Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область
  1. article
  2. Рязанская область

«Все протесты были мирными». История рязанского дальнобойщика Алексея Борисова, который боролся против системы «Платон», а теперь «задолжал» государству десятки миллионов рублей

Екатерина Вулих
Алексей Борисов
Фото Екатерины Вулих

Рязанский водитель большегруза Алексей Борисов «задолжал» государству более 75,5 млн руб. — суд наложил на его счета арест по делу об отмывании денег Фондом борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального. Еще на 200 тыс. руб. Борисова оштрафовали за якобы участие в «Русском марше» 2017 года. Все, что зарабатывает дальнобойщик, списывается в счет долга. «7х7» публикует монолог Борисова о запрете на любое сопротивление, об уничтожении честного предпринимательства и новых законах.

 
Что нужно знать про Борисова

Сколько и за что «задолжал» государству

— С 2016 года я участвовал в акциях протеста против введения системы «Платон» (дополнительных платежей с большегрузов), против повышения пенсионного возраста, коррупции, партии «Единая Россия», несправедливого приговора по делу «Сети»* и других. Случалось, что с меня брали письменные объяснения по поводу участия в этих пикетах и митингах, но никаких санкций не было. Сейчас оказалось, что я «задолжал» государству 75,5 миллионов и 200 тысяч рублей за то, чего я не совершал и даже не мог совершить.

Сотрудники ДПС остановили Борисова на дороге к рязанскому кожзаводу 24 августа 2017 года. В этот день туда прилетал Владимир Путин

К середине апреля внезапно выяснилось, что к судебным приставам пришел исполнительный лист на 200 тысяч рублей — это штраф по легендарной административной статье 20.2 [«Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»], по которой меня осудили якобы за участие в «Русском марше» 2017 года. Я в нем не участвовал: мне не близки националистические идеи, и я даже при желании не успел бы в нем поучаствовать, потому что к моменту моего появления в Люблине акция закончилась.

Я был за ограждением, омоновцы схватили одного парня и потащили, у него голова по асфальту «чиркала» и подпрыгивала. Рванул к ним, крикнул: «Что же вы делаете?!» И меня тоже — за шиворот и в автозак. На суде показали, что я выкрикивал лозунги, размахивал флагом — присудили штраф в 200 тысяч рублей. Мы с правозащитником Ириной Яценко попытались оспорить, подали апелляционное заявление, приехали в Басманный суд, но заседание перенесли на неопределенный срок. Больше никаких известий из суда не было. Спустя два с половиной года — судебный иск.

Я понимаю, что в наших судах невозможно доказать свою невиновность, но мне даже не дали такой возможности — сказать о том, что обвинение от первого до последнего слова лживо.

В сентябре 2019 года в поисках миллионов Фонда борьбы с коррупцией Навального в квартирах моих матери и жены провели обыски, в тот же день наложили арест на 75 миллионов рублей на кредитный счет и карту. С нее я оплачивал кредит за грузовик — старый совсем развалился, пришлось взять тоже старый, но зарубежного производства. Сначала я не воспринял серьезно этот «долг», ведь мне пришлось бы выплачивать его больше 600 лет. Потом понял, что это неразрешимая проблема: я не смог оплачивать кредит. С сентября прошлого года до нового года я исправно кидал на нее ежемесячный платеж, но мне приходили сообщения, что я ничего не плачу, мой долг растет. Поговорил с «Почта Банком», оказалось, что мои деньги просто «зависают» и банк их не может забрать. То есть у меня отобрали возможность быть ответственным заемщиком и выплачивать кредит. В итоге многочисленных переговоров мне предложили выплатить весь долг сразу и наличными — то ли привычное издевательство, то ли еще одна неудачная шутка.

В апреле 2020 года юристы ФБК направили в ЕСПЧ больше 80 жалоб на обыски по делу об отмывании денег и аресты счетов сотрудников ФБК, жертвователей и просто сторонников Навального. Я не обращался по этому делу к правозащитникам. Мне кажется, они сейчас перегружены — они пытаются вытащить из тюрем невиновных людей, а я нахожусь на свободе.

Государство и протесты

— Все протесты, в которых я участвовал, были мирными. Мы с единомышленниками требовали социальной справедливости: прекратить «гнобить» простых работяг — перевозчиков и дальнобойщиков, отменить решение о повышении пенсионного возраста, ведь люди и так не доживают до пенсии, вместе со сторонниками Навального я протестовал против несменяемости власти. Я не считал и не считаю себя серьезным «бунтарем», я просто требовал нормальных условий для жизни людей. Нас особо не «прессовали».

16 июня 2018 года, одиночный пикет против пенсионной реформы

Теперь понимаю: сделали бы мы сейчас нечто подобное [протесты дальнобойщиков в апреле 2017 года], нас бы уже через 10 минут «упаковали» и «пришили» какой-нибудь «экстремизм». А тогда с нами не знали, что делать. Дальнобойщики из других регионов стояли в протесте в Химках, а я собрал нескольких соратников, и мы встали возле «Премьера» [торгово-развлекательный центр на Московском шоссе], так начальник рязанского ГИБДД умолял меня чуть ли не на коленях убрать наши машины с плакатами или хотя бы передвинуть подальше от дороги. В марте 2017 года несколько грузовиков стояли в «молчаливом протесте» возле Дягилевского поста ГИБДД — сейчас такого не допустили бы. Тогда они были не готовы к такому. А сейчас все гайки закручены до предела.

Рязанские перевозчики присоединились ко всероссийской стачке против системы "Платон" 27 марта 2017 года

Еще пару лет назад было заметно, что даже рязанским полицейским не хотелось заводить административные дела по дутым поводам. Осенью 2018 года в отделе полиции Московского района на меня завели административку за участие в одиночном пикете во время митинга коммунистов против повышения пенсионного возраста. Я стоял с плакатами один, на большом расстоянии от митингующих, но какой-то пожилой коммунист подошел ко мне с плакатом. Соглядатаи тут же это зафиксировали и сочли нарушением проведения одиночного пикета. Меня вызывали для дачи показаний, но дело развалилось. Хотя, может быть, когда-нибудь и вплывет, как это случилось с делом о моем якобы участии в «Русском марше».

«Теперь мне нечего терять»

— Штрафами и долгами меня обложили так, что я больше не могу заработать на еду и на семью ни копейки. По своему кредиту, который мне не позволяют выплатить, я задолжал вместе с пенями и штрафами почти 800 тысяч рублей, плюс пресловутые миллионы по делу ФБК, плюс 200 тысяч рублей штрафа. Из-за этого штрафа у меня заблокированы две карты «Сбербанка». Банки я считаю соучастниками в этом уничтожении меня как законопослушного гражданина.

Я работал через свое ИП, все счета, все налоги проходили через счет индивидуального предпринимателя. Плюсом я платил бухгалтеру.

То есть несмотря на все дикие поборы с малых предпринимателей я честно все выплачивал. Больше не буду этого делать: закрою ИП и стану искать возможности нелегального заработка. К этому вынуждает государство, это не мое личное решение.

У меня не осталось выхода, мне нечего больше терять. Доходы перевозчиков сильно упали, почти всю зиму работы не было. Заказчики разоряются, а цены на перевозки не повышались лет шесть или больше.

После таких карательных мер я в любом случае не заплатил бы этому государству ни копейки. Я просто подумал: а кому ушли все эти налоги? Зачем их собирают в «общий котел», для чего и для кого нужен стабфонд, если он еще существует? Страну накрыла настоящая проблема — коронавирус, из-за которого многие сидят дома и не работают, ничего не получают от работодателя вопреки обещаниям Путина. Народ получил хоть часть этих налогов для поддержания штанов? Нет. Народ получил штрафы. То есть государство действует в чрезвычайной ситуации так же, как и действовало все эти годы: кнут и поборы, поборы и задержания. Я не могу бесконечно платить тем, кто бесконечно меня штрафует без причины и не дает вздохнуть свободно.

О пьяном Ельцине и либералах

— Если где-то в Сети появляется слово «либерал», то его начинают склонять на все лады: «либерасты», «либерня». Наш народ привык мыслить образами: либерал — это падающий с моста пьяный Ельцин, фашист — это немец в каске, расстреливающий детей. Но это совсем не так. Либерализм — это незыблемость прав и свобод человека, это неукоснительное соблюдение Конституции, которую решили поменять. Это права человека, соблюдение которых гарантирует государство. Это и обязанности, которые народ исполняет в полной мере, но с правами как-то не задалось. Мы лечимся за свой счет, мы учим детей при помощи репетиторов, мы сами скидываемся на благоустройство скверов, мы за свой счет защищаем свои права, мы давно отделены от государства. Оно нас отсекло от себя. При этом я уже не столько виню в этом Путина, сколько нас самих: мы позволили им сесть нам на шею.

Кто смеется над либерализмом и старается очернить это течение — это те, кто постоянно говорит о сильном лидере, величии страны и еще добавляет «можем повторить».

Антилиберализм, отрицание демократии и прав человека — один из признаков фашизма, это не я сказал, а Эрнст Нольте [немецкий историк и философ, исследователь фашизма]. Он же среди признаков фашизма назвал однопартийность и вождизм, подавление любого инакомыслия любыми способами.

Про новые законы и мышей

— Какие законы или законопроекты мы увидели в последние месяцы? Федеральная служба охраны получила возможность применять боевую технику, полиция — вскрывать автомобили, проникать в жилье, применять оружие при малейшем подозрении на попытку напасть на полицейского. МВД решило приравнять любую несанкционированную акцию к экстремизму — то есть сделать административное правонарушение уголовным преступлением. Против кого они собираются направить всю эту боевую технику и применять оружие? Мы где живем — в стране, в которой на каждом шагу подстерегают какие-то бандформирования, с которыми только при помощи боевой техники можно справиться? Или это подготовка к голодным бунтам, которые могут начаться из-за коронавирусной безработицы и безденежья?

Сейчас, во время пандемии, Росгвардии зачем-то понадобилось закупить 57,5 тысяч ручных гранат, почти 13 тысяч перцовых баллончиков, плюс к этому Путин сам попросил Золотова [глава Росгвардии Виктор Золотов] оформить заявку на приобретение спецтехники.

Все тот же вопрос: против кого они так вооружились? Мне кажется, у нас почти не осталось времени, чтобы все это изменить, чтобы вернуть жизнь в мирное русло — без гранат и спецтехники, которую направят на нас в случае любого мирного протеста.

Я предлагаю каждому отвернуться от телевизора, посмотреть в окно и задуматься, что реально происходит. Каждый может повлиять на происходящее, например проголосовать против изменения Конституции, которое позволит одному известному человеку править пожизненно, которое позволит не исполнять решения Европейского суда по правам человека, — это единственная надежда на справедливость, которая осталась у незаконно осужденных в российских судах.

Прекращу ли я открыто выступать против режима? Думаю, наоборот, активизируюсь. Даже самая маленькая мышка будет сопротивляться, если ее загнать в угол. Думаю, эта коронавирусная изоляция всем даст понять, что они и есть эти самые мышки.

Екатерина Вулих, «7х7»

Комментарии (5)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Ну а что же другие дальнобойщики?
Где их профсоюз?

Зöрян-язычник
21 май 21:49

Игорь Аркадьевич Ротенберг родился 9 мая 1973 года в Ленинграде в семье Аркадия Романовича Ротенберга.
Игорь Ротенберг является совладельцем компаний:
ООО «РТ Инвест транспортные системы» (Платон) (Название «Платон» является сокращением от словосочетания «плата за тонны[1]».)
По версии Forbes в 2018 году занял 95-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России с состоянием 1,1 млрд долларов.

Я тоже "должен" эти 75 миллионов.

ни чего не понял, если он беден и всем должен, откуда на его счетах арестованные 75 млн?

Розанову
27 май 15:54

Это не для холопского ума казака задачка.

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово