Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Мордовия
Собирается ежемесячно 20 329 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Екатерина Малышева
  1. article
  2. Республика Мордовия

«С мусором на улице лучше обращаются». Саранский активист Игорь Рогов — об аресте в Минске, Артёме Важенкове и зверствах белорусских силовиков

Екатерина Малышева
Игорь Рогов в Минске до задержания
Фото из аккаунта Игоря Рогова в Фейсбуке

Координатор мордовского отделения общественной организации «Открытая Россия» Игорь Рогов провел 16 часов в минском изоляторе на улице Окрестина, где его и других задержанных избивали силовики. Он рассказал «7х7» о том, зачем поехал в Беларусь, как оказался в ИВС и как его били даже охранники из белорусского МИД. 

Игорь Рогов приехал в Беларусь наблюдать за выборами. Его арестовали вместе с другим координатором «Открытки» из Твери — Артёмом Важенковым — в ночь с 10 на 11 августа. СК Беларуси подозревал их в участии в массовых беспорядках. Рогова отпустили в Россию вечером 11 августа, Важенкова освободили только через четыре дня, вечером 15 августа.

– Первый вопрос – в связи с освобождением Артёма Важенкова. Как думаешь, почему тебя отпустили сразу, а его – только спустя несколько суток?

– То, что Артёма отпустили, – просто счастье, наконец-то. Даже слов нет. Все эти дни я был в тяжелом эмоциональном состоянии. Я реально за него боялся, только это меня волновало. Почему его не сразу отпустили, я понятия не имею. Когда меня депортировали [вечером 11 августа], сотрудник посольства говорил мне, что по Артёму нет никакой информации. Позже российские дипломаты говорили мне, что собирались вывезти его на следующий день после меня. Но, видимо, у них не получилось вывезти его «прицепом» [вместе со мной]. Надеюсь, Артём вернется к своей привычной жизни, если сможет, конечно, после всего этого. Я прожил в этом аду сутки, а он — несколько дней. Мне по сравнению с ним не на что жаловаться.

– Осознавал ли ты риски, когда ехал в Минск, или решение о поездке было спонтанным?

– Не скажу, что долго планировал свою поездку в Минск. Но оно [решение] и не было спонтанным. Я понимал, что я еду в диктаторское государство. Но такой жести там никогда до этого не происходило, и поэтому настрой был абсолютно положительный. Мы видели, как люди высказывают свое мнение, даже до выборов, и протест был абсолютно мирный.

– Почему не в Хабаровск, например? 

– Когда все только началось в Хабаровске, у меня были личные проблемы. А когда я от них отошел, то захотел немножечко побыть в другой стране и посмотреть. И вообще, интересно это событие [выборы] было, а Хабаровск немного подальше, чем Минск. К тому же мои корни ведут в Белоруссию – у меня раньше была даже фамилия «Заяц», я поменял ее еще в [детском] садике.

Артем Важенков (слева) и Игорь Рогов 9 августа в Минске

Артём Важенков (слева) и Игорь Рогов 9 августа в Минске. Фото из аккаунта Игоря Рогова в Facebook

– Что ты скажешь на обвинения в провокации протестов со стороны белорусского СК в свой адрес?

 – То, в чем нас с Важенковым обвиняли, – полный бред. Мы не то что не участвовали в каких-то массовых беспорядках. В тот вечер, когда нас задержали, мы просто гуляли. А то, что показали в сюжете «БЕЛТы», – это монтаж какой-то. Я видел этих националистов, но не рядом с собой. Они находились от нас в 200 метрах, а в [видео] нарезке показали, что они лежали рядом с нами.

– Ты не раз попадал в поле зрения российских силовиков. Чем отличаются полицейские и ОМОН в России и Беларуси?

– Белорусские силовики в этой ситуации повели себя как настоящие звери, ничего человеческого я в них не заметил. Сотрудники ОМОНа и милиции на Окрестина [ИВС в Минске] не считали нас вообще за людей, не считали, что у нас вообще есть какие-то права, и говорили, что мы достойны только смерти. С мусором на улице лучше обращаются.

Когда меня только привезли туда и жестоко избивали, у меня начался приступ мигрени [позже у Рогова диагностировали черепно-мозговую травму]. Я просил анальгетик, но вместо него получил дополнительные удары. Била то ли сама женщина-медработник, то ли кто-то по ее указке. Я был практически в бессознательном состоянии и ничего толком не видел. Но я до сих пор не понимаю, как человек, который давал клятву Гиппократа и призван лечить людей, так относится к человеческой жизни.

Были, конечно, исключения — молодые ребята, которые только пришли в милицию: у них отношение к гражданам России и своим гражданам совсем не такое.

Следы избиений

Следы избиений. Фото Sota Vision

– А как к тебе относились белорусские чиновники?

– Единственный, с кем я общался, человек из Министерства иностранных дел Белоруссии, был, конечно, лояльнее ко мне. Но его охранники вели себя довольно жестко. Перед тем как я подписал документы о депортации, они пару раз ударили меня по спине, потому что я посмел отвернуться в сторону от стены, возле которой стоял с закованными [в наручники] руками.

– Как сейчас твое самочувствие и какие ощущения? Чувствуешь ли себя в безопасности в России?

– Я более или менее иду на поправку. У меня продолжает болеть голова и все тело [интервью пришлось прерывать из-за головной боли Рогова], но это не сравнится с тем, что я испытывал вообще там [в Минске].

Я был в Москве на одной из акций солидарности в поддержку белорусских граждан, я не заметил никакой жестокости от наших силовиков. Я не знаю, то ли это была указка свыше «не трогать» – вроде как нашего государства это не касается, – то ли что-то еще. В России я чувствую себя в относительной безопасности – намного лучше, чем в Белоруссии. Но не знаю, не объявят ли меня, например, в розыск, как это сделали с создателем Telegram-канала Nextа. На самом деле, это тоже очень страшно. 

– Что скажешь о действиях российского посольства?

– Я безмерно им благодарен. Они четко и профессионально выполнили свою работу. Если бы у нас все чиновники в России делали так свою работу, у нас страна была бы на порядок лучше. Ребята просто невероятные.


В ночь с 9 на 10 августа в Беларуси начались массовые протесты против результатов президентских выборов, согласно которым действующий президент Александр Лукашенко победил, набрав более 80% голосов. Во время протестов пропали два российских журналиста — Максим Солопов и Семён Пегов. Еще трое пострадали от действий милиции и ОМОНа.

«Открытая Россия» — общественно-политическое движение, созданное по инициативе Михаила Ходорковского в 2001 году. В 2014 году, после освобождения Ходорковского из колонии, работа движения была возобновлена. В России власти преследуют активистов движения как представителей одноименной нежелательной британской организации.

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Тюрьмы

Протесты в Беларуси

Открытая Россия

Мордовия

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности