Новости, мнения, блоги
Архангельская область
  1. article
  2. Архангельская область

«Изменение климата — это проблема каждого человека». О чем говорили участники архангельской дискуссии «Климат меняется — меняемся ли мы?»

Репортаж "7х7"

Анна Чертова
Коллаж Кирилла Шучалина

"Почему в этом году аномально теплая зима? Пока школьники на Западе прогуливают пятницы на экопикетах, наша власть всячески скрывает истинные причины страшных изменений в природе" — экологическое движение «42» провело 27 января в Архангельске открытую дискуссию «Климат меняется – меняемся ли мы?». Корреспондент "7х7" записал основные тезисы дискуссии. 

В дискуссии приняли участие: Алексей Кокорин — российский климатолог, руководитель программы «Климат и энергетика» WWF России; Ольга Сенова — координатор Климатической программы Российского социально-экологического союза; Татьяна Шауро — коммуникатор Climate Action Network; Аршак Макичян - координатор международного движения Fridays for Future (’Пятницы за будущее’) в России. 

«Какое будущее уготовано нашей планете»

- Глобальная экологическая проблема – повышение температуры. Что станет с нами, если температура все же сможет прийти в норму? Мы останемся с той же самой экологией или она изменится? Если изменится, то где, когда и на какое время? - такой вопрос участникам дискуссии задала модератор встречи, программный координатор Бюро экологической информации Юлия Меньшова.

Алексей Кокорин:

- В ближайшей перспективе этого случиться не может. Вообще, все, что мы делали, дать нам этого ответа не может, потому что инерция океана такова, что глобальная траектория выбросов парниковых газов даст нам проследить результат только через 20–30 лет. Изменение климата в случае удержания температуры продолжится, но на естественные вариации климата будет накладываться лишь немного увеличивающаяся антропогенная составляющая. Это означает, что количество опасных явлений не снизится, а увеличится, но совсем не сильно, раза в два. Что значит увеличение этих опасных явлений? Это не то, чего не было никогда, просто это аномально теплая зима в Москве, которая будет повторяться чаще. Эта частота изменится в случае удержания глобальной температуры, но изменится на 20 процентов, а не 300. Это большая разница. Если пойти по более уязвимым странам планеты, то в этом случае невозможность удержать температуру грозит превращением некоторых стран Азии в безжизненную пустыню. Такой сценарий, по мнению ученых, возможен через 60 или 90 лет. Люди начнут уезжать с этих земель. Россию эта ситуация не коснется, но на юге нашей страны в разы станут хуже условия сельского хозяйства. Эта ситуация обратима. Все вернется на круги своя, но только через некоторое количество столетий. А дальше против засухи нам будет помогать ледниковый период. Безусловно, такие сценарии в истории нашей планеты уже были, но они были обусловлены естественными причинами, а то, что происходит с нами и с нашей планетой последние 50 лет, — дело рук именно человека. 

Аршак Макичян:

- Именно для избежания такого сценария нам необходимо объединяться всей планетой и решать эту проблему. Да, разница температур в полтора-два градуса может казаться нам небольшой, но в этой маленькой разнице погибают тысячи видов растений и животных. Мы можем это предотвратить. Даже пожары в Сибири мы могли предотвратить, ведь это случилось именно из-за человеческого фактора. Локальные вещи каждый человек может предотвратить, и поэтому мы должны объединяться. Мы не должны думать, что изменение климата — это проблема ученых, нет, это проблема каждого человека. Поэтому Грета Тунберг смогла достучаться до стольких людей. Она мыслила не как ученый, а как человек, донесла до нас, что экологическая проблема затронет каждого из нас, поэтому с ней нужно бороться.

«Нам грозит ледниковый период?»

Алексей Кокорин:

- Есть такой академик Котляков, и я помню одно интервью с ним. Журналист спросил у него, не начнется ли глобальное похолодание через 15 лет. Котляков ответил, что да, ученые прогнозируют новый ледниковый период, но через полторы тысячи лет. А теперь посмотрите: если оставить только первую часть его фразы — получается дезинформация. Мы, климатологи, особенно когда занимаемся такими вещам, как ледниковый период, не думаем, начнется он или нет. Нас волнует, начнется он через 100 лет или через 2000 лет. В итоге в СМИ зачастую получается так, что мы, климатологи, говорим одно, а журналисты это выворачивают и только запугивают или недостаточно информируют людей. 

«Объединятся ли экоактивисты России в новую „зеленую“ партию?»

Аршак Макичян:

- У нас в стране есть небольшие «зеленые» партии, но они абсолютно бездействуют. Так как экологическая повестка сейчас все же становится популярнее, я слышал, что наша власть пытается открыть какую-то марионеточную «зеленую» партию, чтобы наш экологический протест "слить". В целом в России невозможно создать реальную независимую «зеленую» партию. Даже Алексей Навальный с огромной поддержкой народа не может зарегистрировать свою партию. Поэтому-то и нужны такие общественные движения, которые могут объединять людей. И Fridays for Future может объединить любых людей. Даже если вы голосуете за Путина, но знаете, что часть его политики в экологической проблеме угрожает вашему будущему, то вы должны примкнуть к нам. Сейчас в России на данном этапе нужны не партии, а движения. Протест работает.

Ольга Сенова:

- Я бы хотела уточнить, что есть политическая деятельность, а есть общественная деятельность и это разные вещи. Может человек из общественного движения перерасти в политику, но это его личный выбор. Очень многие организации, чтобы сохранить нейтральность для разговора с разными слоями общества, принимают решение в своих действиях уйти от собственных политических убеждений, чтобы покрыть большую аудиторию. Мы выражаем интересы общества, мы работаем с властью, с политиками, чтобы донести до них народные требования, но в политику мы не идем.

«Политика и экология должны быть едины»

Один из важных вопросов задал координатор штаба Навального в Архангельске Андрей Боровиков:

- Как вы считаете, стоит ли участникам экологических движений участвовать сугубо в политических акциях?

Аршак Макичян:

- Я сам лично поддерживаю политические протесты и считаю, что это очень важно для решения политических вопросов и других сфер. Но внутри нашего движения нет никакой политической идеологии. Мы занимаемся только экологией, потому что у нас есть и школьники, и молодые ребята, которые имеют право формировать свои политические взгляды сами. Поэтому конкретно внутри движения мы стараемся политику не трогать. А вообще, я согласен, что нам нужны такие перемены. А если конкретно взять Алексея Навального, то он еще ничего ни разу не написал про изменения климата и насколько это серьезно. Я думаю, что он знает про эту проблему, но нарочно о ней замалчивает, потому что понимает, что это не совсем популярно. Я его за это осуждаю. Лично я не могу поверить политику, который молчит о настолько важных вещах. Молчать об экологических проблемах, потому что это непопулярно, - преступление.

Ольга Сенова:

- Мне кажется, жизнь так многогранна, что не могут все быть на одной политической волне. Не все решают экологические проблемы протестами. Кто-то организовывает свою жизнь так, чтобы не вредить экологии, например делает свою дачу энергоэффективной, или утепляет свою квартиру, чтобы сэкономить свое отопление, или разговаривает с местным бизнесом, убеждая их использовать более экологичное производство. То есть все действуют по-разному: кто-то идет в политики, а кто-то старается показать политикам, чего хотят люди. Все эти меры приемлемы, лишь бы они не приносили вред.

Татьяна Шауро:

- Так как я работаю с разными странами, я вижу политическую ситуацию в них и как экологические вопросы решаются. Обычно такие проблемы, связанные с экологией решаются там, где население политически образовано. Население выходит и говорит, чего они от политики хотят, и там, где это происходит, политики действительно выходят на диалог с населением и общими усилиями пытаются экологические проблемы решать. Например, в Украине активисты экологических движений и обычные люди постоянно выходили, писали письма и добились того, что теперь у них есть министр экологии. Еще один пример из Кыргызстана. У них там очень активное население, и оно не стесняется предъявлять своих требований правительству, а правительство в свою очередь очень быстро на это реагирует. Поэтому если население политически активно и оно может предлагать пути решения тех или иных проблем для властей, то многие вопросы, в том числе и экологические, могут быть решены.

 

Анна Чертова, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово