Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Смоленская область
  1. article
  2. Смоленская область

«Мы сбрасываем в Днепр неочищенные стоки со всего нашего растущего города». Эколог Ирина Ефимова — о двойном наказании жителей Смоленска за плохую воду

Алена Хлиманова
Ирина Ефимова
Фото Алены Хлимановой

Почему жителям Смоленской области не хватает зеленых зон, какого качества здесь вода и сколько килограммов грязных веществ в год выходит на человека — об этом на лекции в дизайн-пространстве «Среда» рассказала общественный экологический эксперт и основатель сообщества «Живой Смоленск» Ирина Ефимова. «7х7» приводит основные тезисы лекции.

«Кроме оврагов, зеленых мест больше не осталось»

Есть особо охраняемые природные территории — это национальные парки, заказники, заповедники и другие. У нас они бывают трех видов: федеральные, региональные и местные. За последние три года у нас сократилось 28 особо охраняемых территорий, и все они, конечно, муниципального уровня. Потому что денег нет. Мы теряем эти территории, они перестают быть защищенными.

В 2014–2015 году Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) подготовил большой доклад о том, что администрации городов ведут такую градостроительную политику, из-за которой повырубили все во всех городах и людям больше нечем дышать, нарастает большая социальная напряженность. И тогда придумали такую затею — давайте мы сохраним все, что еще города не успели разрушить, и сделаем зеленые пояса вокруг городов. Мы сохраним хотя бы то, что еще осталось, то, что еще не успели вырубить.

Загазованность в Смоленске

Загазованность в Смоленске

Вот наш город создал лесопарковый зеленый пояс. Красный Бор, половина Вязовеньковского леса и Реадовский парк. Не сказать что пояс, потому что вокруг Смоленска в принципе лесов нет. С одной стороны, нам нужны леса, с другой — нам и в городе нужны зеленые территории. Что вам от того, что хороший воздух в Красном бору, а вы живете на улице Крупской? Вам важно, чтобы тут тоже был чистый воздух. Наше законодательство готово было все это нам обеспечить. Каждому из нас положено 16 м² зеленых зон — парков и скверов в городе. Но наша градостроительная политика привела к тому, что, кроме оврагов, зеленых мест больше не осталось. А нам просто по нормативу не хватает еще примерно 2,5 миллиона м² зелени. Мы даже можем не говорить о здравом смысле, почему это важно, как это хорошо было бы для здоровья. Мы говорим про норматив, который заложен нашим законодательством.

«Мы сбрасываем в Днепр неочищенные стоки со всего нашего растущего города»

Промышленные предприятия Смоленской области выбрасывают 56 тысяч тонн вредных веществ в год. Надо понимать, что они не стоят в чистом поле и нам с вами немножечко загрязняют воздух. Автотранспорт — 91 тысяча тонн. То есть примерно в два раза больше загрязнения в тысячах тонн мы получаем от автомобилей. В пересчете на человека каждый получает примерно по 60 кг [вредных веществ] в год, включая детей и стариков. Немного добавляет еще железнодорожный транспорт, но всего там примерно 1,5 тысячи тонн. Вот такой у нас с вами воздух.

 
 
 

Вода в России — вообще очень большая проблема. Куда мы с вами сливаем всю воду? Мы же стараемся об этом не думать. Помыл посуду — куда там эта вода потекла? В Днепр, конечно, она потекла, куда ей еще течь. И каждый год мы сбрасываем на 87% загрязненную воду. Мы очищаем всего на 13%. Все остальное мы сливаем неочищенным в реки, озера нашей области. И такое происходит по всей стране. И в национальный проект «Экология» вошла сейчас только Волга. Вот Волгу очистят, построят очистные сооружения. В Смоленске очистные сооружения не работают, им очень много лет. Во время юбилейной стройки [к 1150-летию Смоленска в 2013 году], на которую выделили много денег, построили тэнки. Они стоят, но они не запущены в эксплуатацию — они недоделаны. Они разрушаются, мы сбрасываем в Днепр неочищенные стоки со всего нашего растущего города. Дополнительный парадокс еще в том, что мы платим штрафы. То есть за то, что мы сбрасываем неочищенную воду, мы — город, жители — платим с вами штрафы. И они уходят наверх, в федерацию. Это такое двойное наказание. И эта проблема тоже очень плохо решается.

«У нас эффективность обращения с отходами 1–2%»

Что такое сортировочная линия? Машина сваливает все на транспортерную ленту, по транспортерной ленте отходы заезжают в кабину, там человек восемь женщин разрывают пакеты и пытаются достать из этого мусора хоть что-то полезное: пластик, металл, бумага, если она еще не сильно мокрая. Вот так у нас с вами устроено обращение с отходами — и так будет происходить ближайшие 10 лет. Эффективность этого способа обращения с отходами — в очень-очень прогрессивных линиях — может достигать 6–8%. То есть из того, что мы привезли, можно достать 6–8% полезных фракций. У нас эффективность этого способа обращения с отходами 1–2%. Весь ли мусор попадает на сортировку? Нет.

Пока сортировочный комплекс только в Смоленске на одном полигоне. Вся остальная область просто забирает и захоранивает.

Россия прирастает в год на 5 миллиардов тонн отходов — несмотря на то, что у нас накоплено очень много, мы еще и прирастаем. Самое главное, что мы должны делать в нашей стране, — это предотвращение образования, чтобы отходы не образовывались. Мы должны так построить нашу жизнь, нашу экономику, чтобы отходов образовывалось как можно меньше. Но, уж если они образовались, мы должны каким-то образом стимулировать их повторное использование по возможности. Если мы ничего не можем, тогда следующий этап — мы должны делать переработку из пластика опять в пластик, из стекла — в стекло, из металла — в металл. Если ничего уже нельзя сделать и отходы опасны, например медицинские, — мы должны их обезвредить. И только потом мы должны их захоронить. Что сделала наша мусорная реформа? Мы все деньги, все ресурсы потратили только на то, что берем и захораниваем. И так будет происходить 10 лет. Ничего не делается, чтобы мусора становилось меньше.

«В Смоленске нет никакой переработки»

Я не покупаю то, что мне не нужно, я не покупаю одноразовые вещи, я не меняю гардероб каждый сезон. В первую очередь нужно начинать с этого. Обычно меня спрашивают: я вот хочу стать экологичным, куда мне сдать пластик? Сдать пластик — это потом. Начните думать сверху: если вы хотите сделать действительно что-то хорошее, подумайте, как лишний раз не образовывать отходы. Потому что вы должны понимать, что такое пластик и его переработка. Во-первых, пластик не может быть переработан сам в себя много раз. К сожалению, человечество технологически пока ограничено. Говорят, что в самом технологически прекрасном процессе пластик можно переработать до пяти раз. В России, конечно, такое невозможно: обычно у пластика в лучшем случае две жизни. Это все равно огромный след: надо, чтобы вы принесли бутылку в сетку, должна приехать машина ее забрать, там должен быть пресс, вы его спрессуете, то есть это транспорт, электричество.

 
 
 

Бутылку надо помыть, потом ее надо куда-то отвезти. В Смоленске нет никакой переработки, в Смоленске, даже если вы сдадите, ее спрессуют и отвезут в следующий регион. У нас нет никакой переработки, у нас есть только сортировка и прессование. Плюс транспорт, плюс «Платон» [система взимания платы с грузовиков, имеющих разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн] — за это надо заплатить. Там помоют, раздробят и очистят дополнительными химикатами, отвезут на новое место. Это огромный экологический след. То есть переработка — это все равно плохое решение. Человечество не придумало хорошего решения, кроме как уменьшить образование. Если вы уже образовали какую-то вещь, мы всегда можем ее повторно использовать. Вы можете сдать в благотворительные магазины не только одежду — все, что вам не нужно, можно отдать. Людям нужна и посуда, и постельное белье, и все что угодно. Продлите жизнь и только потом думайте о переработке.

«К 2021–2022 году все одноразовое будет под запретом у большинства стран»

К 2021–2022 году во всех странах Евросоюза запретят одноразовость. В ближайшее время все одноразовое будет под запретом у большинства стран. Китай ввел запрет на ввоз пластика. Раньше пластик собирали раздельно в Европе, в Америке, но куда он весь девался? Он весь отправлялся в Китай. Китай в 2017 году очень сильно озаботился своей экологией. Они приняли поразительные меры, и они запретили ввоз пластика. СПЧ подготовил записку, что нас ожидает в ближайшее время в свете всего вот этого. В записке написано, что все эти технологии, все эти бизнесы, все это оборудование — оно пойдет к нам, потому что у нас таких запретов нет.

 
 
 
%D0%94%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80Днепр

 

Алена Хлиманова, «7х7»

Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Андрей Отвагин
26 фев 17:43

По балансу зелёных насаждений- это запрос жителей, как не удивительно, которые хотят больше строительств, больше бесплатных парковок, шире проезжую часть. И это возможно сделать, к сожалению, только за счёт близлежащих зелёных зон :-(

Марк
26 фев 20:53

Иди, бот, получай в Администрации свои 30 сребренников. Автолюбителей - 20%, а живут в грязи и дышат грязным воздухом - все. Вместе с парковками губернатор строит заодно тебе и твоим детям новый онкодиспансер, пока ты расхваливаешь автомобилезацию.

Андрей Отвагин
26 фев 22:42

Попробуйте выгнать автовладельцев с зелёной зоны своего двора и похвалитесь этим

Марк
27 фев 00:44

Попробовал. После штрафа 3к за нарушение правил благоустройства исчезают по одному. А вы попробуйте не быть рабом и не нарушать законы, оправдываясь бездействием властей.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово