Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

Как и зачем некоммерческим организациям создавать целевой капитал во время кризиса: советы экспертов пензенского благотворительного фонда «Гражданский Союз»

Екатерина Малышева
Коллаж Кирилла Шейна, фото «7х7» и из личного архива

Благотворительный Фонд Владимира Потанина объявил конкурс для некоммерческих организаций (НКО) на формирование целевого капитала. Победители получат годовой грант в 10 миллионов рублей. О том, почему кризис и пандемия не мешают накапливать «длинные деньги», с чего стоит начать, на какие доходы можно рассчитывать и как выбрать управляющую компанию, — рассказывают эксперты в финансовой сфере и представители пензенского благотворительного фонда «Гражданский Союз».

Кому нужен целевой капитал

Председатель правления пензенского фонда «Гражданский Союз», член правления фонда «Капитал местного сообщества» Игорь Зайдман:

— Целевой капитал нужен тем организациям, чья деятельность будет осуществляться достаточно долго — так же долго, как будет существовать сама проблема. Например, проблему бездомных животных, думаю, в ближайшие 25 лет, хуже или лучше, но как-то решат. А вот проблема сохранения чистоты океанов будет актуальна столько же, сколько существуют сами океаны.

Я бы сказал, что создавать целевой капитал меньше, чем на 20–25 лет не стоит. Лучше вообще думать про 100 лет. По закону минимальный срок — 10 лет. Но они пролетают так быстро, что не успеете почувствовать все прелести отдачи от накоплений. С этой точки зрения театрам и музеям в регионах точно хорошо бы иметь свой целевой капитал.

Если нет понимания, зачем вам нужен целевой капитал, то лучше даже не лезть в эти дебри. Вам будет крайне трудно убедить ваших доноров. Поэтому сначала убедите в его необходимости самих себя, потом — всех остальных.

Целевой капитал НКО, или эндаумент (англ. Endowment — целевой капитал некоммерческой организации) — сумма, которую организация формирует за счет благотворительных пожертвований, чтобы получить доход и финансирование своей деятельности.

Почему кризис — время накапливать

Исполнительный директор фонда «Гражданский Союз», генеральный директор фонда «Капитал местного сообщества» Олег Шарипков:

— Не питайте иллюзий, если вы прямо сейчас начнете накапливать целевой капитал, он не поможет вам пережить коронакризис. Он не позволит сохранить вашу текущую операционную деятельность и вообще ничего не даст. Но в то же время, вы ничего не потеряете.

Это, как и любые инвестиции в экономике, так называемые «длинные деньги». Первый доход вы увидите минимум через год. Но не бойтесь: финансовые рынки на длинном временном отрезке всегда растут, даже если проваливаются прямо сейчас. Длинные деньги — это длинная перспектива.

Почему начать стоит именно сейчас? Сейчас Фонд Потанина дает деньги на целевые капиталы, есть возможность рискнуть. Прекрасный шанс взять и попробовать этот инструмент. Риски минимальны, потому что вы сами не фандрайзите [не собираете пожертвования] — вам дают деньги, чтобы создать стабильный финансовый инструмент.

Плюс целевого капитала еще в том, что он не облагается налогом. Это вообще фантастика для России — такое «недоразумение», которое редко случается в российском законодательстве. Так что и тут вы ничем не рискуете.

Как работать с донорами в кризис

Партнер фонда «Капитал местного сообщества» Снежана Французова: 

— Возможно, вы просто не пробовали собирать пожертвования не на сиюминутную борьбу, а на целевой капитал. Но сейчас не лучший момент разговаривать с бизнесом о деньгах. Все напряжены, потому что нет ресурсов. Надо взять паузу.

Сейчас самое вредя для того, чтобы проанализировать донорскую структуру региона, перетряхнуть ее и посмотреть, кто выживет, что сейчас происходит с экономикой. Да, придется еще больше думать и взвешивать свои действия.

Стоит, наконец, начать писать письма донорам, но делать это не в духе «дайте денег». Поинтересуйтесь, что происходит в жизни доноров, расскажите о своей ситуации. Сейчас мы можем позволить себе чуть больше откровенности. Вы получите не только новую информацию о доноре, о его состоянии, но и сможете протянуть межкорпоративные ниточки и «софтскиллс» [soft skills — гибкие навыки и рекомендации не «в лоб»], подогреете будущую встречу после кризиса. В общем, использовать кризисное время, чтобы вплотную заняться подготовкой к переговорам и накидать несколько новых планов фандрайзинга [сбора пожертвований и источников].

Олег Шарипков:

— Продвижение самой идеи создания целевого капитала фонда в регионе — дело небыстрое. Если мы произносим где-нибудь в Челябинске слово «эндаумент», хорошо если нас там не побьют! Сейчас можно постепенно приучать свою территорию и доноров к эндаументу и постепенно собирать совет фонда по управлению целевым капиталом. Потому что хороший совет — 50% успеха. Особенно, если члены совета из разных сфер. Это не просто набор «генералов» и регалий, а реальные люди, которые могут что-то посоветовать в трудную минуту.

Про разделение рисков

Олег Шарипков:

— Рекомендую делать фонд целевого капитала не внутри своей, а в отдельной организации. Хоть и кажется, что внутри себя сделать проще – добавить две строчки в устав, и готово. Но если что-то случается с основной организацией, это риски. Например, «Гражданский Союз» когда признали иноагентом, целевой капитал продолжил жить своей жизнью в отдельном фонде. У него нет своего штата и офиса – он существует только как техническая организация. Привлекает деньги на расчетный счет, отдает в управляющую компанию, получает доход и распределяет на нужды основного фонда.

Пока ни одну организацию с целевым капиталом не признали иноагентом. Но все же это риски — дополнительные проверки и аудиты, совершенно идиотская отчетность и другой головняк. Не считая того, что это серьезный удар по репутации.

Снежана Французова:

— Другой риск связан с финансовым наполнением целевого капитала фонда. Тут есть две стратегии. Первая — когда у вас выделенный фандрайзер [ответственный за сбор средств в целевой капитал]. Вторая — когда у вас распределенная функция фандрайзинга. В этом случае целевым капиталом занимаются все в организации — и директор, юрист, и бухгалтер.

Так вот единственный, уникальный и неповторимый в своем роде фандрайзер может уйти на более хлебное место — туда, где предлагают кофе покрепче и послаще. Это несомненный риск. С другой стороны, обучение всего персонала навыкам формирования целевого капитала — это рост расходов. Нельзя позвонить по телефону и сразу же получить от донора 3 миллиона рублей. Это иллюзия, в западню которой попало немало хороших людей.

Про доходность в кризис

Олег Шарипков:

— Заниматься целевыми капиталами могут не только те, кто обладает суперзнаниями о фондовом рынке. Для этого есть управляющие компании. Ваша задача — собрать деньги и передать им пожертвования.

Обычная доходность целевого капитала — примерно 10% годовых: в какой-то месяц выше, в какой-то ниже. За три месяца этого года мы получили 0,87% прибыли. В нынешних условиях это офигенный результат. За прошлый год наша доходность была 11,51% годовых — не самая большая, но приличная.

Сейчас аналитики рынка обещают около 4% годовых, если у нас будет месяц или два кризиса, и 10% — если кризис перейдет в лето. По целевым капиталам доходность, вполне вероятно, будет нулевая или даже минусовая. Но это временно: потом фондовый рынок обязательно пойдет вверх.

Как выбрать управляющую компанию для целевого капитала

Заместитель управляющего операционным офисом Пензенский АО "Банк Агророс", специалист по фондовым рынкам Григорий Романов:

— Первое, на что нужно смотреть — длительность работы управляющей компании на рынке. Если ей меньше пяти лет, лучше поостеречься. Второе — это размер собственных средств компании. И третье — самое главное — отчетность о доходности. Как правило, управляющие компании — это просто дочерние компании крупных государственных и частных банковских групп. Крупнейшие компании, управляющие эндаументами по итогам 2018 года — «ВТБ Капитал Управление инвестициями», «Газпромбанк — Управление активами» и «Сбербанк Управление активами». Крупнейшая частная управляющая компания — «Альфа-Капитал». Общий объем целевых капиталов под управлением 15 управляющих компаний по итогам 2018 года составил 25,7 миллиардов рублей.

Олег Шарипков:

— По целевым капиталам ни одна компания, как правило, не показывает доходность — это только сбивает с толку. Чаще всего все зависит от суммы и портфеля инвестиций. Можно ориентироваться по доходности компании от пенсионных накоплении, можно посмотреть данные рейтинговых агентств, а можно поспрашивать у партнеров. А партнеров можно найти в нашей базе, мы собрали туда все работающие в России фонды целевых капиталов.

Управляющая компания берет деньги за свои услуги — не выше 10% от полученной прибыли. Я бы рекомендовал смело торговаться от 3%. Они, конечно, будут верещать, но на уровне 5–6% можно сторговаться. Это для них плюс в строчке рэнкинга — они тоже бьются за любой лишний капитал.

Екатерина Малышева, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово