«Сталкер — не рыцарь». Как защититься от назойливого преследования с помощью онлайн-квеста · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

«Сталкер — не рыцарь». Как защититься от назойливого преследования с помощью онлайн-квеста

Евгения Сибирцева
Коллаж Кирилла Шейна

Студия Noesis в Петербурге выпустила квест, который поможет жертвам сталкинга, их знакомым и родственникам. Об игре и о том, почему ее темой стал сталкинг, «7x7» рассказал менеджер проекта Николай Овчинников. А о том, как не стать жертвой сталкинга вне игры, «7x7» спросил у руководителя Института недискриминационных гендерных отношений «Кризисный центр для женщин» Елены Болюбах, которая консультировала разработчиков квеста.

Об игре «Полина против сталкера»

«Полина против сталкера» - это игровой мини-сериал. Каждый эпизод занимает максимум 15–20 минут — можно играть даже в метро. 

По сюжету игры героиня столкнулась с назойливым вниманием молодого человека, и ее подруга помогает ей выпутаться из связанных с этим неприятных ситуаций. Квест основан на реальных историях, в которых может оказаться любой человек. Менеджер проекта Николай Овчинников рассказал «7x7», что они решили разработать такой квест, потому что об этой проблеме мало кто говорит:

- Хотя на самом деле, чтобы найти человека, которому шлют десятки сообщений или караулят у подъезда, надоедают, достаточно поспрашивать своих друзей. Мы провели такой опрос, и столкнувшихся со сталкингом оказалось немало.

С помощью игры сотрудники студии Noesis хотели не только рассказать о проблеме сталкинга, но и объяснить, как себя вести, когда тебя или твоих родных преследуют, поэтому в квест добавлены элементы обучения. Многим людям сложно отличить ухаживания от преследования, и они не знают, что столкнулись со сталкингом:

- Есть такой идиотский стереотип: он гоняется за тобой — значит любит, мол, надо понять и простить. На самом деле нет. Переступить этот стереотип очень сложно. Нередко сталкинг начинается с вала сообщений (в соцсетях, СМС), потом человек начинает караулить жертву у подъезда, следить, взламывать аккаунты. Более жесткие моменты мы в игру не вставляли по этическим соображениям, - пояснил Николай Овчинников.

Чтобы игра была как можно более правдоподобной, студия Noesis привлекла к ее созданию специалистов Института недискриминационных гендерных отношений «Кризисный центр для женщин» в Петербурге.

- Хотя мы и брали элементы сюжета из реальных историй, нам хотелось, чтобы игра была максимально этичной и чтобы в ней не было неприятных триггеров для тех, кто играет. Мы не можем выпускать такие проекты без экспертизы специалистов: никто лучше них не знает, как справиться со сталкингом и как помочь тем, кто с ним столкнулся.

В этом разработчикам помогла руководитель Кризисного центра для женщин Елена Болюбах.

Скриншот эпизода игры

Скриншот эпизода игры

О стереотипах в обществе и способах защиты от сталкинга

Елена Болюбах консультировала разработчиков игры по психологии поведения героев, чтобы их действия соответствовали реальности. Она рассказала «7x7», что жертвы сталкинга часто не обращаются за помощью или делают это слишком поздно. Из-за стереотипов, сложившихся в обществе, как мужчины, так и женщины иногда принимают сталкинг за ухаживания:

- Например, девушка с молодым человеком познакомились и сходили на свидание, после чего девушка решает, что не хочет развития отношений, и говорит или пишет ему об этом. А он этого не понимает и продолжает ходить за ней, звонить, писать. По опыту кризисного центра могу сказать, что обращающиеся к нам девушки рассказывают: «Я уже как только не говорила ему „нет“, а ему все равно кажется, что я его так просто подбадриваю». Здесь играют роль наши условные культурные нормы и стереотипы, скажем так, «мужчина должен добиваться женщину».

Похожая ситуация в России была с домашним насилием:

- Мы очень долго «ломали» стереотип, что домашнее насилие — это только когда уже, условно, сломаны ребра. На самом деле насилие начинается со слова, никто никогда никого сразу не бьет. Так и со сталкингом, он бывает разный.

В Кризисном центре для женщин сталкинг как отдельное явление стали выделять примерно два года назад, когда его сотрудники познакомились с практикой коллег из Германии и их проектом «Стоп-сталкинг». На самом деле сталкинг существовал и раньше. Отличие лишь в том, что в XXI веке у сталкеров появились новые методы, например шантаж интимными отфотошопленными фотографиями. Были случаи, когда девушки блокировали преследователя во всех аккаунтах в соцсетях, но тот присылал сообщения через приложение банка онлайн. Елена Болюбах рассказала о ситуации, когда женщина получила 138 сообщений за неделю (преследователь каждый раз отправлял рубль и писал). Преследование может сопровождаться угрозами как самой девушке, так и ее близким.

- Часто родные жертвы и ее подруги не воспринимают сталкинг как реальную угрозу. Их реакция: «Да ладно тебе, пускай пишет». А когда на такое преследование не обращают внимания, оно может перейти в более жесткие действия.

Именно жестокость преследователей, к которой они в итоге прибегали, не добившись своего, привлекла внимание к этой проблеме. О сталкинге стали говорить после нескольких историй, которые закончились убийствами жертв.

Чтобы не доводить проблему до крайностей, когда уже требуется вмешательство полиции, важно, чтобы друзья, знакомые и коллеги жертв тоже понимали, с чем имеют дело:

- Если девушку начинают преследовать, к этому могут негативно отнестись на ее работе. Понятно, что сотрудникам компании будет неприятно, если в их офисе постоянно стоит какой-то человек. Девушку просят с этим что-то сделать, она не может. В нашей практике был случай, когда за это уволили саму девушку.

Елена Болюбах рассказала, что женщины стали обращаться на горячую линию их центра тогда, когда о сталкинге в России заговорили как о проблеме, года три-четыре назад. Обычно сталкеры — это мужчины, но иногда ими могут быть и девушки. Объединяет их то, что эти люди не понимают слова «нет».

- У нас в стране нет отчетливо сформированной культуры согласия. Важно, чтобы человек понимал, что нет — это нет. Есть такой миф, что сталкер — это рыцарь. Это не так.

По словам Елены Болюбах, исторически в России сложилось популярное мнение, что настойчиво добиваться девушки — значит показывать, как ее любят. Из-за этого многие жертвы сталкеров не обращаются за помощью, считая, что не происходит ничего недопустимого, или просят помощи уже тогда, когда дело доходит до угроз со стороны преследователя.

- Нужно максимально последовательно говорить «нет». Иногда пострадавшие под давлением этих мифов и культурных норм вынуждены невольно потакать преследователям. Некоторые девушки приходят к нам и рассказывают «Вы знаете, меня никто никогда так не любил». Многие также говорят: «Отношения с ним мне не нужны, но подарки мне приятны». Если вы столкнулись с проявлениями сталкинга, тут важно постараться быть честными самим с собой и отрефлексировать как можно раньше, что эти подарки дарят не ради подарков, а ради контроля над вами, чтобы добиться отношений. Если вы не хотите этих отношений, важно последовательно отвечать «нет» на каждое его сообщение, - рекомендует Елена Болюбах.

 

Евгения Сибирцева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Права человека

Интернет

Общество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных