На сколько хватит запасов — неизвестно. Как региональные зооприюты выживают в условиях самоизоляции · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

На сколько хватит запасов — неизвестно. Как региональные зооприюты выживают в условиях самоизоляции

Обзор «7х7»

Иван Журавков
Руководитель ПРОО «Зоозащита» Вера Короткова
Фото из личного архива

Ограничения из-за коронавируса повлияли на работу зоозащитных организаций: начались перебои с пожертвованиями, волонтеров стало меньше. Активисты из Пскова, Петрозаводска, Оренбурга и Рязани рассказали о пяти главных проблемах, с которыми они столкнулись, и как они с ними справляются.

Без волонтерской помощи

Руководитель псковской организации “Зоозащита” и приюта “Лесопилка” Вера Короткова рассказала, что до запрета выгуливать собак помогали десятки волонтеров, теперь шесть сотрудников (включая Короткову) стараются, но едва справляются, нагрузка выросла: раньше уходили домой в 20:00, теперь — в 22:00.

По словам главы “Первого петрозаводского общественного приютаВладимира Рыбалко, волонтеры “разгружали” четырех сотрудников — выполняли подсобные работы, собирали и привозили помощь из разных частей города. Штатные работники в это время могли убирать территорию, приготовить еду для 200 животных.

Владелец рязанского образовательно-досугового зооцентра “Моя маленькая фермаОльга Зоткина ухаживает за животными вместе со своей мамой, всех волонтеров пришлось отпустить, чтобы не получить штраф.

Где брать спецпропуска

Руководитель оренбургского благотворительного фонда помощи животным “Сердца в унисон” и приюта для кошек “ФилимошаЮлия Бабенко сказала, что несмотря на ограничения волонтеры ее фонда будут помогать бездомным животным, для этого она выписала им спецпропуска. Ее тревожит, что сейчас бездомные животные останутся без еды, потому что в Оренбурге нет муниципальных и почти нет частных приютов, а кормившие животных люди теперь сидят в самоизоляции.

— Брошенными животными на улице теперь никто, кроме волонтеров, не занимается, но на них ведь тоже распространяется режим самоизоляции. Мне звонят и спрашивают: “Что делать?”, а муниципалитет не объясняет благотворительным организациям, как поступать в этой ситуации, нет документов, регламентирующих наше передвижение по городу. А мы обеспечиваем их жизнедеятельность — кормим, даем лекарства, возим тяжелобольных в клиники. Я не работодатель, но директор благотворительной организации и имею право выдать справки волонтерам, с которыми заключила договор.

Пожертвований стало меньше

Приюты стали активнее использовать онлайн-площадки для сбора пожертвований, например, карельский приют “Дорога домой” собрал около 50 тысяч рублей на такси своим сотрудникам, потому что в республике отменили общественный транспорт. По словам Владимира Рыбалко, пожертвования его приюту поступают, как раньше, но в натуральном виде (корм и продукты) помощь сократилась, потому что люди не могут приезжать:

— Мы пишем проект по развитию интернет-сборов, это будет что-то вроде “марафона надежды”. Будем чаще снимать наших животных на фото-видео, выставлять в интернет публикации о жизни приюта, чтобы потенциальные жертвователи видели, как живут питомцы. В условиях кризиса люди мобилизуются, а любящие животных при любой проблеме задумываются, как могут помочь. Предполагаю, что сейчас пожертвования увеличатся, но на сколько хватит “запала”, сложно загадывать, особенно если экономическая ситуация ухудшится.

Пожертвования псковскому “Шансу” сократились почти на 90 процентов. Мария Величко говорит, что еще до ограничений люди собрали на нужды приюта десятки тысяч рублей и запас корма на несколько месяцев. Но сейчас многие теряют работу, и прогнозировать, как приют будут поддерживать дальше, невозможно. Псковскому приюту “Лесопилка” люди стали реже привозить продукты, а те, кто приезжает, чтобы не нарушать запрет на посещение приюта, оставляют пакеты с едой у ворот. Приют заранее попросил о помощи, поэтому к первой волне ограничений был готов.

Рязанский зооцентр жил за счет платных экскурсий для посетителей (входной билет стоил 250–300 рублей), уже четвертую неделю зооцентр не работает. Ольга Зоткина обратилась за помощью, и за двое суток люди пожертвовали 45 тысяч рублей.

Ольга Зоткина

Ольга Зоткина

Собеседование теперь по телефону

Сотрудники псковских “Шанса” и “Лесопилки” знакомятся с будущим хозяином “по телефону”, затем тот приезжает в приют, где окончательно определяется с выбором животного, документы оформляются уже без хозяина — их отдадут ему после карантина. По словам Веры Коротковой, во время общения в приюте соблюдаются все карантинные нормы: потенциальный хозяин и сотрудники приюта надевают маски и держат дистанцию не менее двух метров друг от друга:

— Сейчас мы тщательнее общаемся с людьми по телефону, потому что поговорить с ними вживую можем не более трех-пяти минут. Мы спрашиваем у потенциального хозяина, какое животное он хочет забрать, где оно будет жить и кто будет о нем заботиться. На основе ответов мы решаем, можно ли человеку отдать животное. Как правило, трем из пяти кандидатов мы отказываем.

 

Не хватает внимания и ласки

— Наши питомцы привыкли, что посетители зооцентра играют с ними, восхищаются ими, угощают их вкусняшками и гладят по спинке, — говорит Ольга Зоткина. — Сейчас в зооцентр ежедневно приходим только я и мама — убираем, выгуливаем собак, но уделить внимание свыше сотни животных очень сложно. Это для них психологическая проблема. Когда к нам пришли журналисты, наши питомцы их буквально облепили, потому что скучают по людям.

Иван Журавков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
светлана
9 апр 13:48

в вашей местности люди совсем злобные, что не могут помочь кто чем сможет собакам

Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Рязанская область

Зоозащита

Карелия

Благотворительность

Псковская область

Коронавирус

Оренбургская область

Истории

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных