коми

«Лесовосстановление потеряло смысл. Но не в Коми». Как правильно обращаться с лесами и получать выгоду

Беседа издателя «7x7» Леонида Зильберга с бывшим природоохранным директором Всемирного фонда дикой природы в России Евгением Шварцем

Леонид Зильберг
Евгений Шварц

Приход бизнеса в российский лес может быть не угрозой, а возможностью разумно и бережно распоряжаться его ресурсами. В беседе с издателем интернет-журнала «7x7» Леонидом Зильбергом бывший природоохранный директор Всемирного фонда дикой природы в России Евгений Шварц привел примеры того, как бизнес может получать выгоду, не уничтожая лес, а восстанавливая и грамотно используя его.

– Природоохранный директор – это отдельная от генерального директора должность? А как вообще это устроено?

– Да, есть просто директор, у которого четыре-пять первых заместителей по основным направлениям деятельности.

– То есть вы руководили всей содержательной природоохранной деятельностью Фонда?

– Да. С 1998 по 2004 год я шесть лет был единственным природоохранным директором Российского программного офиса WWF Int. Потом, когда мы выросли и стали самостоятельной национальной организацией WWF России с национальным правлением, то я стал директором по природоохранной политике. В находившиеся под моим руководством направления деятельности вошли в том числе новые и инновационные программы Фонда. Формально подо мной были директор по «Зеленой экономике» и ответственному природопользованию, директор лесной программы Фонда и директор по управлению и законодательству.

– Получается, вы хорошо знаете лесную проблематику Коми?

– Более-менее. Организация, которая сейчас называется «Серебряная тайга» [фонд создан в 2002 году и содействует развитию устойчивого управления лесными ландшафтами и возобновляемыми природными ресурсами в Республике Коми и других регионах России], первоначально создавалась как региональное отделение WWF России, затем они стали самостоятельной организацией. С нее и начались проекты по устойчивому управлению лесами и добровольной лесной сертификации.

– Можете ли вы сравнить практики лесопользования в Коми и других регионах России?

– В России 21,3% площади лесов находятся в аренде, из них примерно 70,5% – в аренде в лесопромышленных целях. Экологи не поддерживают приватизацию тех лесов, которые сейчас являются лесами лесфонда. Но мы поддерживаем частные леса на заросших, заброшенных сельхозземлях. Почему такие различия в позициях? Появление частных лесов на заброшенных и заросших лесом сельхозземлях не требует никаких новых политических стрессов, и, грубо говоря, это просто. Все, что нужно сделать, – это включить леса в реестры того, что разрешено производить на сельхозземлях. Это вторичные леса с достаточно густой сетью существующих и заброшенных дорог и тому подобное, природоохранные риски умеренные или относительно невысокие, а экономические – гораздо ниже, чем в случае «одноразового» освоения последних наиболее удаленных массивов малонарушенных северных лесов.

По разным причинам – по географическим различиям продуктивности и развитии дорожно-транспортной сети, по особенностям в культуре и ментальности, в том числе по коррупционным рискам, — существующая модель долгосрочной аренды лесов более-менее хорошо сложилась только на Северо-Западе и еще в некоторых регионах европейской части России. На Дальнем Востоке, к сожалению, большинство площадей лесной аренды достаточно краткосрочное, что во многих случаях позволяет говорить об одноразовом, хищническом характере использования лесных ресурсов и поэтому встречает объяснимое отторжение, непонимание и у местного населения, и у природоохранников. Даже мои ближайшие коллеги с Дальнего Востока, из Амурского филиала Фонда дикой природы видят в первую очередь недостатки и проблемы краткосрочной аренды, когда лесопользователь снимает сливки, но не вкладывается в новый лес, в устойчивое лесопользование, в развитие лесной инфраструктуры...

– Чем же отличаются регионы Северо-Запада от Дальнего Востока?

– На Северо-Западе все-таки другой, положительный пример. И «Монди» — это, на мой взгляд, позитивный пример формирования интенсивного лесного хозяйства и перехода к коммерческим рубкам ухода. Потому что одна из главных проблем в лесном хозяйстве заключается в том, что лесовосстановление постепенно потеряло смысл, - если нет грамотного подхода, как, например, в Коми. Грубо говоря, то, что делают органы управления лесами, — на мой взгляд, это просто освоение бюджетных средств.

То есть чем больше сажаешь, тем вроде бы и лучше. Пользы от этого никакой. Почему я так говорю, потому что, во-первых, если ты даже сажаешь в особенности дорогие саженцы с закрытой корневой системой, то из них что-либо может вырасти, только если ты после этого не забрасываешь эту площадь, а минимум полтора-два раза обходишь с уходами. Это должны быть и просто уходы, так и первые коммерческие рубки-уходы, которые позволяют сформировать, да, не естественный лес, но зато тот, который дает наибольшую экономическую ценность. То есть идеология какая? Ты заходишь, ты убираешь ольху и осину, у тебя в результате осветления береза быстрее выходит в березовые балансы. Когда они достигают максимальной коммерческой стоимости, ты березу срубаешь, продаешь, и тогда у тебя идет елка в полный рост и быстрее достигает максимальной стоимости. Но эту модель могут использовать только те, у кого долгосрочная аренда.

– А почему тогда не отдать леса в частную собственность?

– Просто потому, что, наверное, сейчас общество к этому немного не готово, и потому, что наряду с лесопромышленными лесами существуют и леса, в которых главная роль и ценность – экологические и рекреационные. И я согласен с позицией президента России Владимира Владимировича Путина, который, отвечая на вопрос собственника крупной лесопромышленной компании, ответил, что «если 49 лет аренды с правом продления для вас не является финансовым инструментом, то извините, вам и приватизация уже не очень поможет».

В данном случае я абсолютно согласен. В случае с «Монди» мне понятны такие два аргумента в долгосрочности деятельности. Они хорошо и много вкладываются в подготовку кадров, и когда я на петербургских лесопромышленных форумах слушал их аргументацию и спор и диалог с профессурой Санкт-Петербургской лесотехнической академии, то в тот момент я хорошо понял, почему они поступают так. Они вкладываются в выращивание тех кадров, которые завтра будут работать на повышение эффективности лесной отрасли на Северо-Западе. То есть в компании смотрят вперед, а не назад. Второй момент: то, что два года назад, когда был последний рейтинг целлюлозно-бумажных комбинатов в России...

Они не подали свои документы, не открыли данные. И для меня они были даже некоторое время отрицательным примером.

Ну как же так: глобальная компания, она участвует в общеевропейском рейтинге целлюлозно-бумажной отрасли WWF Int, а в России не раскрывает экологически значимую информацию. А потом совершенно случайно общался с институтом Минпромторга, который занимается внедрением наилучших доступных технологий (НДТ). И там замдиректора говорит, что они молодцы!

– Да там они гигантские деньги вложили на самом деле.

– А я говорю, чего же они информацию-то не раскрывают тогда? А она говорит: «Они не хотели, пока не закончат инвестиционный процесс, давать обещаний, пока не будут уверены, что смогли достичь заявленных показателей». Я это понимаю, уважаю, мне кажется, что это правильно.

– Они сейчас, кстати, десятки миллионов дали, когда началась пандемия коронавируса, на покупку аппаратов искусственной вентиляции легких – очень быстро решение приняли!

– Ну опять-таки это, наверное, некий плюс ответственного бизнеса.

Партнерский материал «7x7»

Леонид Зильберг, «7х7»

Комментарии (0)
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Экология

Сыктывкар

Лесная промышленность

Коми

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности