Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область
  1. article
  2. Костромская область

«У молодых людей нет страха перед переменами». Прогнозы политолога Алексея Макаркина на 2020 год

Алексей Уханков, фото Алексея Молоторенко

Будет ли корректироваться избирательное законодательство в преддверии выборов в Госдуму 2021 года? По какому сценарию пойдет начавшийся транзит власти? Станет ли 2020 год политически насыщенным и активным? На эти вопросы попытался ответить московский политолог Алексей Макаркин 4 января на круглом столе в Костроме. Основные тезисы его выступления и выдержки из ответов на прозвучавшие вопросы — в обзоре «7х7».

 

О выборах в Госдуму 2016 года

— Парламентские выборы 2016 года для власти были комфортными. «Единая Россия» получила конституционное большинство в условиях возврата к смешанной избирательной системе. Но уже тогда прозвенел первый звоночек — уменьшилась активность избирателей. В условиях, когда еще действовал «крымский консенсус», протестные настроения выражались не в голосовании за оппозицию, а в нежелании участвовать в выборах. Выборы 2021 года будут для власти куда более сложные.

 
 
 

О вероятности корректировки избирательного законодательства

— Если бы меня спросили в июле 2019 года, я бы сказал, что, скорее всего, избирательную систему изменят в пользу одномандатных выборов, потому что рейтинг «Единой России» снизился, а по одномандатным округам можно провести значимых региональных кандидатов. Одномандатные однотуровые выборы традиционно выгодны власти, потому что оппозиция расколота. Схема «300 одномандатников и 150 списочников» на тот момент казалась абсолютно предсказуемой. Но после выборов в Мосгордуму, которые были чисто одномандатными, идея сделать уклон в сторону одномандатников оказалась под большим сомнением. Стало ясно, что в крупных городах возможна консолидация вокруг наиболее сильных оппозиционных кандидатов. К тому же чем меньше округа, тем больше шансов у оппозиционных кандидатов преодолеть препятствия для регистрации и тем легче проводить кампанию в условиях дефицита средств. Поэтому [власти] будут смотреть, будут взвешивать. Может быть, будут вносить изменения по одномандатникам, но это не гарантировано.

Возможно, будет принято решение о создании избирательных блоков. Тогда можно будет провести ребрендинг «Единой России», чтобы она объединилась с какими-то силами, общественными движениями. Будет другое название, другой бренд, под которым можно получить нужный результат.

 
 
 

О нестабильности избирательного законодательства

— Я плохо отношусь к постоянному изменению правил игры. У нас с 2003 года каждые выборы в Госдуму проходят по новым правилам. То убирают одномандатников, то их возвращают. То у нас 5% барьер, то 7, то снова 5. И все это находит свое умное обоснование. У нас отсутствует институт репутации. Один и тот же эксперт может говорить сегодня одно, а через пять лет — прямо противоположное. И это воспринимается как само собой разумеющееся.

Правила могут быть разные, но они должны быть стабильными. Постоянное изменение избирательного законодательства — вещь не самая хорошая. И правила должны быть универсальными, не зависящими от сиюминутной выгоды власти.

Я полагаю, что оптимальная схема проста: равное количество одномандатников и списочников. На мой взгляд, такая конструкция наиболее адекватна и сбалансирована.

 
 
 

О политическом транзите

— В последние дни 2019 года был запущен процесс политического транзита. Заявление президента России на пресс-конференции о том, что он не против, если из Конституции удалить слово «подряд» относительно двух президентских сроков, стало очевидным сигналом. Но я бы не ожидал в 2020 году объявления преемника. Обычно преемник объявляется в самый последний момент, это такая российская практика. Но если фамилию преемника мы вряд ли узнаем, то какие-то рамки, какую-то конструкцию мы, наверное, увидим.

Наряду с изъятием слова «подряд» сегодня много говорится о возможности перераспределения полномочий от президента к парламенту. Я думаю, это связано с желанием снизить цену вопроса об определении преемника и желанием показать, что любой преемник будет более слабой фигурой.

 
 
 

О сценарии объединения России и Беларуси в единое государство

— Также активно обсуждается союз России и Беларуси, при котором действующий российский президент уходит на должность главы союзного государства. Но здесь есть проблема: ни [президент Республики Беларусь Александр] Лукашенко, ни население Беларуси не хочет этого. По данным всех опросов выявлен такой консенсус — необходимы хорошие отношения с Россией, необходимо сохранять достигнутый уровень интеграции, но не до поглощения. А приход действующего российского президента на пост главы союзного государства, как бы это ни преподносилось, воспринимается именно как поглощение.

Поэтому такой вариант я считаю крайне маловероятным, тем более что введение поста главы союзного государства не может быть изолированным. Там сразу встает вопрос о едином правительстве, представительном органе, общей валюте, координации в сфере вооруженных сил и так далее. Лукашенко не идет на контакт по всем этим позициям. Сегодня не удается решить даже менее значимый вопрос по общей таможне.

Поэтому в России с куда большим интересом смотрят не на Беларусь, а на Казахстан. Опыт ухода Назарбаева от власти при сохранении за ним большинства реальных властных рычагов через Союз безопасности, который он возглавил, и через правящую партию, главой которой он остается, через реализацию роли национального лидера.

Что бы я совершенно исключил, так это уход действующего президента в никуда.

 
 
 

О тенденциях в общественных настроениях

— С точки зрения общественных настроений 2020 год, с моей точки зрения, вряд ли будет очень интересным. Но он может дать развитие процессам, которые сделают более интересным год 2021-й. Когда мы смотрим опросы общественного мнения, мы видим две интересные тенденции. Первая была отмечена в 2017 году — это резкое снижение запроса на стабильность и резкое повышение запроса на перемены. То есть это было еще до пенсионной реформы, которая стала не основанием для запроса на перемены, а только очень мощным, но все же дополнительным фактором, который усилил уже начавшийся процесс. Пенсионная реформа хоть и не привела у нас к таким уличным выступлениям, как во Франции, но она вызвала сильное внутреннее раздражение. Но запрос на перемены не означает, что есть некая программа перемен, на которую ориентируется большинство. 

Вторая тенденция — изменения в настроениях молодежи. Во-первых, у нынешних молодых людей нет воспоминаний о 90-х годах. Для них это глубокая история, поэтому у них нет страха перед переменами, нет восприятия перемен как смуты и хаоса. Молодежь живет в глобальном мире, общается в интернете, владеет иностранными языками, часто выезжает за границу, менее уважительно относится к церкви. Соответственно, у них меньше восприятие страны как самодостаточной, а их воззрения все более расходятся с официальными приоритетами государства.

Алексей Макаркин

Алексей Макаркин

 

О роли Михаила Горбачева в российской истории

— Горбачев однозначно не является преступником, а герой он или не герой - вопрос более сложный. Интересно, что Горбачева критикуют с разных сторон. Одни критикуют за то, что он не помешал распаду СССР, другие — за кровопролитие в Тбилиси и события в Баку. Я думаю, что это человек, пришедший к власти в условиях упущенного времени. Цены на энергоносители упали в 1984 году, поэтому Горбачев был вынужден действовать в условиях цейтнота.

Но этот человек сделал очень много для того, чтобы были реализованы те права, которые сейчас воспринимаются уже как то, что существовало всегда. Большое количество вещей, которые для нас абсолютно привычны, банальны, такие как возможность свободного выезда за границу, реализация частной инициативы в экономике, возможность адвокатам участвовать в процессе на любой стадии, — всем этим мы во многом обязаны Горбачеву.

Поэтому я считаю его если не героем, то человеком, который внес большой вклад в развитие страны.


Алексей Макаркин по образованию историк. С 1993 года работал в Институте мировой экономики и международных отношений РАН. Учился политологии у Кирилла Холодковского. Работал в газете «Сегодня» аналитиком,  руководителем подразделения «Досье», обозревателем. Вел историческую рубрику «Времена», публиковал статьи на историческую тематику. С 1995 года сотрудничал с фондом «Центр политических технологий». После 2001 года перешел на работу в фонд, но продолжал работать как журналист — в 2001–2003 годах вел колонку в сетевом издании «Еженедельный журнал». С 2004 года — заместитель директора (вице-президент) Центра политических технологий. С 2018 года профессор факультета социальных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Алексей Уханков, фото Алексея Молоторенко, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Дежавю
09 янв 20:03

Вина Горбачева М. С. лишь в том, что в он в ущерб своему эго, не позарился на безграничную власть и несмотря на бешенное сопротивление продажной и коррумпированной совковой номенклатуры пытался спасти общество, пытался спасти Советский Союз от того, что должно было произойти и что в конечном итоге произошло...
К сожалению,люди в своем большинстве не осознали необходимость перемен, в этом и была вся трагичность его ситуации и он ушел. Он опередил свое время. Очевидно не в силах был справиться один в этом круговороте обстоятельств и абсурда. У него не было необходимой поддержки в обществе, он понял,что проиграл в этой схватке добра и зла...

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных