Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Кировская область
  1. article
  2. Кировская область

«Все равно останутся те, кто ни за что не будет сортировать мусор». Четыре причины, которые мешают наладить раздельный сбор отходов, — на примере Кирова (лень входит в список!)

Елена Жолобова
Коллаж Кирилла Шейна, фото «7х7», vk.com/eco_sosedi и из архива героев

Движение «Вятка без мусора» начало проект «Эко-соседи» в Кирове в августе 2019 года на президентский грант почти в 1 млн руб. План был такой: активисты помогают организовать раздельный сбор отходов в 50 многоквартирных домах, жильцы копят и сдают самые ходовые фракции (макулатуру, ПЭТ-бутылки и алюминиевые банки), а полученные от продажи вторсырья деньги тратят на благоустройство дворов. Но пока не все получилось. На то есть четыре причины, которые активисты предлагают учесть чиновникам: власти Кировской области планируют в ближайшее время в тестовом режиме внедрить раздельный сбор отходов в Кирове. Подробности — в обзоре «7х7».

Причина первая. Хотят многие, готовы делать единицы

Внедрить раздельный сбор отходов изначально вызвались жильцы 173 многоквартирных домов, активисты даже удивились такому массовому отклику. Но участники очень быстро отсеялись: на первое оргсобрание в конце сентября пришли около 70 человек, собрания в своих дворах провели только 30, и всего 12 домов в итоге решились попробовать. 

Анастасия Скурихина

— Вообще-то, проект был придуман потому, что к нам на акциях по приему вторсырья и в группе во "ВКонтакте" постоянно обращались люди: мол, вот мы хотим, чтобы раздельный сбор организовали в нашем доме. И заявка на грант была следствием этого запроса, — говорит руководитель проекта «Эко-соседи» Анастасия Скурихина. — Но, видимо, эта активность мной была не совсем правильно истолкована. Многие говорили «мы хотим», но немногие оказались готовы выходить из зоны комфорта, ставить дома несколько ведер, мыть упаковку, заморачиваться. А для тех, кто организует это все у себя во дворе, заморочек еще больше: надо еще и соседей обучить, замотивировать и проконтролировать. Делать это на общественных началах в итоге согласились единицы.

На первое оргсобрание "Эко-соседей" 29 сентября 2019 года пришли около 70 человек. Фото vk.com/eco_sosedi

Дворовые собрания, где людям рассказывали, как правильно организовать раздельный сбор, проходили с переменным успехом. Большинство жителей многоэтажек на собрания не приходили. Изначальный расчет активистов, что в каждом доме в проект включится 20–30 процентов квартир, не оправдался: как правило, заинтересованных было не больше десятка из всего дома.

Жительница ЖК «Метроград» и по совместительству менеджер управляющей компании Нина Зянкина признается, что ее всегда поражал опыт Европы, где нет мусорных полигонов, а вторсырье максимально пускают в переработку. В прошлом году она вместе с семьей начала сортировать мусор, а потом задумала передать свой опыт жильцам своего дома и соседних домов. Тогда же Нина узнала о запуске проекта «Эко-соседи» и решила в него включиться.

Старшая по дому №10 в Пролетарском переулке Светлана Марина о раздельном сборе мусора задумалась с началом мусорной реформы, когда плата за вывоз отходов выросла в два раза. Вникнув в тему, она пришла к выводу, что вся реформа — это «передел рынка и отъем денег у населения», а до экологии никому нет дела и налаживать раздельный сбор и переработку вторсырья никто не собирается. Поэтому, когда узнала о проекте «Эко-соседи», тут же присоединилась. 

— Организовать соседей было несложно, — говорит Светлана. — Я уже давно гражданский активист, ходить по квартирам приходилось и раньше. Сначала говорила с людьми о делах дома, потом о том, что сортировать мусор хорошо и полезно, потом договаривались, что и как будем собирать. Два поквартирных обхода — и все заработало. 

 

 

Причина вторая. Некоторым негде хранить отсортированный мусор

Но одной заинтересованности мало. Часть домов отказались от участия в проекте: люди решили, что сортировать мусор слишком сложно. В других домах нашлись ярые противники идеи, которые заявили, что из-за хранения вторсырья в мусорокамерах или в общих кладовках в доме расплодятся тараканы и мыши. Убедить их в том, что банки и бутылки собираются чистые, а мыши с тараканами пока не питаются пластиком и металлом, активисты не смогли. 

Были дома, где не смогли найти подходящие помещения, в которых можно было бы хранить собранные отходы, пока не накопится достаточная партия, чтобы вызвать машину. Средства на строительство специальных контейнерных площадок грант не предусматривал, а предложить жильцам самим оплатить установку дополнительных баков организаторы проекта не решились: по словам Анастасии, это пахло аферой и противоречило концепции проекта — начать сортировать и на этом заработать средства на благоустройство двора. 

В итоге вопрос, где хранить вторсырье, жильцы домов решили по-разному. Одни на общем собрании большинством голосов выделили для этих целей помещение, другие тихо пользуются колясочной или кладовкой до первого недовольного звонка. Светлана Марина собранные с квартир макулатуру, ПЭТ-бутылки и алюминий временно хранит у себя в гараже. 

Жителям ЖК «Метроград» повезло: у них застройщик предусмотрел контейнерную площадку больше, чем нужно по нормативу, поэтому свободные отсеки с контейнерами жильцы стали использовать под вторсырье. 

Жителям ЖК "Метроград" перед запуском проекта сначала объяснили, как правильно разделять отходы. Фото vk.com/eco_sosedi

Причина третья. «Если сортировку отходов не контролировать, начинается бардак»

В том же «Метрограде», где раздельный сбор начали еще в октябре, активисты столкнулись с другой проблемой. Когда пришла пора вывозить вторсырье, оказалось, что все баки заполнены чем попало, хотя жильцов обучали сортировке, а контейнеры были промаркированы. 

— Мне пришлось лично сортировать эти мусорные баки. Там было все вперемешку — и вторсырье, и обычный мусор в пакетах, — вспоминает Анастасия Скурихина. — Контейнер с банками не был закрыт на замок, и весь алюминий украли, он же дорогой, стоит 35 рублей за килограмм. Пока люди не привыкнут, что вот это — сюда, а вот это — сюда, нужно за ними следить. Можно, конечно, как в Европе, включать круговую поруку — если в контейнер для вторсырья накидано что-то лишнее, контейнер не вывозится или дом платит штраф, — и тогда все будут следить друг за другом. Но нам до этого еще далеко.

После этого случая организаторы внесли коррективы в проект. Во всех домах вторсырье стал собирать кто-то из активных жильцов и только в определенное время — раз в одну-две недели, по выходным. Он контролировал, что именно сдают люди. 

Жильцы стали постепенно «раскачиваться»: если в первые недели вторсырье приходили сдавать по три-четыре человека с дома, то к весне — уже по 10–15. Вторсырье начали приносить жители соседних домов, не участвующих в проекте напрямую, и домам-участникам это выгодно. Деньги пока небольшие. За один вывоз приемщик платил 300–400 руб.

С начала запуска раздельного сбора до объявления режима самоизоляции некоторые дома успели организовать по два-три вывоза вторсырья. Если бы в проекте участвовала хотя бы половина квартир, суммы были бы больше раз в пять. Сейчас сбор в некоторых дворах приостановлен, пока эпидемия коронавируса не пойдет на спад. 

Все накопленные деньги дома обязаны сохранить до осени, чтобы затем потратить на благоустройство своих дворов. Поскольку вторсырья пока сдается мало, да и самоизоляция повлияла, суммы к концу проекта вряд ли позволят сделать что-то глобальное. Но Анастасия Скурихина говорит, что о масштабных тратах речь изначально не шла. Планировали, что на собранные деньги жильцы вместе сделают что-то в своем дворе, например купят саженцы деревьев или покрасят свежей краской клумбу. Главное, чтобы был наглядный результат. 

До эпидемии коронавируса некоторые дворы успели по два-три раза вывезти вторсырье. Фото vk.com/eco_sosedi

Причина четвертая. «Коллективное благо не мотивирует людей»

Опыт показал, что коллективное благо мало кого мотивирует. По оценкам Анастасии Скурихиной, только один процент людей готов включаться в сортировку мусора, руководствуясь желанием спасти природу. Остальным нужна какая-то финансовая выгода, причем лично для них. Если за раздельный сбор будет снижен тариф на вывоз мусора, то процентов 30–40 начнут сортировать свои отходы. Остальным нужен «кнут»: повышенный тариф или штраф. И все равно останутся те, кто ни за что не будет разделять отходы, потому что они так привыкли, считает активистка.

Перспективы проекта

Инициаторы проекта «Эко-соседи» задумались о том, чтобы сменить целевую аудиторию на школы и детские сады. С ними проще решить юридические вопросы, и детей легче обучить, чем взрослых: можно проводить уроки и дни экологии, собирать макулатуру и пластик, а на вырученные деньги приобретать что-то для учебы.

Что касается многоквартирных домов, то активистка уверена: когда проект закончится, жильцы сами могут продолжить раздельный сбор, у них останутся места для хранения вторсырья, контакты с приемщиком, а главное — привычка сортировать отходы. С ней согласны и участники проекта. Светлана Марина говорит, что ей уже сложно выбросить то, что можно переработать, и многим ее соседям тоже. А Нина Зянкина сообщила, что ее управляющая компания в этом году собирается внедрять РСО и в других домах, которые она обслуживает, уже вне проекта «Эко-соседи». 

— Я и раньше понимала, что процесс изменения привычек длительный. Любой проект в сфере РСО должен быть рассчитан не на сиюминутный результат, а спланирован с отложенным на год-два эффектом, — считает Анастасия. — В «Эко-соседях» я рассчитывала на уже проделанную нами работу и активность людей. Но нам пришлось взаимодействовать с новой аудиторией, начинать все сначала. Поэтому результаты проявятся уже после того, как проект закончится. Нашему правительству я желаю терпения в этом вопросе, потому что просто начать, не увидеть результат и бросить — это худший из вариантов, это просто дискредитирует идею раздельного сбора. Тогда лучше вообще не начинать. Но, если долго и настойчиво долбить в одну точку, результат будет. Нужны хорошие пиарщики, чтобы тема РСО звучала из каждого утюга. Должна быть максимальная прозрачность — фотоотчеты с сортировки, с переработки. Главное — коммуницировать с людьми и постоянно давать им подтверждение, что они это делают не зря.

Елена Жолобова, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Вместо того, чтобы по закону заключить договор на вывоз РСО, накопленных МКД, с вторсырьевиком, тем самым снизив плату за вывоз мусорных хвостов, активисты на голом энтузиазме впахивают с КПД около нуля:(

Миллион на мусор выкинули:(

Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных