Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
Собирается ежемесячно 15 409 из 50 000
  1. article
  2. Пензенская область

Апелляция по «пензенскому делу». Как прошел пятый день процесса

Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов
Мать Ильи Шакурского у Пензенского областного суда
Фото Екатерины Малышевой

В апелляционном военном суде в подмосковной Власихе прошло очередное заседание по жалобам на приговор по делу «Сети»*. Вчера в Пензенском областном суде, который коммуницирует с Власихой режиме видеосвязи, выступили адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева, фигуранты Илья Шакурский, Михаил Кульков и Андрей Чернов и их защитники Сергей Моргунов и Игорь Кабанов. «7x7» вел онлайн-трансляцию процесса из Пензы.

17:15 Наша трансляция завершена.

17:14 Суд объявляет перерыв до 22 сентября.

17:12 Как и сам Иванкин, адвокат возмущен, что суд не учел показания и доводы подзащитного по наркотикам — что не было сговора и корыстного умысла. Просит отменить приговор и оправдать Иванкина по статье о терроризме. По наркотикам — переквалифицировать как незавершенное преступление, снизить срок. Карташов закончил выступление.

17:09 В приговоре нет ни одного доказательства о роли Иванкина в качестве разведчика. Но из приговора следует, что «Иванкин — разведчик, и это плохо. Точка», — иронизирует Карташов.

— За девять месяцев до ареста никто из фигурантов не встречался даже — говоря на молодежном сленге, «забили». Иванкин с Кульковым были вообще в бегах [скрывались по делу о наркотиках] — видимо, тоже «в целях террористической деятельности»?

В интервью «7х7» Карташов рассказывал, что удивлен, почему в приговоре суд не написал: «расстрелять».

17:06 Суд использовал те показания, которые просто огласили в процессе, несмотря на то, что многие свидетели от них отказались, напоминает Карташов. Называет суд «рудиментарным органом», предлагает чтобы тогда следователь и выносил сразу приговор:

— Десять раз за полтора года в лес сходили. Что они там натренировали-то? Им что, выдали корочки об окончании «Базового курса террористической подготовки»?

17:04 В приговоре, по словам адвоката Карташова, аксиома на аксиоме: суд делает выводы о том, что Иванкин приобретал оружие именно для совершения преступлений террористической направленности. 

— Мессенджеры и поездки на попутках — это зло, говорит нам суд. А уж «иное», иное! (суд оставил открытый список в приговоре, делая вывод о конспирации), — говорит защитник.

16:58 Адвокат Карташов:

— Приговор «подгоняли», пытались придать вид законного решения. Кто может ответить, почему Чернову - 6,5 лет лишения свободы, а Иванкину - 9 лет? Хотя оба большие и абсурдные сроки.

Напоминает, что защита разобрала каждый вывод обвинения и считает, что удалось доказать невиновность фигурантов и голословность обвинений.

Константин Карташов в Пензенском областном суде 15 сентября. Фото Екатерины Малышевой

16:57 Иванкин, как и другие фигуранты, проходится по всем показаниям свидетелей обвинения – Дианы Рожиной, Руслана Емельянова, Егора Зорина. Говорит, что это они выпадают из логики событий и ни с чем не стыкуются. Суд же в приговоре написал, что показания свидетелей, которые отказались от обвинительных показаний, как и доводы защиты, «не согласуются между собой и с другими доказательствами по делу».

По статье о наркотиках говорит, что у него не было никакого «корыстного умысла» и «предварительного сговора». Суд написал в приговоре дословно так, но не привел показания Иванкина о том, что этого не было.

— Домыслы, предположения, ложь. Единый ком абсурда и какого-то сюра, — говорит Иванкин.

Называет приговор «позором российского правосудия». По статье о терроризме просит полностью оправдать, по наркотикам (суд назначил ему 8 лет) – просит переквалифицировать на другую статью с меньшим сроком наказания.

Начинает выступать адвокат Иванкина Константин Карташов.

16:49 В приговоре суд ссылается на то, что Иванкин купил ружье для защиты от неонацистов. Его адвокат Константин Карташов утверждал, что для спорта. Иванкин жалуется, что в отношении него, в отличие от других фигурантов, не проводилась проверка о давлении сотрудников ФСБ.

16:48 Иванкин говорил, что со школы занимался стрельбой. Осенью 2016 года купил охотничье ружье «Сайга» для занятий спортом. Когда познакомился с Дмитрием Пчелинцевым, он работал в тире, и Иванкин к нему ездил в тир.

16:43 Говорит об обвинительном уклоне и предвзятости суда, который называет антифашистов «группировками». Антифашизм, считает Иванкин, идеология любого нормального человека. Возмущен, что суд не указал цели, для чего он приобретал ружье. Иванкин на допросе в суде утверждал, что для спорта.

16:42 Иванкин жалуется на судей, которые в приговоре называют Jabber не протоколом, а мессенджером. Это свободный для использования протокол для мгновенного обмена сообщениями и информацией о присутствии в режиме, близком к режиму реального времени.

Максим Иванкин. Фото из архива «7x7»

16:40 Адвокат Федулов просит оправдать Куксова. Если приговор останется обвинительным, просит переквалифицировать на статью по экстремизму. Если по терроризму — то снизить срок:

— Человек четыре раза сходил в лес! Ему назначается восемь лет лишения свободы — почти максимальный.

Просит минимальный срок наказания в случае обвинительного приговора. Упоминает туберкулез, который долго не хотели диагностировать Куксову медики СИЗО. Завершает выступление, начинает выступать Максим Иванкин.

16:31 «Вишенкой на торте» адвокат Василия Куксова Александр Федулов назвал баллистическую экспертизу по пистолету подзащитного (в суде подробно изучали ее). Эксперты сначала выстрелили из пистолета, а потом взяли с него образцы (должно быть наоборот).

Описывает логику экспертов одной фразой:

— Мы сначала произвели выстрел, а потом провели исследование, осуществлялся ли выстрел с этого пистолета. Конечно, осуществлялся, потому что вы провели сейчас этот выстрел и уничтожили стиры [образцы исследования]! Нашли отпечатки пальцев — «клево, братан, значит, твои». Не нашли отпечатки пальцев на пистолете, пишут «не нашли, потому что все действовали по инструкции» [о конспирации]. При таком раскладе ты идиот и не прав в любом случае.

16:24 Федулов:

— Если на Куксова повесить рацию, он даже с лавки не встанет — она его перевесит. Но он у нас «связист» боевой группы «Восход».

16:22 — Знаете, у нас в Пензе национальная забава: слушать в лесу радио, — иронизирует адвокат Федулов. —  Уходим все в лес и слушаем 101.8. До какого абсурда надо дойти, чтобы обвинить Куксова в том, что он учил других настраивать радио?

Или другое: дожили до 25 лет и так не научились пользоваться Telegram? (Об обвинении, из которого следует, что Куксов учил других пользоваться секретными мессенджерами как «связист»).

Это не дело «Сеть»*, это дело палаты №6. Иначе как сумасшедшим домом назвать это дело сложно!

Почти все время, что выступает адвокат, в зале Пензенского областного суда стоит смех.

16:18 Федулов:

— Что совершил Куксов, уважаемый суд? Да и все они — как они повлияли на органы государственной власти, в итоге? Кроме поджога военкомата (обвинения в этом с Пчелинцева сняли под конец процесса по инициативе прокурора Сергея Семеренко), который, господи прости, неизвестно кто и когда поджег, ни одного преступления в обвинении в принципе не упоминалось даже.

Приговор писала как будто первокурсница-троечница (просит никого не обижаться). За 11 лет не видел такой структуры приговора  — логики никакой.

16:13 Кроме председательствующего судьи Юрия Клубкова, двое других судей Дмитрий Сирота и Андрей Баландин, по мнению Федулова, «просиживали штаны»:

— За девять месяцев [процесса] задали по существу по одному вопросу.

Суд, добавляет адвокат, очень хитро поступил, когда проигнорировал признательные показания Пчелинцева и Шакурского и их рассказы о пытках — как будто в суде этого и не было:

— Почти все показания, на которые ссылается суд, свидетели давали на основе показаний третьих лиц. Это грубое нарушение УПК — суд не может делать выводы на основании предположений.

16:09 Из апелляционной жалобы Александра Федулова (есть у «7x7»): из приговора невозможно определить, какая же совокупность доказательств свидетельствует о том, что Куксов совершил преступление террористической направленности.

«Содержание приговора не позволяет установить, когда же Куксов выразил намерение вступить в террористическое сообщество, кто и при каких обстоятельствах разъяснил ему цели сообщества, как было выражено намерение Куксова совершить одно или несколько преступлений. О какой подгруппе "Восход" вообще можно вести речь, если два из трех ее членов [Зорин и Куксов] после весны 2017 года перестают посещать какие-либо совместные мероприятия?», — говорится в тексте.

Федулов считает, что суд проигнорировал не только требования закона, но и здравый смысл при оценке роли Куксова в сообществе «Сеть»*. 

Александр Федулов и Ольга Рахманова в Пензенском областном суде 16 сентября. Фото Екатерины Малышевой

16:06 — Приговор поставил передо мной один вопрос: на эти ли заседания я ходил? Может, у меня проблемы со слухом. Если нет, то проблемы у суда. То, что вошло в приговор суда, не имело места на заседаниях, — продолжает защитник Куксова.

16:04 Адвокат Федулов:

— То, что мы тут обсуждаем, выходит гораздо дальше за рамки дела «Сети»* и здания Пензенского областного суда. Приговор по делу «Сети»* — начало конца российского правосудия, подорвал нормы Конвенции прав и свобод человека, международного пакта о гражданских и политических правах и других. Главное — в части презумпции невиновности.

16:03 Куксов закончил, начинает выступать его адвокат Александр Федулов.

16:01 Про гильзы в лагере «Карасик» — из апелляционной жалобы Куксова:

В октябре 2017 года оперативники ФСБ нашли на территории заброшенного лагеря «Карасик» гильзы от 9-миллиметровых патронов. По версии обвинения, их оставил Куксов, который стрелял здесь из пистолета в 2016 году. Куксов обратил внимание, что на гильзах, которые пролежали на открытой местности больше года, нет следов коррозии. Также на них, как и на пистолете, отсутствуют биологические следы Куксова и отпечатки его пальцев. Дорогу к лагерю, где обнаружили гильзы, сотрудникам ФСБ показывал главный свидетель обвинения Егор Зорин. При этом понятой Беляков рассказал суду, что до лагеря добирались на двух автомобилях. На первом автомобиле приехали понятые и сотрудники ФСБ, а второй автомобиль с Егором Зориным подъехал только минут через пять.

«Откуда понятые и ехавшие с ними сотрудники ФСБ могли знать дорогу, если ее показывал Зорин, который ехал в машине далеко позади? — задался вопросом Василий Куксов. — По факту получается, что сотрудники ФСБ заранее, без указаний Зорина, знали, куда везти понятых. А значит, они заранее побывали в этом заброшенном лагере, спрятали схрон с боеприпасами и произвели несколько выстрелов из пистолета, который впоследствии положили мне в машину».

15:59 Схроны с оружием в заброшенном лагере «Карасик» под Пензой, по мнению Куксова, тоже заложили сами сотрудники ФСБ. По материалам дела, на них якобы указал Зорин, когда его туда вывезли на следственные действия. Но Зорин в суде сказал, что не показывал, где лежат гильзы.

— Кто же их тогда нашел в темное время суток? Это же везение [для Зорина] — найти и вспомнить через столько месяцев [после того, как спрятали]. Думаю, очевидно, что это сделали сотрудники ФСБ.

15:54 Как и в случае с Пчелинцевым, в приговоре, по словам Куксова, пробел в части появления у него пистолета. Никто и никогда не спрашивал его об этом. Это, по словам Куксова, подтверждает, что ФСБ это не интересовало — «они и так знали, откуда он».

15:48 Как и Дмитрий Пчелинцев, Куксов считает, что изъятое в машине оружие ему подкинули сотрудники ФСБ. При обыске у Куксова в отцовской «семерке» нашли пистолет. Его биологических следов на пистолете не обнаружили, но для суда это не сыграло роли, сокрушается Куксов. Говорит, что даже оба понятых в суде подтвердили, что личинка замка в его машине на момент осмотра была сломана. Судьи же исказили слова понятых и взяли в приговор только те слова, которые не противоречили обвинению, отметил он:

— Суд сделал невероятные выводы и процитировал слова понятого, что, возможно, замок был сломан. Но понятой не упоминал при допросе слово «возможно». И так — во всем.

15:40 В суде системный блок, изъятый у Куксова при задержании, в отличие от других фигурантов, не исследовался. Адвокат и сам он об этом не просили.

Но суд положил в основу приговора протокол осмотра системного блока Куксова на следствии 20 февраля 2018 года. Куксов говорит, что если суд счел, что там что-то важное, надо было исследовать его на заседании.

15:36 Из апелляционной жалобы Куксова про боевую группу «Восход»: утверждение суда о том, что к июлю 2016 года Шакурский по указанию Пчелинцева создал боевую группу «Восход», строится только на показаниях свидетеля Зорина и оперативника ФСБ Шепелева. Но даже эти показания противоречат друг другу. Зорин пояснял суду, что «Восход» создали в начале осени 2016 года, а Шепелев говорил про июль 2016 года.

Ни Зорин, ни Шепелев не смогли рассказать суду подробности создания группы «Восход»: как именно выглядело создание группы, кто при этом присутствовал, что говорил, была ли клятва или может быть члены группы что-то подписывали?

Никто не пояснил, каким образом Куксов вошел в группу «Восход» и что он для этого сделал.

Зорин заявлял суду, что Куксов был постоянным участником походов. Вместе с тем Зорин перечислил несколько походов, в которые Куксов не ходил.

15:35 Куксов обращает внимание суда, что Зорин изначально не говорил о «Сети»*, только о ячейке «Восход» (куда якобы входили Зорин, Куксов и Шакурский). Наверное, проработали это со следствием попозже, считает фигурант:

— Хоть бы одно что-нибудь Зорин мог подтвердить. Он стоит в суде и говорит как провидец: Куксов осознавал, я знал. Он экстрасенс что ли? Но суд почему-то верит ему на слово, который написал явку с повинной в состоянии наркотического опьянения, а всем остальным нет. Как так-то?

15:20 Из жалобы Василия Куксова: показания секретных свидетелей, которые якобы общались с подсудимыми на сборном пункте в СИЗО-1, «абсурдные, комичные и лживые». По словам фигуранта, во время выездов из СИЗО его и других подсудимых никогда не сажали в общую камеру на сборном пункте: только в одиночные.

Куксов напомнил, что никогда не признавал своей вины, в том числе на стадии следствия. Однако, по словам секретного свидетеля под псевдонимом Лисин, получается, что по возвращении в СИЗО Куксов вдруг рассказывал, что виновен: «Это просто нелогично. А если учесть, что точно так же якобы поступали и другие подсудимые, то это уже комично».

15:26 Куксов:

— Я рад за Даню [один из знакомых фигурантов, который ходил с ними в походы], что он гуляет. Наоборот, пусть гуляет. Но меня возмущает избирательность: пусть все гуляют.

То же говорит про Викторию Фролову.

15:23 Из апелляционной жалобы Василия Куксова (есть у «7x7»): в суде показания главного свидетеля обвинения Егора Зорина разошлись с позицией самого обвинения. Например, Зорин сообщил суду, что в походах принимало участие «множество иных лиц».

Это не согласуется с утверждением обвинения о стабильности численного состава террористического сообщества и его скрытом, конспиративном характере.

«В суде было предоставлено множество фактов, что никакого постоянного состава не существовало, в походы мог пойти любой знакомый, друг, брат, жена и так далее, никуда при этом не вступая», - говорится в жалобе.

Кроме того, «иные лица» делали в походах то же самое, что и подсудимые. Однако кого-то из них следователи опросили как свидетелей, а кого-то не опросили вообще. В суде свидетели заявили, что ходили в походы, чтобы отдохнуть и поиграть в страйкбол, в преступные сообщества и группы их никто не вербовал.

Тем не менее суд все равно сделал вывод, что отбор членов террористического сообщества осуществлялся под видом игры в страйкбол. Доказательств этого утверждения в приговоре Куксов так и не увидел.

Он также обратил внимание на то, что суд сократил показания Егора Зорина о тренировках в лагере «Карасик». По словам Зорина, там были не только указанные в приговоре люди, но и другие.

«Но суд этого не указывает, потому что большое скопление людей не вписывается в рамки надуманной обвинением конспирации», – считает Василий Куксов.

15:20 Вернемся к состоянию здоровья Армана Сагынбаева. Он дал согласие на публикацию медицинских документов.

Как следует из заключения специалистов Новосибирского межрегионального центра независимой медико-социальной экспертизы, у фигуранта дела «Сети»* туберкулома правого легкого в фазе распада и ВИЧ-инфекция.

Кроме того, присутствуют остаточные явления черепно-мозговой травмы, полученной еще в 2007 году, катаральный бронхит, кожные инфекции и гастрит. В качестве основной причины развития туберкулеза медицинский специалист назвал «контакт с больным туберкулезом в [следственнном] изоляторе».

ВИЧ-терапия и лечение туберкулеза проводились нерегулярно и не соответствовали требуемой частоте. Лечение в целом не соответствует требованиям порядка оказания медицинской помощи взрослому населению, который утвержден Минздравом. Медицинские специалисты Данилова и Бечикова пришли к однозначному выводу, что при неоказании правильной медицинской помощи имеются предпосылки «к сокращению его жизненного периода».

Они считают, что для оказания «эффективной и адекватной медицинской помощи» Сагынбаев имеет право на лечение в медицинских организациях государственной и муниципальной системы здравоохранения.

15:15 Куксов:

— Если бы Зорин считал меня террористом, он бы, наверное, не поехал ко мне на свадьбу. Он бы меня, наверное, боялся. Несуразица какая-то.

Зорин, по мнению Куксова, сам опроверг в суде «сплоченность и стабильность состава в походах»: Зорин называет себя и Куксова с Шакурским террористами, но перечисляет много других людей, которые ходили с ними в походы.

— Почему и как он себе это надумал, не знаю. Я-то в этом не виноват. Остальные продолжают гулять и жить, а нас закрывают на сроки от 6 до 18 лет. Как можно говорить о какой-то справедливости, непонятно, — заявляет Куксов.

Все это, по его мнению, дает суду основания не доверять показаниям Зорина. Но суд, продолжает фигурант, отнесся к ним некритично и положил в основу приговора.

15:13 Про наркотики, которые Зорин якобы купил в Петербурге: Куксов считает, что он не мог в день задержания 17 октября 2017 года употребить наркотики в институте и сесть за руль. Обращает внимание, что при задержании Зорин отрицал, что это его наркотики, но через час подтвердил:

— Что с ним произошло за этот час, мы не знаем.

15:09 По словам Куксова, Зорин – главный свидетель обвинения, который не подтвердил фабулу обвинения — о свержении строя.

— О каком терроризме тогда вообще мы можем говорить? — задается вопросом фигурант.

15:07 Куксов начинает с разбора показаний Егора Зорина. Это один из его друзей — за пару месяцев до возбуждения дела «Сети»* Зорин гулял у Куксова на свадьбе вместе с Ильей Шакурским.

15:02 Начинает выступать Василий Куксов.

Василий Куксов. Фото Екатерины Малышевой

14:57 Прокурор ознакомился с материалами о состоянии здоровья Сагынбаева и пришел к выводу, что все сведения относятся к периоду после вынесения приговора. Поэтому к обжалованию приговора не имеют отношения, но не возражает против приобщения, чтобы иметь «объективную картину». Суд приобщает документы к делу.

14:47 В перерыве секретарь Пензенского областного суда подтвердила «7х7», что человек в медицинской маске в зале — медик.

14:28 Суд объявил перерыв на 20 минут для ознакомления прокурора с новыми документами о состоянии здоровья Сагынбаева. Адвокат Байтурина просит приобщить их к делу.

14:25 У Сагынбаева дрожит голос, говорит сквозь слезы, с надрывом. Просит судей запросить из Петербурга материалы о проверке по заявлению о применению к нему «электрозапоминателя». Суд обещает вернуться к этому позже.

14:24 По мнению Рахмановой, в суде защита представила неопровержимые доказательства несостоятельности обвинения, однако эти доводы суд безосновательно отверг. «Обвинительный уклон и политическая составляющая данного дела не позволили военной коллегии вынести независимое и объективное судебное решение», — резюмировала адвокат в апелляционной жалобе.

14:23 Адвокат Байтурина поддерживает остальных защитников, просит оправдать Сагынбаева полностью и приговор отменить. По ее мнению, в приговоре очень поверхностно упоминается состояние здоровья Сагынбаева. Напоминает, что оно сильно ухудшилось за время пребывания в СИЗО — в феврале у ее подзащитного диагностировали туберкулез.

14:16 Подробнее о выступлениях адвокатов Сагынбаева в прениях можно почитать здесь.

14:12 Адвокат Байтурина говорит о его здоровье со слов матери Сагынбаева Елены Стригиной: «еле ходит».

14:11 Адвокат Байтурина говорит об изъятой у Сагынбаева селитре и часах-будильниках. По ее словам, биологических следов Сагынбаева на них не обнаружено и не доказано, что они должны были использоваться для взрывов.

14:09 Второй адвокат Армана Сагынбаева Светлана Байтурина выступает из Власихи.

14:08 Дело, по мнению адвоката Рахмановой, сфабриковано:

— Я понимаю, что говорю банальности. Но термин «банальность зла» появился во время Нюрнбергского процесса, где все перевернуто с ног на голову. Сейчас новый термин — «патология нормы». С конца 2017 года мы доказываем, что то, что видит ФСБ, прокуратура и суд — это не норма.

Адвокат пересказывает свою беседу с силовиками, говорит какие подсудимые террористы? Максимум экстремисты, и то не доказано. Говорит о бесчеловечном отношении к фигурантам. Приводит пример с Сагынбаевым, вспоминает, что увидела его после ареста, видела ожоги на пальцах и узнала о его хроническом заболевании. Просит отменить приговор и оправдать подзащитного.

14:04 Из апелляционной жалобы адвоката Рахмановой (есть у «7x7»): суд основал свои выводы на признательных показаниях Сагынбаева. При этом подсудимый заявлял, что написал их после пыток электрическим током. Адвокат пояснила в жалобе, что в ноябре 2017 года лично видела следы ожогов на пальцах рук Сагынбаева, однако тот просил ее не рассказывать о пытках, поскольку опасался за свою жизнь и жизнь близких.

14:03 Начинает выступать адвокат Армана Сагынбаева Ольга Рахманова. По ее словам, приговор в основном цитирует обвинительное заключение, что является неуважением к защите и подсудимым.  

14:00 Сагынбаев говорит о своем хроническом заболевании, из-за которого ему трудно находиться в СИЗО и не получать должную терапию. Плюс получил туберкулез в стадии распада:

— Простите, я может несвязно говорю, но мягко говоря, чувствую себя вообще отвратительно.

Закончил. Суд:

— Спасибо.

— На здоровье.

13:48 Сагынбаев возвращается к жесткому диску. Поясняет, почему суд, по его мнению, незаконно написал в приговоре, что на нем нашли файл «Положение (Свод) “Сети”*»:

— Суд написал «невозможность осмотра диска в суде не свидетельствует о недопустимости его использования в качестве доказательства».

Суд ссылается на то, что файл существует, потому что петербургский фигурант и свидетель обвинения Игорь Шишкин якобы видел его в руках у Дмитрия Пчелинцева:

— В общем, это не совсем — точнее — совсем не является доказательством, что этот файл был на моем неработающем диске.

13:45 Сагынбаев рассказывает об отказе суда назначать медэкспертизу по следам электротока (он заявлял, что его пытали током при задержании в Санкт-Петербурге 5 ноября 2017 года). Под конец судебного следствия в ноябре 2019 года он спрашивал в суде судмедэксперта Татьяну Молчанову, которую пригласило обвинение, можно ли с помощью биопсии (образца живой кожи и тканей) определить следы тока. Та сказала, что проводить биопсию на живых людях нельзя.

— Но это бред, — говорит Сагынбаев судьям.

По его словам, он был готов к биопсии и настаивал на том, что провести такую экспертизу можно и нужно. Сагынбаев до ареста читал в Петербурге лекции по биоинженерии и социальной инженерии. Защита называет Молчанову «специалистом по селезенке», в суде она признавалась, что не является узким экспертом по электротравмам.

13:37 По мнению Сагынбаева, следователи выбрали его жесткий диск в качестве вещдока «методом научного тыка». В суде винчестер не открылся, а во время следствия на нем нашли якобы файл «Положение (Свод “Сети”*)». Адвокаты фигуранта заявляли о недопустимости доказательств — в частности, его жесткого диска. Но суд не удовлетворил это ходатайство.

13:30 В зале сидит человек в гражданском в медицинской маске. Родственники подсудимых говорят, что это доктор. Он будет сидеть на заседаниях. Приходил и вчера, но сидел в коридоре.

13:28 Говорит, что суд исказил в приговоре его слова о распределении ролей: Сагынбаев утверждал, что роли распределялись по принципу «камень, ножницы, бумага», то есть произвольно. Суд написал, что четкого распределения ролей было. 

— Сторона обвинения нелогично себя повела, запросив 13 и 14 лет [Иванкину и Чернову], а потом попросила отменить эти сроки, — заявил фигурант.

13:27 Суд возобновился после перерыва, начал выступать Арман Сагынбаев.

Арман Сагынбаев. Фото Евгения Малышева

13:00 Адвокат Фоменко о давлении на свидетелей (выдержка из апелляционной жалобы).

Свидетели Машенцева, Смагин, Симаков, Шульгин, Уваров, Абдрахманов и Рожина не смогли воспроизвести суду показания, которые давали на следствии. По мнению Фоменко, так получилось потому, что они таких показаний не давали. Свидетель Уваров рассказал суду о шантаже наркотиками и ударах со стороны сотрудников ФСБ, его ставили на колени и заставляли читать Уголовный кодекс.

Свидетель Шульгин рассказал, что на него оказывали психологическое давление и написали в показаниях то, чего он не говорил. Свидетель Рожина рассказала, что следователь на допросе задавал наводящие вопросы. Однако в основу приговора суд все-таки положил их первоначальные показания.

12:56 Адвокат Фоменко про то, как суд вышел за пределы обвинения (выдержка из апелляционной жалобы).

Гособвинение заявляло, что Чернов спрятал наркотическое вещество в тайниках не позднее 16 июля 2017 года. Однако суд в приговоре указал период осуществления закладок с 16 по 28 июля 2017 года. Тем самым, по мнению Фоменко, суд вышел за пределы обвинения и нарушил право Чернова на защиту.

Суд также признал Чернова виновным в преступном сговоре с неустановленными лицами с целью спрятать наркотики. Однако в приговоре отсутствует обязательное указание на то, где и когда Чернов вступил в этот сговор, кому сообщал адреса закладок и какую цену называл. Так и не приведены доказательства, что Чернов прятал наркотики именно с целью их сбыта.

12:41 Пока идет перерыв, обратимся к жалобе адвоката Фоменко в части обыска квартиры Чернова без санкции суда. Обыск был проведен 9 ноября 2017 года. В соответствии со ст. 165 УПК, так происходит в исключительных случаях, когда обыск не терпит отлагательства. Оперативник ФСБ Шепелев пояснял суду, что о террористической группировке и вхождении в нее Чернова было известно в 2015–2016 годах. Уголовное дело возбуждено 18 октября 2017 года. Таким образом, по мнению Станислава Фоменко, у следователя было как минимум 19 дней, чтобы обратиться в суд за разрешением на проведение обыска квартиры Чернова. Но этого сделано не было, а про «исключительные обстоятельства для производства обыска» защита на суде так и не услышала.

11:58 Перерыв в суде до 13:15.

11:54 

Веганы-террористы — это абсурд, говорит Фоменко:

— Я таких не встречал.

11:53 Фоменко говорит о фальсификации протоколов очной ставки Пчелинцева и Иванкина, о нарушениях с прослушкой секретного свидетеля «Кабанова» и Шакурского. Видно, что защита выступает единым фронтом, не только за своих фигурантов. Чернова напрямую эти эпизоды не касаются.

11:47 Фоменко про секретных свидетелей:

— У каждого из подсудимых вдруг находится собеседник с великолепной памятью, как у Эйнштейна. Каждый из них решил вдруг что-то рассказать и каждый опасался за свою жизнь, попросив их засекретить. Ну не смешно? Цирк какой-то. Уму непостижимо.

Считает, что это либо сами сотрудники правоохранительных органов, либо те, кто пошел на сделку с ними.

11:40 Ни один свидетель не сказал, что Чернов хоть раз выступал с призывами насильно свергать конституционный строй, говорит Фоменко

11:40 Фоменко обращает внимание на слова Зорина о том, что «никто не должен был действовать», а только «защищать людей от неправомерных действий»:

— Извините меня, каждый мужчина должен к этому стремиться. А мы вменяем это как терроризм!

Как и другие защитники, констатирует, что Зорин уехал с так называемого «съезда» до его окончания и не знает, чем он закончился.

11:38 К оперативнику Вячеславу Шепелеву у фигурантов и защиты много претензий: из «питерских» документов по делу «Сети»* следует, что он и другие сотрудники ФСБ приходили к подсудимым в СИЗО. Сами фигуранты обвиняли его в причастности к пыткам и давлении на них.

Фоменко просил обратить на это внимание еще суд первой инстанции. Но судьи проигнорировали эти заявления и положили в приговор показания Шепелева о том, что никаких нарушений не было, в СИЗО он и другие оперативники не ходили.

— Судя по всему, они туда целой толпой ходили. И как же нам быть? — обращался к суду адвокат Фоменко.

11:34 Шишкин в суде сказал, что не знаком с Черновым, на съезде его не видел, продолжает Фоменко. На следствии он говорил, что на совместную тренировку весной 2016 году вместе с другими пензенцами приезжал «Близнец» («Иван», Андрей Чернов). В суде Шишкин сказал, что Чернова там не было: с ним он познакомился только после начала процесса по делу «Сети»*:

― Скорее всего, я или сотрудники ФСБ могли перепутать [указать Чернова]. Но не суть.

11:26 В части терроризма, по словам Фоменко, выводы суда построены на показаниях трех свидетелей: Игоря Шишкина (фигурант из Петербурга, пошел на сделку со следствием), оперативника пензенского ФСБ Ивана Власова и знакомого фигурантов, который написал явку с повинной, Егора Зорина.

11:22 Адвокат Фоменко напоминает, что закладки лежали якобы год, — их изъяли только летом 2018 года (Чернова задержали в начале ноября 2017 года). В суде 28 октября 2019 года Фоменко приводил метеосправки о силе ветра и дождях в Пензе осенью 2017 года.

Тогда в городе были штормовые ветра с порывами 15–16 метров в секунду и сильные дожди. По мнению защитника, при такой погоде свертки наркотиков размером со спичечный коробок не могли оставаться в целости и сохранности в течение года.

11:15 Адвокат Андрея Чернова напоминает о подробном рассказе подзащитного, как на него обещали «повесить» статью о наркотиках, когда тот отказался дать показания на других фигурантов по статье о терроризме.

11:13 Фоменко напоминает, что по протоколам на изъятие одной закладки оперативники тратили по 5 минут – за день объехали 153 адреса. Он приложил данные «Яндекс.Карт», по которым у него уходило на один адрес не меньше 15 минут:

— Не говоря о перерывах на обед и, извините, в туалет сходить.

Причем, найденные закладки оперативники не изымали, а оставляли — их изъяли намного позже, указывает защитник.

— Я считаю, что документы сфальсифицированы, а сотрудники ФСБ сами разложили эти наркотические средства, — говорит Фоменко.

11:06 Из жалобы Фоменко (есть у «7x7») про доступ сотрудников ФСБ к изъятому телефону Чернова:

В протоколе осмотра от 24 марта 2018 года, в ходе которого специалист по информационным технологиям Воробьев якобы обнаружил в телефоне Чернова переписку с адресами закладок наркотиков, отсутствует указание на то, что после осмотра телефон был упакован.

Следующий осмотр этого телефона производился 18 июня 2018 года. В протоколе осмотра указано, что телефон представлен следователю без упаковки.

«Таким образом, только согласно официальным документам, телефон находился в распоряжении сотрудников УФСБ без надлежащей упаковки около трех месяцев, и возможность использования телефона имелась у неограниченного числа лиц», – констатировал Станислав Фоменко и напомнил, что УПК требует хранить вещественные доказательства в опечатанном виде.

Защитник также отметил, что сотрудники ФСБ изъяли телефон Alcatel во время обыска квартиры Чернова 9 ноября 2017 года. При этом в протоколе обыска отсутствует серийный номер телефона. В том же протоколе обыска сообщается, что телефон поместили в бумажный пакет, однако в материалах дела этот пакет отсутствует и в судебное заседание представлен не был. На этот факт адвокаты обратили внимание еще на судебном заседании 4 октября 2019 года и потребовали внести его в протокол.

Сам Чернов сообщал суду, что после своего задержания видел этот телефон в руках сотрудников ФСБ. Сестра Чернова Юлия Зюзина пояснила, что через несколько дней после задержания брата видела его активный аккаунт в Telegram.

«Следовательно, упаковка телефонов вскрывалась, телефоны использовались сотрудниками УФСБ после задержания Чернова, – считает Станислав Фоменко. – По словам матери Чернова, следователь сообщал ей о наличии "якобы найденных адресов закладок" еще до производства осмотра телефона».

10:58 Фоменко говорит о пароле, который все увидели в хранилище Key Pass в суде, когда осматривался телефон, изъятый у Чернова. Это была единица — элементарный пароль, подчеркивает адвокат, который поставили сотрудники ФСБ, «чтобы не забыть». Опытный программист такой бы точно не поставил.

Требует, чтобы прокурор «не прятался в кусты», а ответил, должен ли соблюдаться УПК:

— Надеюсь, меня хорошо слышно. Особенно прокурору. Мне очень интересно, что на все это скажет прокуратура.  Я получил «шедевр» — возражения на свою жалобу на 30 страницах от прокуратуры. То, что там написано, считаю трусливой позицией.  Если бы он [прокурор] сказал, что «УПК здесь не должен соблюдаться», это было бы хотя бы честно.

10:54 Из жалобы адвоката Фоменко:

Суд обосновал свои выводы доказательствами, которые следствие получило с существенными нарушениями УПК РФ. По закону такие доказательства являются недопустимыми, и их нельзя положить в основу обвинения. Об этом адвокат заявлял еще в суде первой инстанции, который обещал разрешить это ходатайство при вынесении приговора. Однако в приговоре оценку его доводам так и не дали.

10:49 Фоменко говорит о многочисленных фальсификациях в протоколах. Среди них — отсутствие подписей свидетелей, понятых и специалистов о том, что их предупреждали об уголовной ответственности. Это грубое нарушение, говорит адвокат.

— По-моему, тут всем все понятно! - повторяет Фоменко свои слова из речи в прениях.

10:48 Адвокат Фоменко говорит, что в целом поддерживает позицию всех защитников, кроме возражений с адвокатом Михаила Кулькова Игорем Кабановым. Чернов также написал возражение на апелляционную жалобу Кабанова. Фигурант указал на то, что один из доводов жалобы Кабанова не соответствует действительности. Речь идет про ссылку на слова Михаила Кулькова, который в судебном заседании якобы показал, что «с лета 2016 года он несколько раз с Иванкиным ездил на природу, с ночевкой» и что «в разное время на таких выездах были Шакурский, Пчелинцев, Чернов». Однако, по словам Чернова, на самом деле Михаил Кульков не упоминал его в своих показаниях суду.

Адвокат Станислав Фоменко.

10:44 Позиция гособвинения по Андрею Чернову (он закончил выступать, попросил оправдания, начинает его адвокат Станислав Фоменко).

10:38 О позиции защиты Андрея Чернова предлагаем почитать в нашем прошлогоднем материале.

10:32 Вновь в процессе по делу «Сети»* чувствуется конфликт поколений: суд обходит стороной технические нюансы, названия приложений, пароли и так далее. А фигуранты во всем этом гораздо лучше разбираются и, исходя из этого, выстраивают свою защиту. Сейчас Чернов говорит о многочисленных нестыковках, искажении его слов и неверно записанных ответах в приговоре.

10:24 Чернов снова говорит об искажениях в хранилище Key Pass на изъятом у него телефоне. Протоколы заседания, по его словам, расходятся с видеозаписями, которые суд во время осмотра разрешил вести адвокатам.

10:23 Суд, по словам фигуранта, исказил слова его матери Татьяны Черновой о причинах задержания сына. Вместо слов следователя суд привел этот рассказ от имени самого Чернова (что его задержали, потому что якобы закладывал наркотики).

10:18 Чернов обращает внимание суда на то, что физически обнаружить все закладки наркотиков, адреса которых якобы были в изъятом у него телефоне Alcatel, невозможно. А оперативник Власов нашел. Фигурант также указал на ошибки в протоколах изъятия телефонов, два из которых у него отобрали еще при задержании на работе. В приговоре, по его словам, суд это исказил, вслед за следствием  — якобы все телефоны у Чернова изъяли дома на обыске. Также Чернов утверждает, что суд исказил в приговоре его слова о том, когда и какие телефоны он «перепрошивал». Смысл при этом, по словам Чернова, меняется на противоположный.

Андрей Чернов в Пензенском областном суде 7 сентября. Фото Екатерины Малышевой

10:11 Процесс начался, выступление продолжает Андрей Чернов, прерванный накануне на полуслове.

*«Сеть» — признанная террористической организация, запрещена в России. Фигуранты дела «Сети»* заявили, что в реальности такой организации не существовало.

Екатерина Малышева, Евгений Малышев, Александр Тихонов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Пензенская область

События

Репрессии

Дело «Сети»*

Суд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности