СК уличил мэрию Пензы в фальсификации при выселении пенсионерки из старинного особняка. Заключение о признании дома аварийным напечатано «как будто вчера» · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
  1. article
  2. Пензенская область

СК уличил мэрию Пензы в фальсификации при выселении пенсионерки из старинного особняка. Заключение о признании дома аварийным напечатано «как будто вчера»

Евгений Малышев
Особняк, в котором живет Лидия Шевченко
Фото Евгения Малышева

Пензенская пенсионерка Лидия Шевченко несколько лет борется за право жить в старинном особняке в центре Пензы. Мэрия ссылается на решение суда, по которому пенсионерка может претендовать только на комнату площадью 27 квадратных метров. Но даже это решение не исполняется с 2002 года. В 2018 году власти через суд добились выселения Шевченко из особняка на основании признания его аварийным. Спустя два года следственное управление СК по Пензенской области нашло признаки фальсификации в заключении чиновников: при рассмотрении встречного иска пенсионерки судья обратила внимание, что документ от 2008 года напечатан «как будто вчера».

Дом, который выжил

По мнению пензенского градозащитника Михаила Кирикова, двухэтажный кирпичный особняк на улице Максима Горького, в котором живет 81-летняя пенсионерка Лидия Шевченко, был построен чуть более 100 лет назад. Об этом свидетельствуют сохранившиеся элементы декора.

— На фасаде второго этажа мы видим так называемые каннелюры, или имитацию колонн, — объяснил Кириков «7х7». — Эти колонны как бы высечены в кирпичной кладке, что было присуще стилю модерн. Так мы можем установить, что здание было построено в начале ХХ века.

Михаил Кириков

Михаил Кириков

В царские времена кирпичный особняк входил в состав усадьбы мещанина Холмогорова. Запись об этом сохранилась в дореволюционной окладной книге. Рядом стояли два деревянных дома, в одном из них проживал купец Николаев, который занимался рыбной торговлей и не пожалел денег на шикарное декоративное убранство. К примеру, деревянные наличники дома были оформлены под рыбью чешую. Дом купца Николаева попал под бульдозер в 2011 году, когда началась точечная застройка исторического квартала в центре Пензы. Теперь на его месте стоит девятиэтажка, а на месте деревянного дома с мезонином — парковка.

Кирпичный особняк, в котором живет Лидия Шевченко, хотели снести еще при советской власти. После революции его разделили на три десятка коммунальных квартир и должным образом не ухаживали за ним. Поэтому к концу 80-х годов степень износа здания превысила 75%, его признали аварийным и стали готовить к расселению. Семья Лидии Шевченко проживала здесь с 1971 года в комнате площадью 27 м². Новой квартиры для Шевченко не нашлось.

В 90-е годы Лидия Шевченко поняла, что ждать очереди на жилье придется очень долго. Так было принято решение своими силами восстановить старый дом. Поменяли крышу, вставили окна и двери, перестелили полы, завели газ, канализацию и водопровод. В декабре 1993 года БТИ выдало семье Шевченко технический паспорт на весь дом площадью 295 м², поскольку они на тот момент были единственными обитателями здания.

Борьба за стены

Противостояние с городской властью началось в 2000-е годы, когда Лидия Шевченко попыталась приватизировать особняк. Для этого ей пришлось пойти в суд. Представители мэрии в процессе заявляли, что семье Шевченко принадлежит только комната площадью 27 м², суд согласился с этими доводами и признал за пенсионеркой право собственности на эту жилплощадь. Однако решение суда о приватизации комнаты не исполняется на протяжении 18 лет: весь дом и земля под ним по-прежнему числятся как муниципальная собственность. Вице-мэр Пензы Виталий Макаров сообщил «7х7», что решение суда не исполнено, поскольку «жительница данной квартиры имела намерение приватизировать весь многоквартирный дом по ул. М. Горького, 16».

В 2011 году рядом с особняком Лидии Шевченко началось строительство элитного девятиэтажного дома. Застройщиком выступило муниципальное предприятие, директор которого, Вадим Боринштейн, являлся депутатом Законодательного собрания. По мнению пенсионерки, городской власти срочно потребовалась ее земля, чтобы увеличить участок под многоквартирным домом до строительных нормативов.

 

— Когда сюда приехала строительная техника, я встала и говорю: «Не пущу! Это наш земельный участок!», — вспоминает Лидия Шевченко. — А прораб мне говорит, что мы здесь никто. Так я узнала, что за месяц до этого наш дом втихаря сняли с кадастрового учета и отрезали часть нашей земли.

Лидия Шевченко не стала сдаваться и продолжила борьбу с административной машиной. В ответ на это ей отключили сначала газ, потом — электричество. Формальной причиной для этого стала якобы скопившаяся задолженность. Лидия Шевченко говорит, что за все услуги платила исправно, однако суд отказался принимать ее встречный иск и квитанции об оплате. В общей сложности ей начислили долгов на 200 тыс. руб. Их взыскали с пенсии и гробовых накоплений.

Пенсионерка шесть лет жила без газа. К ее счастью, в доме сохранились печи, поэтому она отапливала его дровами. В 2015 году у Лидии Шевченко отключили электричество. Его не дали до сих пор.

— Живу как дворянка — в особняке и при свечах, — рассказала она «7х7». — Ночью хожу с подсвечником из двух свечей. Когда одна, зажигаю одну свечу. А когда у меня внучка в садик еще ходила и оставалась ночевать, мы зажигали две свечи, читали сказки.

«Мы этот дом не для мэрии восстанавливали»

В обмен на переезд городская власть предлагала Шевченко квартиру площадью 49 м² в микрорайоне Заря на окраине Пензы. Однако пенсионерка отказалась от этого варианта, потому что новые дома в этом микрорайоне, по ее словам, уже дали трещины.

— Да и для чего я должна уезжать из дома в центре Пензы? — задается вопросом Лидия Шевченко. — Чтобы потом тут построили еще одну высотку? Мы этот дом не для мэрии восстанавливали. И не для строительных компаний.

По словам вице-мэра Пензы Виталия Макарова, из-за невозможности договориться об условиях переезда мэрия обратилась в суд с иском о принудительном выселении граждан. В июле 2018 года этот иск был удовлетворен заочным решением Ленинского районного суда. Сама Лидия Шевченко на этом процессе отсутствовала: ее не известили о заседании. Поэтому она тоже пошла в суд с иском о пересмотре решения. Заседание по этому делу состоялось 19 февраля 2020 года.

На нем Лидия Шевченко узнала, что еще в ноябре 2008 года межведомственная комиссия признала ее дом аварийным и подлежащим сносу. В качестве доказательства представитель мэрии приобщил заключение комиссии.

При этом Лидия Шевченко и даже судья Татьяна Черненок обратили внимание, что заключение от 2008 года было напечатано «как будто вчера».

Кроме того, заключение с таким же номером и датой судья Черненок обнаружила в материалах дела от 2018 года, когда было вынесено решение о принудительном выселении семьи Шевченко. Однако в нем был указан совершенно другой адрес: ул. Максима Горького, 16а. В то время как Лидия Шевченко проживает в доме 16е.

— Мы сейчас фактически установили в судебном заседании, что представленное заключение межведомственной комиссии имеет существенное отличие от заключения с аналогичным номером и датой, которое хранится в материалах другого дела, — констатировала судья.

 
 
 

В этой связи она отменила решение о принудительном выселении семьи Шевченко и направила дело на пересмотр. А сотрудники Следственного комитета возбудили уголовное дело по факту фальсификации доказательств «неустановленным кругом лиц». Постановление об этом было подписано 10 апреля следователем Харланом, сообщила «7x7» Лидия Шевченко. Вице-мэр Виталий Макаров подтвердил «7х7», что уголовное дело возбуждено следственным отделом СУ СК РФ по Ленинскому району Пензы.

Следствие установило, что «в двух гражданских делах имеются два заключения межведомственной комиссии с одним номером, от одной даты, однако с разным содержанием». Дело возбуждено по части 1 статьи 303 УК РФ («Фальсификация доказательств»). По ней предусмотрено наказание до четырех месяцев ареста либо исправительные работы на срок до двух лет.


По оценке пензенского краеведа Александра Дворжанского, 80% старинных домов в городе исчезли. Государство охраняет в Пензе всего чуть более десятка исторических домов, которые входят в список объектов культурного наследия. Между тем в городе, по подсчетам гражданских активистов, десятки зданий, которые нуждаются в восстановлении: это старинная архитектурная среда и дома на улицах Гоголя, Старочеркасская, Революционная, Ключевского.

В июле 2019 года в Пензе стартовал первый межрегиональный фестиваль восстановления исторической среды «Том Сойер Фест». За лето его организаторы и участники обновили фасад дома со 120-летней историей по адресу: улица Красная, 12. В феврале-марте 2020 года активисты провели серию пикетов за их сохранение. Пять домов уже безвозвратно разрушены.

До конца 2020 года мэрия Пензы намеревалась снести 17 зданий по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. В ответе на запрос «7х7» от 7 апреля мэрия признала, что они «могут представлять культурную ценность для муниципалитета». Сейчас их снос временно приостановлен — чиновники прорабатывают механизм сохранения зданий за внебюджетный счет.

Евгений Малышев, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Я
7 май 20:15

И что толку? Кто понесет наказание? Неустановленный круг лиц? Хотя все все прекрасно знают и понимают. Ну и что? Кто против властьимущие попрет? СК? Да ладно! Они тявкают только с разрешения. Это не первое и не последнее дело, которое закончится ничем. Жирные путирасты правят бал в стране и нет против них силы. Пока нет...

Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных