Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
Собирается ежемесячно 20 209 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
Евгений Малышев, Екатерина Малышева
  1. article
  2. Пензенская область

«До сих пор не знаем, за что Вовка погиб». Как живет село Чемодановка под Пензой спустя год после массовой драки русских и цыган

Евгений Малышев, Екатерина Малышева
Коллаж Марии Старцевой, фото Евгения Малышева

В июне 2019 года о селе Чемодановка в 20 километрах от Пензы узнал весь мир: в массовой драке цыган и русских погиб 33-летний сельчанин, бывший пограничник Владимир Грушин. После этого русские жители села перекрыли федеральную трассу и потребовали навсегда выселить цыган. Еще через несколько дней по решению суда были арестованы 28 цыган, а их жены с детьми и другие цыганские семьи надолго покинули свои дома. Что изменилось в Чемодановке, как живут русские и цыгане через год после конфликта – в репортаже «7х7».

 «Какие поминки на тысячу рублей?»

Чемодановка — большое село вдоль федеральной трассы М-5: здесь живут около шести тысяч человек, есть частные дома и многоэтажки, больница, школа, дом культуры и супермаркет. По официальным данным, в самой Чемодановке живут около 150 цыган, и еще 500 — в соседней деревне Лопатки, которая входит в Чемодановский сельсовет.

Первый поворот в Чемодановку с трассы налево — длинная, почти через все село улица Кузнецова. Теперь здесь новая асфальтированная дорога. На этой улице 13 июня 2019 года произошла массовая драка, в которой погиб Владимир Грушин, — по рассказам очевидцев, он ремонтировал машину, вышел посмотреть, что за шум на улице, и его просто "затоптали" в драке. Дом Грушиных недалеко от этого места, это старая изба с небольшим каменным пристроем, который начал и не успел доделать Владимир.  

Сейчас в этом доме живут только его мать и сестра с 12-летним сыном. С женой Владимира они не общаются. В середине мая, ровно за месяц до годовщины смерти Владимира, умер его слепой отец, который был прикован к инвалидной коляске. Две женщины с ребенком еле сводят концы с концами. Сестра Владимира Грушина Ольга работала на местном рынке, но из-за пандемии тот закрыт уже больше двух месяцев.

Галина Грушина, мать погибшего

Галина Грушина, мать погибшего

Мать Владимира Галина всю жизнь проработала на местной птицефабрике, сейчас на пенсии. После оплаты счетов ЖКХ и кредитов у нее остается тысяча рублей.

— Я живу на десяти тыщах. Даже дверь в доме не могу заменить. Он [сын] мне все говорил: «Мам, не расстраивайся, помогу я всем». А теперь ни траву покосить некому, ни дрова нарубить. Не только тяжело жить, а никуда не годная [жизнь], – говорит сквозь слезы Галина Грушина.

На днях к Грушиным приезжал участковый, спрашивал, будут ли собирать поминки на годовщину.

— Наверное, они [полиция] боятся цыган, что опять будет схватка, — предполагает Галина. — Мы когда девять дней в том году собирали, они [полиция] тоже приезжали, и на 40 дней. Катались отсюда до магазина и обратно. А теперь какие поминки я соберу на тыщу рублей? Закажу в церкви службу и все.

После того, как погиб Владимир Грушин, к его родным приезжал губернатор Иван Белозерцев. Семье помогли погасить кредит 400 тысяч рублей, который брали на имя сестры для достройки дома. Больше никакой помощи от властей, по словам женщин, не было, никто ими не интересовался.

— Да, тот кредит закрыл, врать не стану, — вспоминает Галина про губернатора. — А свой кредит на двести тыщ я скрыла, ничего не стала говорить. До сей поры его плачу — тоже ему [сыну] на стройку брала.

После трагедии сельчане помогали Грушиным, кто чем мог, сейчас помощи нет. Просить помощи, по их словам, — «это стыд и позор». «Ничего, как-нибудь мы о-бой-демся», — отчеканила Галина, но потом добавила: «А что, может и правда, [люди] помогут?»

Новые дороги и пункт полиции

Жители Чемодановки с гордостью рассказывают, что в прошлом году им отремонтировали сразу несколько дорог, провели артезианскую воду и уличное освещение.

Пресс-служба областного правительства в ответ на запрос «7х7» дополнила: в селе благоустроили несколько общественных и внутридворовых территорий, отремонтировали участковую больницу, а в 2021 году построят новую школу.

 
 
 
%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B5%20%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%B8%20%D0%B2%20%D0%A7%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B5Новые дороги в Чемодановке
%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9%20%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D0%BF%D1%83%D0%BD%D0%BA%D1%82%20%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B8Новый опорный пункт полиции

Больше всего чемодановцы рады опорному пункту полиции, который открыли через несколько дней после драки с цыганами. Из-за оптимизации системы УМВД его здесь не было с 2012 года. По данным МВД, статистика за последний год улучшилась. Сотрудники полиции зафиксировали в Чемодановке и Лопатках 54 преступления (половина из них — кражи), провели 15 сходов с жителями. Местные чиновники тоже занялись профилактикой межнациональных конфликтов — организовали 15 рабочих встреч с представителями национальных диаспор.

Цыгане вернулись в Чемодановку примерно через два месяца после массовой драки, в августе 2019 года. Русские жители вспоминают, что сначала назад приехали женщины, а потом и мужчины. Какое-то время на улицах дежурила полиция, открытых столкновений не было.

Большинство русских сельчан было против возвращения цыган. Нынешние отношения с ними они оценивают по-разному. Одни говорят, что ничего не поменялось: цыгане себя ведут, как и раньше. Другие заметили, что цыгане стали тише и порядочнее:

— Теперь они больно не ходют по улицам, как раньше, их и не видно особо. А то на машинах разъезжали, колеса земли не доставали, идут по центру, не уступят. Щас все [ездят] по обочинам, правила дорожного движения стали знать. Лучше стали себя в больницах вести, раньше двери пинком открывали и в очередях не стояли.

Чемодановцы, чьи дома стоят по соседству с цыганскими, общаются с цыганами по-прежнему:

Че ж мы, драться будем? Когда они [цыгане] только ушли, по селу ходили разговоры, что мы все гореть будем. Но они такие же люди, все хотят жить: они куда пойдут и зачем будут над нами что-то делать?

Осенью 2019 года в Чемодановке выбрали новую главу сельсовета — Жанну Николаенкову. Сельчане пока говорят про нее с осторожностью, что «она неплохая».

Заступая на новый пост, глава Чемодановки сказала, что активно участвовала в переговорах и будет и дальше «искать точки соприкосновения» русских и цыган.

— Цыгане здесь живут и жить будут, — приводило слова Николаенковой местное издание «Пенза-Онлайн» в день ее избрания главой сельсовета 22 ноября 2019 года. — Страна у нас большая, но почему-то они выбрали нас и не хотят из Лопаток [село в составе Чемодановки] уходить. Но с ними надо работать глубже в том плане, что наше русское население относится к ним более чем лояльно.

При подготовке этого материала связаться с Николаенковой журналистам «7х7» не удалось.

Дом, возле которого в 2019 году произошла драка

«Цыгане живут — и не прыгнешь»

Про цыган Грушины говорят неохотно. В отличие от соседок, они не считают, что за год отношения русских с цыганами хоть как-то изменились.

— Да, дороги у нас сделали, это все у всех на глазах, — говорит Галина. — А так больше ничего не сделано, потому что все кругом закупленные и деньгами задаренные. Любой знает, и вы, и я: у цыган деньги есть, а у меня нет.

Никто из цыган за год не приходил извиняться или предлагать помощь Грушиным. Галина уверена, что убийца ее сына находится среди тех, кто сидит в СИЗО под арестом, — об этом ей якобы сказали в местной полиции.

Ольга Грушина, сестра погибшего

Ольга Грушина, сестра погибшего

По словам сестры погибшего, ждать перемен или надеяться на власть спустя год бесполезно:

— Как жили они [цыгане] нагло, так и живут. Наглее даже стали — начали на телефон записывать нас, если начинаешь грубо разговаривать. Только когда скажешь им, что они брата моего убили и что у матери сына забрали, они замолкают. А на других они чхать хотели, в больнице также без очереди лезут.

За год до трагедии в Чемодановке, вспоминает Ольга, один из русских тоже пострадал от подростков-цыган. Сделал замечание, что они ломают качели, а те в ответ его сильно избили.

— Какие-то сопляшата его по голове сильно стукнули, изуродовали, он чудом остался жив. Я его видела: на нем не было лица, — говорит Ольга. — Подавали заявление [в полицию], их [цыган] искали, но, видимо, хорошо спрятали в табор — и все, «табор уходит в небо». Потом через год вот нашего Вову добили. Не дай бог к нам теперь придут на разборки, а нас осталось — я, мама и ребенок.

В региональном УМВД «7х7» подтвердили, что в полицию обращался избитый житель Бессоновского района. Нападавший получил административный арест на 10 суток.

Грушины считают, что суды над цыганами, убившими Владимира, будут формальными, и им удастся получить минимальное наказание.

— Я не хочу на них [цыган] даже глядеть, — подытоживает разговор Галина. — За что Вовка у меня погиб? До сих пор не знаем. И что это за власть тогда такая? Делайте законы, чтобы их [цыган] убирали. А они живут, и не прыгнешь. Я одно думаю: выгонять надо цыган, и все. Но их не выгнать, они отсидят, а сына у меня не поднять.

Получить комментарии цыган из Чемодановки и Лопаток корреспондентам «7х7» не удалось. Местный цыганский барон Николай Иванов, который давал интервью «7х7» после конфликта в 2019 году, недавно умер. Когда корреспонденты «7х7» приехали в Чемодановку, на въезде в Лопатки собралось несколько десятков цыган, но они отказались что-либо говорить и запретили себя снимать на видеокамеру.

«Не хотят повторения этой истории»

Власти Пензенской области с самого начала назвали конфликт бытовым, местные жители были уверены, что драка с цыганами носила межнациональный характер.

О выселении цыган нет однозначной информации. Глава сельсовета Чемодановки Сергей Фадеев 17 июня 2019 года заверил, что всех цыган принудительно выселили в Волгоградскую область. После того как СК и прокуратура заявили, что это незаконно, пресс-служба губернатора сообщила, что 100 цыганских семей уехали сами. В УМВД по Пензенской области подтвердили, что эвакуации местных жителей не было, люди сами решили покинуть свои дома. Бежавшие в Астраханскую область цыгане говорили, что пытались уехать на своих машинах, но с полдороги их вернули, привезли в отделение полиции Пензы, отобрали телефоны и заставили сказать на камеру, что они уезжают добровольно. После этого им дали автобус до Волгограда, а там пересадили на автобус до Астраханской области.

19 мая 2020 года в Пензе начался судебный процесс по делу о массовой драке в Чемодановке. На скамье подсудимых 28 цыган. Их защищают 32 адвоката. По данным пресс-службы Пензенского областного суда, в процессе задействовано около ста участников.

Бывшее здание УВД, где идут суды над цыганами

Бывшее здание УВД, где идут суды над цыганами

Из-за режима самоизоляции заседания отложили сначала до 3 июня, а потом до 16 июня. Журналистов и слушателей в суд не пустили.

— Увы, это [что отказались общаться с журналистами] типичное поведение цыган в подобных случаях, — говорит эксперт антидискриминационного центра «Мемориала» Сергей Михеев, который занимается проблемой ромов («европейских» цыган) и приезжал в Чемодановку в 2017 году. — Они очень пугливый народ, и как только чувствуют опасность, сразу прячутся. Еще они боятся, что информация будет преподнесена в искаженном виде. После прошлогоднего инцидента большинство СМИ пишет о цыганах либо как об инициаторах конфликта, либо как-то очерняют их — что они воруют или торгуют наркотиками. Из этого складывается негативный образ всех цыган, а не отдельных людей, виновных в тех или иных деяниях.

Сергей Киреев

Сергей Киреев

Протестантский пастор и член совета по взаимодействию с религиозными объединениями Пензы Сергей Киреев знаком с чемодановскими цыганами больше четырех лет. При пензенской церкви каждое воскресенье проходят богослужения специально для цыган Чемодановки и работает воскресная школа. В протестантской общине около 50 цыган: и взрослые, и дети. Эти цыгане, уверяет Сергей Киреев, не воруют, не пьют и не торгуют наркотиками. Некоторые цыганки из общины сейчас работают уборщицами, красят столбы и чистят дороги. После конфликта, по его словам, еще больше цыган пошли работать и повели детей в школу. Они не хотят общаться с журналистами, чтобы не бередить прошлое. После драки они сбежали, а когда вернулись, у некоторых были разграблены дома. Теперь им заново нужно восстанавливать хозяйство.

— Они воспринимают это в какой-то мере так: все прошло, слава богу, давайте жить дальше и к этому не возвращаться. За год цыганами начали как-то заниматься, в их домах проверили электропроводку и счетчики на расход электричества, — говорит пастор. — Но изменилась не только инфраструктура. По крайней мере, когда приезжаешь в Чемодановку, уже не страшно. Видно, что конфликт немножко себя пережил. Люди помнят то страшное, что случилось. Покинуть свои дома и несколько месяцев буквально скитаться... На мой взгляд, ни цыгане, ни русские не хотят повторения этой истории.

 

Евгений Малышев, Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
светлана.
10 июн 18:23

заметка ни о чём.

Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Пензенская область

Полиция

Истории

Общество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности