Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Ярославская область
Собирается ежемесячно 17 309 из 50 000
  1. article
  2. Ярославская область

«Мне уже не интересно работать мэром». Экс-глава Ярославля Евгений Урлашов — о планах вернуться в политику, поправках в Конституцию и жизни в колонии

Александр Тихонов
Евгений Урлашов
Коллаж Кирилла Шейна

Бывший мэр Ярославля Евгений Урлашов, отбывающий наказание в колонии строгого режима №2 Рыбинска, по мере возможности следит за новостями. В интервью «7x7» он предложил закрепить в Конституции минимальный размер оплаты труда в размере одной десятой зарплаты президента, прокомментировал прекращение уголовного дела в отношении бизнесмена Сергея Шмелева, по заявлению которого его задержали в 2013 году, и рассказал, как изменилась жизнь в заключении после ареста сотрудников УФСИН по обвинению в пытках.

«Это был спланированный сценарий»

Вы хотите что-то сказать по поводу прекращения уголовного дела в отношении Сергея Шмелева? Как оцениваете решение суда?

— Это ожидаемое решение. Оно следовало из сценария того спектакля, который затевался еще несколько лет назад. Во-первых, статья не очень сложная, дело простое. У меня есть большой опыт жизни в кругу правоохранительных органов, которые расследуют преступления, если их вообще можно назвать правоохранительными органами. К сожалению, среди них очень много оборотней в погонах. Это был спланированный сценарий, чтобы довести все до того момента, когда будет срок давности, и прекратить уголовное дело. Зная Шмелева, зная те телефонные переговоры, которые у нас были, которые многие из вас даже не знали, у меня есть все основания полагать, что Шмелев мог оплачивать эти услуги тем, в чьем ведении были эти дела.

Фактически в моем приговоре заложена фабула обвинения еще по одной 159-й статье [мошенничество] господину Шмелеву. Вместе с его покровителями (есть такое жаргонное слово «крыша»), бывшей крышей, которая называлась ГУЭБиПК России [Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД]. Это [экс-глава ГУЭБиПК Денис] Сугробов [приговорен к 12 годам заключения за создание преступного сообщества и превышение должностных полномочий], [заместитель Сугробова Борис] Колесников [погиб в 2014 году, выпав с балкона здания Следственного комитета], [экс-глава управления «Б» ГУЭБиПК Салават] Муллаяров [приговорен к 10 годам лишения свободы], [экс-заместитель Муллаярова Алексей] Боднар [приговорен к 5,5 годам колонии], [бывший старший оперуполномоченный ГУЭБиПК Максим] Назаров [приговорен к девяти с половиной годам колонии] — все они были осуждены. Решение первого суда — Мосгорсуда — вообще что это была организованная преступная группировка.

Все эти люди, которых я назвал, отвечали в деле Шмелева против меня, и из телефонных переговоров из его прослушки, они помогали выигрывать ему аукционы [фирма Шмелева «Радострой» участвовала в аукционах на уборку улиц Ярославля], и я думаю, что небескорыстно. Это практика господина Шмелева. Вы знаете, на тот момент он тесно контактировал с правоохранительными органами, и я думаю, что какие-то связи у него остались. И он использовал эти связи. Я не исключаю, что он мог это делать небескорыстно.

Он с вами пытался связаться после того, как вас осудили?

— Нет. Он никогда не будет связываться, зачем ему? Ему лишь бы навсегда забыть этот случай. Но я знаю, что он контактировал с тремя известными лицами, с двумя — сам. И говорил, признавался, что он работал в интересах ГУЭБиПК, в интересах Колесникова, в интересах Сугробова против меня, осуществляя провокацию. Два человека, о которых я говорю, очень известные в Ярославской области, а третье лицо я даже могу назвать фамилию. Это [Анатолий] Грешневиков, депутат Госдумы, который встречался с господином Колесниковым, когда он еще был живой. Вы помните, да, что он выпрыгнул или вылетел каким-то образом из окна Следственного комитета? Грешневиков прямо на суде открыто сказал [депутат выступал в качестве свидетеля], что он встречался с Колесниковым. Колесников ему сказал, что да, было заказное дело на меня, и всего таких дел было несколько. Это я слышал на суде.

«Кривая схема»

Вы следите за происходящим сейчас в Ярославле?

— Я не имею мобильного телефона здесь, потому что меня попросили офицеры его не заводить, и я обещал этого не делать. У меня в течение почти семи лет не было мобильного телефона. С большим трудом мне удается за чем-то следить. Например, недавно мне принесли пять газет «Городские новости» [официальная газета мэрии Ярославля]. У меня есть возможность говорить по этому телефону — «Зонателеком», это официальная связь. Вот по этому телефону я стараюсь своих знакомых спрашивать, что происходит, и они мне диктуют короткие новости. Но в целом я, насколько понимаю, в Ярославской области люди оценивают свою жизнь как тяжелую. Болото. Без перспектив. Люди очень устали от жизни, от постоянного противостояния со всеми инстанциями, от плохих заработков, высоких цен.

Сейчас в Ярославле обсуждают строительство на месте троллейбусного депо на Городском валу жилого комплекса. Из-за этого отменен троллейбусный маршрут №8 — правда, власти утверждают, что временно. А девелопер «Тройка РЭД», по данным СМИ, связан с мэром Ярославля Владимиром Волковым.

— С точки зрения свободных площадей (а парки Ярославля мы не будем считать свободной площадью, которую надо застраивать), то такая тема обсуждалась всегда — и до меня, и после меня. Ничего страшного в переносе троллейбусного парка, например, в Брагино, нет. Другое дело, что маршруты должны остаться.

Во-вторых, это должны решать люди — нужен маршрут или нет. Только не надо собираться в актовом зале мэрии, устраивать очередной спектакль работников мэрии, которые будут голосовать: «Нет, не нужно». Понятно, что вам не нужно, вы на своих машинах ездите. Если народу нужно, народу надо дать возможность высказаться. Поэтому закрывать этот маршрут не надо.

С точки зрения, почему господин Волков и его фирма будет застраивать — этот вопрос интересный. Потому что здесь однозначно просматривается коррупционная составляющая, с которой так сейчас стараются бороться в России. Больше на словах, чем на деле. Поэтому я считаю, что это должно заинтересовать правоохранительные органы. Площадка должна была продаваться, на мой взгляд, с аукциона. Она продавалась или нет?

Нет, мэрия заключила инвестиционный контракт с застройщиком. Он вложит в проект 200 миллионов рублей: создаст на них инфраструктуру, построит школу, в частности.

— Это кривая, неправильная, нечестная схема. Потому что этот земельный участок надо было, раз уж они решили его застраивать, выставлять на аукцион, максимально сообщить об этом всем заинтересованным лицам, получить больше денег, на те деньги, которые будут получены, самим построить детский садик.

Слышали про готовящиеся поправки в Конституцию?

— Да, конечно, безусловно. Это очень широкая тема и очень интересная.

Я вообще сторонник того, чтобы Конституцию пересматривали как можно реже. Чтобы она была монументальная, как в Соединенных Штатах Америки.

Конституция, очевидно, пересматривается только в интересах людей, которые находятся у власти, и с одной лишь целью — сохранить эту власть. Начинают придумываться различные институты, которые в Конституции будут прописаны, например, Госсовет, с непонятными пока полномочиями. Меня интересует вопрос внешней политики: кто эту политику будет определять? Сейчас определяет президент. Он будет определять или Госсовет? Если Госсовет, в таком случае эти полномочия надо забирать у президента. Госсовет — это коллегиальный орган. Очень много непонятного. Следующий момент. Непонятно, как будет избираться председатель Госсовета, кто это будет такой.

У нас будет прописан минимальный размер оплаты труда в Конституции? А минимальный размер оплаты труда сейчас настолько нищенский, что на него прожить невоможно в принципе. Если только ты не будешь питаться «дошираком», какими-нибудь бульонными кубиками, самым дешевым хлебом и другими эрзацами, то есть ненастоящими продуктами. Вот тогда, может быть, человек на эти деньги проживет. Давайте возьмем зарплату президента. Она составляет, к примеру 300 тысяч рублей. Ну вот давайте МРОТ будет не меньше, чем одна десятая. Если прожиточный минимум будет 30 тысяч рублей, на эти деньги люди смогут жить. А 11 тысяч 200 рублей [МРОТ в Ярославской области в 2020 году составляет 12130 руб.] — это нищета.


Насколько понимаю, по статистике около 70% живет бедно, и среди них 19% — нищие. Надо прописывать в привязке либо к самому важному человеку (это президент), либо к какой-нибудь высокой пенсии. Должна быть вменяемая цифра, а не эта подачка, не эта обглоданная косточка для нищего российского населения, которое все больше и больше склоняется к тому, что либо переждать это тяжелое штормовое время, либо вообще уехать за границу. Вот это меня очень сильно смущает, это меня беспокоит.

Заметил такие новости: 30% населения — это тихие домашние алкоголики, огромный процент наркоманов. Огромный, очень большой процент ВИЧ-инфицированных. Вместе с крайне низким прожиточным минимумом меня это повергает в шок. Мы так лишимся своего народа, понимаете.

Роль депутатов нынче сводится просто к статистам. Это не Госдума, это какой-то сплошной фейк. Она не играет сегодня никакой роли. Быть депутатом — это просто получать деньги. Нет ни одного авторитетного, солидного депутата в Госдуме, за это мне стыдно.

«Никуда я бежать не собираюсь»

Расскажите о своем быте в колонии. Изменилось отношение администрации к заключенным после возбуждения уголовного дела о пытках в ИК-1?

— У меня сейчас вполне нормальная жизнь. Сейчас руководитель [колонии] хороший. Изменилось очень многое, в лучшую сторону, человечнее стали. Люди стали смотреть на проблемы и решать их, а не закрываться. У нас это происходит. За последние полтора года — реальный положительный сдвиг.

Я много читаю, занимаюсь спортом, нахожусь в хорошей форме и физической, и интеллектуальной. И считаю, что еще буду прибавлять. Я смотрю на жизнь положительно, считаю, что это время не является для меня потерянным, потому что потеряно оно тогда, когда ты опускаешь руки и впадаешь в уныние. Я не впадаю в уныние, я за перспективу. Перспективу вижу в России. Никуда я бежать не собираюсь. Я хочу изменить жизнь в России в лучшую сторону. Именно путем выборов, то есть законным путем, легитимным, как это принято во всем цивилизованном мире. Мне есть что сказать людям, я буду прямо смотреть в глаза.

Я не совершал ничего плохого, за что мне было бы стыдно. Я понимаю, в России сложная ситуация, но все равно хочется верить в лучшее. И участвовать в изменении к лучшему в стране.

Вы планируете после освобождения вернуться в политику?

— Мне бы хотелось если и вернуться, то в федеральную политику. Мне уже не интересно работать мэром, потому что я же почти десять лет был депутатом, и, когда стал мэром, увидел финансовую перспективу нашего города. Она лежала передо мной, эта перспектива. И исходя из того наличия финансовых средств, какое было, я мог бы представить, что мы можем построить, изменить, отремонтировать. И уже к тому времени это было уже смешно. Было мало возможностей для творчества, но я старался, делал, что мог. Ярославская область, как и любая другая, полностью зависит от федеральных денег. Исключение, может быть, составляют Татарстан и те субъекты федерации, которые очень сильно субсидируются. Чечня, Крым — это вообще отдельная история.

Можно, конечно, постараться изменить ситуацию на местности, но без денег ты ничего не сделаешь. Поэтому изменения жизни народа, людей, страны, должны идти на федеральном уровне, из Москвы, сверху. Но это не означает, что гражданское общество у нас должно бездействовать. На мой взгляд, оно, наоборот, должно быть смелей. Людей сажают, даже необоснованно, многих сажают, хотя они не совершали то преступление, которое им инкриминировано. Например, распространение наркотиков. Ну употребляет человек, да, у нас за это статьи нет. Его судят не за то, что он хранит, а за то, что он пытался распространять, не имея никаких доказательств. Как ведут себя сейчас некоторые следователи, судьи — это просто убийство людей. Хотя, безусловно, сидит много виновных.

Надо менять такой подход, но все это должно идти из Москвы, а не из Ярославля, а заниматься, скажем, экономикой в Ярославской области, или в Костромской, или Калужской, не имея денег, — это не получится ни у кого.

Должны быть существенные изменения, должна быть Перестройка №2. Должна быть попытка — и она будет, я в это верю — что наше общество будет становиться демократическим, либеральным. Еще должна быть попытка, которую предприняли в 90-х годах наши политики — Ельцин и другие. Да, у них что-то получилось, что-то — нет, но курс был, в общем-то, правильным. К демократическим странам. Вопрос: почему мы переезжаем за границу, нам там нравится? Почему дети высокопоставленных людей учатся за границей, сами они деньги хранят за границей, практику получают за границей, отдыхать едут туда, собственность у них там. Ну почему? Значит, там лучше. А лучше не потому, что там солнце по-другому светит. Нет. Законы там лучше работают. Соответственно, уровень жизни лучше. И мы должны подтянуться до их уровня.

Александр Тихонов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Инженер3,3
4 мар 06:01

Банда у руля не даст себя в обиду! Мне кажется это не реально, тем более законным путем, выбором. Выборы это фикция, нет графы против, нет мин % явки, а самое главное нет реальной оппозиции! Они просто не допустят потенциально опасного противника.

Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Коррупция

Пытки в ярославской колонии

Пытки

Истории

Интервью

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности