Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
  1. article
  2. Пензенская область

«Бум в ленте напоминает стадию отрицания». Как менялась реакция на расследование «Медузы» о возможной причастности фигурантов дела «Сети»* к убийству

Фигуранты дела "Сети"*

Когда интернет-издание «Медуза» опубликовало расследование о возможной причастности некоторых фигурантов дела «Сети»* к убийству, российские журналисты, правозащитники и активисты обвинили авторов статьи в непрофессионализме. Спустя три дня фокус общественного внимания начал меняться: теперь это дискуссия о гражданской и профессиональной этике. Что пишут о расследовании и его последствиях спустя три дня после публикации — в обзоре «7х7».

О чем говорится в расследовании «Медузы»

 

 

Кто еще знал о версии убийства 

Информацией о том, что некоторые фигуранты дела «Сети»* могут быть причастны к убийству, располагала не только «Медуза». В расследовании упоминается, что два источника издания из «левой тусовки» — Александра Аксёнова (жена обвиняемого по делу «Сети»* в Петербурге Виктора Филинкова) и Илья (его фамилия не упоминается) — еще в апреле 2019 года обращались к неким журналистам по поводу версии об убийстве Артёма Дорофеева и исчезновения Екатерины Левченко. Но те опасались, что публикация на эту тему может навредить невиновным.

 

Когда вышло расследование «Медузы», редактор «Медиазоны» Егор Сковорода написал в Facebook, что узнал об информации о возможном убийстве раньше коллег. Он начинал проверять версию левых активистов, которые общались с «Медузой», и продолжит этим заниматься. «Публиковать то, что было в ней [версии левых активистов], без спокойной и тщательной проверки мне стандарты доказывания не позволяют; речь вообще-то об обвинении в двойном убийстве», — написал редактор. 

В комментариях под постом Егора Сковороды некоторые пользователи спросили, почему он сам не опубликовал версию об убийстве. Он ответил, что узнал об этом гораздо позднее события, то есть потенциально возможного убийства, и «только один этот факт не был новостью». 

 

О версии с убийством знали и в сообществе Rupression — оно освещает дело «Сети»* в своем Telegram-канале. В заявлении в связи с расследованием «Медузы» команда сообщества написала, что они собирали «информацию о событиях, предшествовавших исчезновению Артёма и Кати». В Rupression пришли к тем же выводам, что и «Медуза», но не стали предавать информацию огласке, так как не получили «окончательной и доказуемой картины». Они предположили, что журналисты, к которым левые активисты обращались до «Медузы», тоже не смогли до конца убедиться в правдивости версии. Коллектив Rupression обратил внимание, что большинство из потенциальных очевидцев, которые могли бы обладать информацией о произошедшем, находятся в СИЗО и за границей, поэтому коммуникация с ними затруднена. 

 

Автор проекта «ОВД-Инфо» Алексей Полихович написал на своей странице в Facebook, что был «тем самым журналистом, который знал об этой истории и не расследовал ее». «В какой-то момент меня, кажется, парализовало, мозг просто отказывался об этом думать. В этом, конечно, некого больше винить, кроме меня самого», — объяснил он. Полихович добавил, что чувствует вину за молчание, но он рад, что версия об убийстве опубликована и широко обсуждается.

 

Какие нестыковки в расследовании «Медузы» увидели журналисты

Многие журналисты, правозащитники и активисты назвали расследование «Медузы» поспешным и «сырым». Они упрекнули авторов в том, что те недостаточно тщательно проверили информацию об убийстве, погнались за просмотрами и не обратились ко второй стороне — родственникам и адвокатам фигурантов дела «Сети»*. «Медуза» писала, что не дозвонилась до матери и адвоката Максима Иванкина на момент публикации. В комментарии «7х7» на следующий день после публикации расследования адвокат Иванкина Константин Карташов сказал, что у него «нет желания подробно комментировать этот бред», и назвал статью «вбросом». 

 

Коллектив Rupression обратил внимание на то, что Алексей Полтавец общался с разными людьми на тему убийства и озвучивал разные версии. Егор Сковорода отметил заявление Полтавца «Медузе» о «выстреле картечью» в лицо Артёма Дорофеева. Но эксперт, который осматривал труп, писал об ударе тупым предметом в лицо. 

 

У Алексея Полиховича возникли вопросы к авторам расследования по поводу их основного источника — Ильи, фамилию которого авторы не назвали. Полихович написал, что лично его знает, и охарактеризовал как человека «не очень уравновешенного». Полихович пишет, что у Ильи был личный конфликт с Дмитрием Пчелинцевым, Арманом Сагынбаевым и фигурантом петербургского дела «Сети»* Игорем Шишкиным. 

 

«А почему этой инфы нет у Макса Солопова [соавтора материала „Медузы“]? Да потому что он об этом не спросил. Ни участников кампании, ни родителей, ни адвокатов — никого. Зачем, если нужно хайповать на горячей теме прямо сейчас, пока кто-то из коллег пытается раскопать что-то кроме рассказов Ильи-расследователя (и которых, этих коллег, «Медуза» кинула в угоду хайпу)», — написал Алексей Полихович. Чуть позже он отредактировал оригинальный пост и добавил, что признания Алексея Полтавца, который ранее отрицал свою причастность, «позволяют о чем-то судить». 

 

У блогера либертарно-коммунистического медиапроекта «Автономное Действие» Николая Дедюка возникли вопросы к личности одного из авторов расследования «Медузы» — Максиму Солопову. «Учитывая лево-патриотические взгляды Солопова и его отношение к анархистам, у меня есть обоснованные сомнения в его порядочности, объективности и правдивости», — написал он.

 

Этично ли было публиковать версию об убийстве 

После публикации расследования правозащитники, сторонники левых политических взглядов и просто сочувствующие фигурантам дела «Сети»* начали обвинять «Медузу» в том, что их расследование поставит крест на репутации осужденных и уменьшит общественную поддержку молодых людей. Полемика развернулась вокруг вопроса, должна ли была «Медуза» публиковать имеющуюся информацию об убийстве в ее нынешнем виде и насколько это этично в разгар кампании за пересмотр приговоров. Тем более что фигуранты петербургского дела «Сети»* еще ждут суда.

Руководитель сервиса пользовательских вопросов и ответов «Яндекс.Кью» Тоня Самсонова в Facebook предложила обсуждать не качество текста и редактуры, а обратить внимание на этическую сторону. Самсонова написала, что журналист не должен задаваться вопросом, к каким последствиям приведет публикация статьи, потому что в таком случае он становится не журналистом, а пиарщиком, правозащитником или политиком.

«Задача журналиста — добывать информацию, проверять информацию. У журналиста не может быть задачи лить воду на чью-то мельницу, поддерживать своими публикациями взгляды и группы, которым он симпатизирует. Журналистика аморальна с точки зрения общественной морали и должна быть такой, чтобы быть честной», — написала Самсонова.

«Самое неприятное, что обычный человек прочтет этот текст и скажет: „Все-таки правильно говорят: не бывает дыма без огня. Конечно, пытать людей неправильно... Но если они убийцы и террористы, которые угрожают жизни других граждан, то, наверное, бывают такие случаи, когда нет другого выхода“... Так что, если в ближайшее время мы увидим пикеты с плакатами „Убийц к ответу!“, ничего удивительного в этом не будет», — написал в Facebook главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин

 

 

Что будет с кампанией за пересмотр приговора

Несмотря на сомнения в качестве расследования «Медузы», многие активисты сообщили в соцсетях, что продолжат поддержку фигурантов дела «Сети»*, несмотря на новый сюжет. В частности, сообщество Rupression заявило, что выражает им сочувствие и поддержку «независимо от того, какой может оказаться истина». Команда «ОВД-Инфо» считает, что «общество не ошиблось, выступив против пыток и фабрикации „пензенского дела“, но в новом сюжете о деле „Сети“* необходимо установить истину». 

 

Активный участник кампании в поддержку фигурантов дела «Сети»* Олег Лекманов написал, что, если версия об убийстве окажется правдивой, его позиция станет «более отстраненной». Но это не снимет вопросов к силовикам по поводу пыток и качества доказательной базы.

 

Активист Роман Белоусов, который участвовал в мероприятиях в поддержку фигурантов дела «Сети»*, сожалеет, что информация об убийстве не появилась ранее, так как ее нужно было учитывать, чтобы строить общественную кампанию.

«Это мина замедленного действия, и она наносит тем больший урон обществу (нарождающимся практикам солидарности, которые мы видим последний год), чем позднее наступает освещение ситуации. Ни про какие трупы до вчерашнего дня не было информации в медиа, а она имеет ключевое значение для сценария кампании, определения ее целей и формулировок (дело по терроризму и фальсификации — отдельно, убийство — отдельно). Сейчас бум, который я вижу в ленте, напоминает стадии отрицание, злость и так далее до принятия», — написал Белоусов. 

 

По информации «Медузы», ФСБ знала об убийстве, но не стала передавать дело в Следственный комитет, «не желая делиться громким делом». Некоторые активисты и правозащитники в связи с этим начали высказываться, что расследование поставило еще больше вопросов к представителям силовых структур. «Теперь, прочитав „Медузу“, мы можем предположить, что правоохранительные органы РФ не только пытают людей и фальсифицируют дела, они еще и не расследуют настоящие преступления. А именно они не расследуют убийство!» — написала в Facebook главный редактор журнала «Театр» Марина Давыдова, которая в числе других деятелей культуры требовала пересмотра приговоров по делу «Сети»*. 


Уголовное дело о создании террористического сообщества «Сеть»* и участии в нем («пензенское дело») Федеральная служба безопасности возбудила осенью 2017 года. В мае 2019 года Приволжский окружной военный суд приступил к рассмотрению дела в отношении семи молодых людей левых и анархистских убеждений — Ильи Шакурского, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Василия Куксова, Андрея Чернова, Михаила Кулькова и Максима Иванкина. Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках фигурантов дела не возбуждено.

Приволжский окружной военный суд 10 февраля в Пензе признал фигурантов дела «Сети»* виновными в создании и участии в террористическом сообществе, незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов, незаконном обороте взрывных устройств и покушении на незаконный оборот наркотиков группой лиц по предварительному сговору в крупном размере и приговорил к срокам от 6 до 18 лет лишения свободы. После приговора в России началась кампания за пересмотр приговоров.

Интернет-издание «Медуза» выпустило расследование о возможной причастности некоторых фигурантов дела «Сети»* к убийству 21 февраля — через 11 дней после вынесения приговора.

 

* «Сеть» — запрещенная в России организация, признана террористической.

* В материале упомянута организация, деятельность которой запрещена в РФ
Комментарии (5)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Давайте признаем честно . Владимир Путин снова переиграл оппозицию на её же поле.
Выражаясь грубо и фигурально - ткнул мордой в грязь. Причём в грязь кровавую .
А кровь не краска - с рук не смоешь !

Так что теперь над всеми подписантами писем в защиту "невинно осужденных" убийц , наркоторговцев и насильников навис Дамоклов меч в виде Статьи 205.2 УК РФ "Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма " .
Ибо они формировали у населения представления о возможной безнаказанности осуществления террористической деятельности.

Vova
24 фев 22:21

Если и переиграл, то шулерски, как обычно... Если верить "Медузе", то получается что пацанов судили не за реальное преступление, а за подставное. Да и было ли реальное???

kcy
24 фев 23:54

А как одно мешает другому? Готовили теракт, двое убитых оказались не в том время, не в том месте их и грохнули. Что не так-то?

25 фев 00:26

Давайте признаем честно, следаков-слабовиков опять переиграли. Они не то что сшить дело нормально не смогли, дак еще и убийство у себя под носом проглядели.

Ну признаем, дальше что?

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово