«Хранитель улицы Щедрина». В Рязани скончался один из старейших градозащитников России · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Рязанская область
  1. article
  2. Рязанская область

«Хранитель улицы Щедрина». В Рязани скончался один из старейших градозащитников России

Екатерина Вулих
Анатолий Турбин
Фото Екатерины Вулих

12 июля в Рязани похоронили 90-летнего градозащитника Анатолия Турбина, который родился в одном из домов усадьбы Петра Попова на улице Щедрина и последние 30 лет своей жизни добивался государственной охраны для комплекса. Он скончался через три месяца после получения документов, подтверждающих охранные обязательства государства по отношению к усадьбе. Каким запомнится рязанцам Анатолий Турбин и что важного он сделал для города — в обзоре «7x7».

«Ушел вслед за вековым вязом»

Старейший житель усадьбы Попова Анатолий Турбин, который до 90-летия проводил экскурсии по дому №21 и саду с надворными постройками, всегда упоминал старинный вяз. Его корни проросли под фундамент дома, в котором жил Турбин, крона нависала над крышей дома №19. По словам Турбина, он помнил это дерево еще совсем молодым и стройным. Во время шквального ветра 27 июня вяз сломался: корни повредили фундамент и нижнюю часть дома Турбина, ветви разбили крышу-бочку соседнего дома. К тому времени Анатолий Иванович несколько месяцев не выходил из дома из-за плохого самочувствия, за ним ухаживали родственники и соседи. Он скончался 10 июля. Градозащитник Игорь Кочетков сообщил в социальных сетях время и место прощания, заметив: «Анатолий Иванович ушел вслед за вековым вязом, подпиравшим его дом». Рязанцы в комментариях назвали старейшего градозащитника «хранителем усадьбы» и «хранителем улицы Щедрина», отметили, «что он вместе с домом был единым целым» и что именно «на таких людях Россия стоит».

Упавший вяз повредил крышу дома №19

Упавший вяз повредил крышу дома №19

Состоящая из трех домов №№ 19, 21 и 23 с надворными постройками усадьба была построена на рубеже XIX–XX столетий, в 1915 году двоюродный брат создателя радио Александра Попова строитель Московско-Рязанской железной дороги Петр Попов выкупил два дома у генерала Ивана Соболева. Он отдал их в приданое дочери Софье, которая после замужества стала Григоревской. После 1917 года усадьбу изъяли из собственности, семью Григоревских оставили в трехкомнатной квартире дома №23.

Во время строительства элитного восьмиэтажного особняка (д. 15, корп. 1 по ул. Салтыкова-Щедрина) крупный застройщик «Северная компания» забрал часть земли за домом №19 для организации детской площадки, рабочие скидывали стройматериалы прямо на надворные постройки усадьбы. К моменту сдачи дома в эксплуатацию в 2007 году строители наполовину уничтожили амбар с сохранившимися глубокими «ледниками» — погребами для хранения мяса и продуктов.

К 2015 году несколько квартир и часть земли оказались в собственности родственницы одного из совладельцев «Северной компании», которая сдает жилье гастарбайтерам.

Коренной рязанец, настоящий интеллигент, старейший градозащитник

Попрощаться с Анатолием Турбиным пришло не больше 30 человек. Как заметила рязанский режиссер-документалист Марина Сидоренко, «Анатолий Иванович жил скромно, тихо делал свое дело, так же тихо и ушел». Не было торжественных речей, только Сидоренко и Кочетков произнесли слова благодарности за сохранение усадьбы и пример стойкости и мужества в борьбе с чиновниками за историческое наследие родного города.

— Анатолий Иванович — удивительный человек, потому что сейчас таких людей, истинно интеллигентных, уже почти не осталось. Это проявляется в доброте удивительной, желании прийти на помощь, если ты чем-то можешь помочь и даже если не можешь, а стараешься все равно что-то сделать. Это удивительно чистая русская речь, когда нет слов-паразитов, когда светлый ум и человек всегда знает, что он хочет сказать, слушать его — одно удовольствие, — поделилась Сидоренко.

Турбин, по ее мнению, уверенный в своей правоте, «шел один против течения», потому что в Рязани осталось мало людей, отстаивающих право исторических домов на существование. Мало кто понимает, что они нужны, необходимы для коренных жителей. Сидоренко предложила установить на дом памятную доску с фамилией «хранителя», потому что «дом жив только благодаря тому, что жил здесь Анатолий Иванович Турбин».

Знакомый с Турбиным более 10 лет председатель рязанского отделения Всероссийского общества охраны истории и культуры (ВООПиК) Андрей Петруцкий назвал «хранителя усадьбы» очень смелым человеком, поскольку он воевал с «серьезными людьми, плевавшими на законы»:

— Турбин с 80-х годов боролся за этот дом с «Северной компанией», которая скупала тут дома. Возьми сейчас людей, которые продали квартиры [в исторически ценных домах], которые продали свою историю, а Турбин не продал свою квартиру. Это и спасло этот дом. Потому что были такие глухие времена, что тут все скупили бы и снесли либо сожгли бы. Фактически это была война — война с культурным наследием, с памятью, с русской культурой.

Игорь Кочетков назвал Турбина старейшим градозащитником, который испытал на себе издевательства чиновников: они постоянно лгали ему в переписке и «гоняли по кругу». Когда в конце прошлого века Турбин стал доказывать историческую ценность усадьбы, не было интернета и такой возможности донести до общественности «непрошибаемость» госслужащих, была только его убежденность в своей правоте и сотни листов переписки, до сих пор сохранившихся свернутыми в трубочки.

— Это беспрецедентный пример мужества, последовательности и несгибаемости ни перед какими-то деньгами, ни перед какими-то «братками» 90-х. Он показывал свою переписку с чиновниками начиная с конца 80-х годов, и мы видим пример равнодушия и подлости. Когда Анатолий Иванович жаловался, что снесли половину дома №19, ему отвечали, что он не имеет исторической ценности, что это новодел. Это наглая ложь. Он сталкивался с этим постоянно, но не отчаивался, — рассказал Кочетков.

Он пояснил, что сейчас первоочередная задача рязанского ВООПИиК — заставить собственника дома №19 выполнить охранные обязательства и отреставрировать крышу, а жилищно-управляющую компанию №19 и Фонд капремонта — привести в порядок поврежденные упавшим деревом фундамент и часть стены дома, в котором жил Турбин.

Анатолия Ивановича похоронили на Старообрядческом кладбище, в двух шагах от Успенской церкви.

Екатерина Вулих, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Рязанская область

События

Рязань

Градозащита

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных