Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 15 809 из 50 000
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

Истории 2019 года. О добрых людях, искаженном прошлом и мусоре

Здравствуйте! Меня зовут Елена Баякина, я один из выпускающих редакторов на «7x7 Горизонтальная Россия». Я работаю с лонгридами и репортажами.

Елена Баякина, фото Кирилла Шейна

Рубрика «Истории» — одна из моих любимых. Это помогает заглянуть в события глубже и понять, что стало их причиной, кто и почему в них участвует, найти ответы на вопросы «как это устроено» и «какой из всего этого выход». Как правило, эти истории непростые и неоднозначные — о коррупции, о тенденциях в стране, о проблемах людей. Читаешь и думаешь: «Все пропало, шеф! Где же доброе, светлое, вечное?» Оно есть! Эти же истории учат нас осознанности и вниманию друг к другу, учат не опускать руки, когда кажется, что все безнадежно.

Мы рассказываем эти истории, чтобы как можно больше наших читателей знало своих героев и антигероев в лицо. Опыт 2019 года показал: гласность и общественный резонанс помогают восстановить справедливость. Не всегда, к сожалению, но шансы значительно возрастают. Историй за год было очень много, упомянуть все в одном материале невозможно. Поэтому перед вами не совсем обычная подборка — семь ключевых тем, над которыми работали наши корреспонденты из разных регионов.

 

Экология. Нефть и мусор

Год назад на станции Шиес на границе Республики Коми и Архангельской области активисты организовали круглосуточную вахту — они решили помешать строительству площадки под полигон для московского мусора. Начались массовые протесты. Об этой истории узнал весь мир, название станции рискует стать нарицательным: жители других регионов России, где планируется построить мусоросжигательный завод или полигон, начинают использовать его, чтобы подчеркнуть масштаб проблемы. Например, «Шиес-2» — это под Казанью, где недавно сотрудники ОМОНа разогнали палаточный лагерь.

Корреспонденты «7х7» из Коми и архангельской редакций весь год следили за событиями на Шиесе. Новостей и репортажей было очень много, но вот, пожалуй, два материала, которые помогут вам сэкономить время и сориентироваться в теме:

«Азбука Шиеса. Ленинград, мусороботы, шиесон» и репортаж «Я был на Шиесе. Июнь 2019» с элементами виртуальной экскурсии.

«1994». Это рассказ о другой, не менее актуальной для Коми проблеме — крупнейшем на суше нефтеразливе в Усинском районе. Редкие архивные фото и видео, воспоминания очевидцев и выводы, чему нас научила эта авария.

Сотрудники ЧОПа на Шиесе

Сотрудники ЧОПа на Шиесе, фото Марии Гавриловой

 

Политика. Нынешние и бывшие

Мы следили за процессами в отношении бывших глав Марий Эл и Республики Коми. Суд над Леонидом Маркеловым, который обвиняется во взятке, еще продолжается, а по делу экс-губернатора Коми Вячеслава Гайзера уже вынесен приговор. Вот совместный с «Медузой» проект «ЗАО „Республика Коми“. Как врут и воруют чиновники в России», основанный на записях из суда и материалах уголовного дела.

«Русский мир» — история Егора Русского, тамады из Ухты, который стал мэром одного из городов в ЛНР, а потом попал в тюрьму за взятку.

«Все по плану» — интересный кейс, как лишить местных депутатов полномочий распоряжаться землями муниципалитета и сделать легитимным строительство мусорного полигона (да-да, речь все про тот же Шиес).

Еще одна история из Коми — как депутаты регионального Госсовета (что примечательно — преимущественно единороссы) вступили в открытую конфронтацию с главой Сергеем Гапликовым: они отказались поддержать его ставленника на важный пост и заявили о давлении на них.

Егор Русский на протестной акции в Сыктывкаре

Егор Русский на протестной акции в Сыктывкаре, фото Максима Полякова

 

Расследования. Схемы и связи

«Региональные короли госзаказа» — это результат кропотливой работы наших журналистов за два года. Расследования о тех, кто зарабатывает на контрактах на строительство социальных учреждений, дорог и поставку продуктов, медикаментов и оборудования.

«Соседи Есенина» — история о том, кто и как застроил коттеджами заповедные есенинские места в Рязанской области. И Путин им не указ.

 

Права человека. Пытки

Пытки и отношение к заключенным в колониях России и не только — особая тема.

Дело запрещенной в России террористической организации «Сеть» — в центре внимания. Обвиняемые заявили о том, что их пытали, они требуют расследовать эти факты.

«Черный список президента» — суперрепортаж из Узбекистана нашего корреспондента Сергея Маркелова. Истории шести политических заключенных, которые подвергались пыткам при прежнем президенте страны Исламе Каримове, и наблюдения о дне сегодняшнем.

Спецпроект «Обвинительные клоны» — для читателей, которые, возможно, никогда не сталкивались с «палочной системой». Это истории простых людей, которые пошли под суд по сфабрикованным обвинениям, советы экспертов и рассказ о том, как в России действует презумпция виновности.

«Как жил и умер заключенный рязанской колонии ИК-2 Николай Колюбакин, вовремя не получивший медицинской помощи» — репортаж нашего рязанского корреспондента Екатерины Вулих о тюремной медицине на примере одной истории.

Иллюстрация к проекту "Обвинительные клоны"

Иллюстрация к проекту "Обвинительные клоны", рисунок Анны Макаровой

 

Малые народы и российская глубинка

Как сохранить свою идентичность, культуру и язык, когда со всех сторон — глобализация, централизация, индустриализация и прочие «ции»? Очень трудно. Человек выходит против системы, пробует договориться или искать компромисс.

«Сила комиксов» — пример того, как частная инициатива финской художницы и лингвиста из России помогает пробудить интерес к изучению языков коренных народов. Почему молодежь стесняется говорить на родном языке, как сохранить национальную культуру — об этом нам рассказали участники арт-проекта «Живой язык» из Коми, Карелии, Мурманской области и Финляндии.

Проект «Люди-ключи» — о четырех энтузиастах из разных регионов страны, которые нашли свой способ рассказывать об истории и культуре своей родины.

Наш корреспондент в ХМАО Айгуль Хисматова дважды в этом году ездила на стойбища оленеводов и писала о том, как представители коренных народов отстаивают свое право жить на земле предков. Нефтяные компании получают лицензии на разработку месторождений на родовых угодьях, давят на оленеводов обещаниями или угрозами. Здесь — рассказ о деревне Нумто, которая находится на территории природного парка и куда очень непросто попасть с «Большой земли». «Последний ягельник» — история про аганских ханты, которые теряют пастбища и судятся с нефтяниками.

«Путешествие за Нижний Конец». Репортаж Ирины Казанкиной о том, как вепсы (представители коренной народности Севера) выживают в одной из деревень Вологодской области — без связи, дорог и с магазином, который работает два дня в неделю.

«Как вымирают деревни Ульяновской области» — про три полузаброшенные деревни и их жителей, которым, чтобы выжить, нужно держаться вместе и помогать друг другу.

 Коллаж Кирилла Шейна

 

Кривое зеркало истории

Продолжается история с раскопками в карельском урочище Сандармох. Там захоронены тела около 10 тыс. расстрелянных в 1937–38 годы. Два лагеря: защитники Сандармоха с одной стороны и с другой — Военно-историческое общество и ряд историков, которые хотят доказать, что там расстреливали не только жертв репрессий. Разрешения на раскопки никто не видел. В августе «7х7» опубликовал подробный репортаж «Говорят, но не показывают».

«Выжившие. Как государство относилось к родным репрессированных» — истории людей, которые потеряли близких и много лет жили в страхе, эта боль передается следующим поколениям.

А вот это — наши истории о том, как в городах России сторонники Сталина пытаются реабилитировать память вождя: «Вполне ожидаемое явление» и «Карта Сталина».

 

Добрые люди

Таких историй, как эти, хочется больше. Пример сострадания и помощи тем, кто оказался, как говорят чиновники, «в трудной жизненной ситуации».

История деда Матвея из Рязанской области, который остался на улице после пожара, а теперь благодаря помощи волонтеров получает письма поддержки и посылки со всего мира.

Истории людей, как, например, у деда из материала Вулих или воркутинки, которой не давали опеку над внуком.

«Мухтар — символ борьбы и веры» — еще одна история из Рязани о том, как волонтеры спасли искалеченного пса и добились возбуждения уголовного дела.

«Узница прошлого» — история воркутинки, которую лишили опеки над внуком из-за судимости 30-летней давности. Но семью удалось сохранить.

Ирины Бондаренко, героиня статьи "Узница прошлого"

Ирина Бондаренко, героиня статьи "Узница прошлого", фото Максима Полякова

 

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Истории

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности