Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
Собирается ежемесячно 17 509 из 50 000
  1. article
  2. Пензенская область

«Суд не видит оснований». Почему судьи отклонили просьбы адвокатов исключить доказательства ФСБ по делу «Сети»*

Обзор "7х7"

Екатерина Малышева
Адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева

Суд по делу "Сети"* в Пензе 9 декабря вместо прений  рассматривал оставшиеся ходатайства адвокатов подсудимых. Защитники Андрея Чернова, Ильи Шакурского и Дмитрия Пчелинцева в очередной раз попросили признать недопустимыми доказательства ФСБ. О чем шла речь на заседании, что говорили суд, гособвинитель и подсудимые — в обзоре «7х7».

«Телефон три месяца лежал в ФСБ без упаковки»

К началу прений почти все адвокаты, за исключением защитников Максима Иванкина и Василия Куксова, заявили о недопустимости доказательств, которые собрали следователи ФСБ.

Адвокат Андрея Чернова Станислав Фоменко 9 декабря попросил судей исключить доказательства виновности своего подзащитного. В их числе — протоколы изъятия и осмотра телефона Чернова (на котором якобы нашли адреса закладок наркотиков). Сам подсудимый говорил, что телефон ему не принадлежал, а дело о наркотиках против него сфабриковано. Телефон, со слов Чернова, у него «не изымали дома», а «отобрали на работе при задержании». Описания телефона (в том числе серийного номера) в материалах дела нет — определить, что это за телефон и чей он, нельзя.

Фоменко напомнил судьям об изменениях на телефоне (13 ноября 2017 года), которые кто-то внес после задержания Чернова (9 ноября 2017 года). Этот телефон находился без упаковки в распоряжении следователей ФСБ около трех месяцев. 

— Никакие технические средства [фото, видеофиксация] при осмотре телефона 24 марта 2018 года в нарушение закона не использовались. Также в документах не сказано, что для открытия файлов следователь использовал какой-то пароль. Но открыть их [файлы] в суде без пароля нам так и не удалось, — напомнил Станислав Фоменко.

Понятые в осмотре телефона Чернова не участвовали, подписей технического специалиста в протоколе тоже нет. В суде компьютерные специалисты заявили, что скриншоты переписок, якобы сделанные следователем ФСБ с телефона Чернова, — это скриншоты с компьютера. Подсудимый сказал, что часть данных вообще не могла храниться в приложении Keypass, как написали следователи.

«Яндекс.Карты» против закладок

По местам закладок наркотиков, якобы найденных в телефоне Андрея Чернова, оперативники объехали за один день 153 адреса. Адвокат Фоменко посчитал, что они переезжали от точки к точке в среднем за пять минут. Он попросил суд приобщить к делу маршруты «Яндекс.Карт». На них самые короткие маршруты передвижения от одной точки к другой занимали больше пяти минут — 8, 11 или 15 минут.

По мнению гособвинителя Сергея Семеренко, пять минут —— всего лишь средний показатель и он ничего не доказывает. Это время является, с его слов, «относимым и не может быть тем временем, которое [реально] использовалось». Все остальные ходатайства адвоката Фоменко прокурор тоже попросил отклонить.

— Нарушений, я считаю, нет. Все следственные действия проведены с учетом норм УПК и действующего законодательства, — сказал Сергей Семеренко.

— Уважаемый суд, это вызывает возмущение у меня! Государственный обвинитель использует только общие формулировки. Если бы он объяснил нам по каждой статье конкретно — что тут не положена, например, подпись, а тут — фотофиксация. Но он этого не делает.

— Прокурор ничего не объясняет, — поддержал своего адвоката Андрей Чернов. — У нас даже понятые не были опрошены [они не явились по повестке в суд].

Тот факт, что в материалах дела встречается один и тот же понятой с разными подписями, гособвинитель Сергей Семеренко объяснить не смог, но нарушений не увидел:

— Я не специалист по подписям. Но чем меньше людей привлекается на стадии оперативно-розыскных мероприятий, тем меньше информации утекает. И тем удобнее.

Судьи не стали ничего уточнять у прокурора и приобщили к материалам дела только маршруты «Яндекс.Карт». Все другие ходатайства адвоката Фоменко суд отклонил.

— Окончательную оценку [доказательствам] суд будет давать в совещательной комнате [при вынесении приговора по делу], — пояснил Юрий Клубов. — Пока суд не видит оснований [исключать доказательства].

 

«Давайте будем считать, что „Съезд“ был в феврале»

Одно из основных доказательств обвинения по делу «Сети»* — файл «Съезд 2017». В нем якобы описаны итоги съезда террористических ячеек в Петербурге в феврале 2017 года. О том, что съезд действительно был и что он проходил именно в феврале, сказал фигурант «Сети»* Егор Зорин — с его явки с повинной началось уголовное дело «Сети»*.

Подсудимый Илья Шакурский на одном из заседаний показал судьям фотографии с Зориным из Петербурга, куда они ездили в марте. Он сказал, что они просто гуляли и осматривали достопримечательности, а съезда никакого не было.

На заседании 9 декабря Дмитрий Пчелинцев зачитал судьям детализацию телефонных  звонков — своих и других фигурантов — за февраль и март 2017 года. Он обратил внимание, что сведений за март по Зорину нет:

— Следствие, я считаю, скрыло их [данные за март у Зорина], чтобы сфальсифицировать материалы. Типа «окей, давайте будем считать, что съезд был в феврале», раз Зорин так сказал [в явке с повинной]. Но никакого съезда не было — ни в феврале, ни в марте.

Пчелинцев не отрицает, что был в Петербурге в феврале и марте 2017 года Он подробно описал суду, что делал и с кем встречался. Из массовых мероприятий он был «на веганской тусовке» 10 марта. Она проходила в лофт-студии (точный адрес Пчелинцев не знает), где было около 100 человек.

— Потом у нас была экскурсия по веганским местам. Мы ходили в фалафельную, чайную. Поджеймили, потусовали. Но у нас не было террористических целей, просто собрались потусить, — объяснил подсудимый.

«Зубову не дали разнести экспертов ФСБ»

Адвокат Ильи Шакурского несколько раз заявлял о недопустимости доказательств вины своего подзащитного. Но суд все отклонил. 9 декабря он попросил исключить из их числа еще одно — "прослушку" разговоров фигурантов с секретным свидетелем «Кабановым» (по версии защиты, это провокатор Влад Добровольский).

Независимый эксперт Герман Зубов нашел в фонограммах "прослушки" признаки монтажа. Эксперты ФСБ, которые делали заключение, сказали, что нарушений нет.

— Эксперт Зубов не смог их [экспертов ФСБ] убедить. Точнее, признать «прослушку» незаконным и недопустимым доказательством, — поправился гособвинитель Сергей Семеренко. — Утверждения Зубова были основаны на его собственных выводах, которые ничем не были подтверждены.

Пчелинцев напомнил, что он просил суд разрешить Зубову задать вопросы экспертам ФСБ. Суд в этом отказал.

— Зубову и не дали их [экспертов ФСБ] разнести! — напомнила суду адвокат Пчелинцева Оксана Маркеева. — Эксперты-эфэсбэшники сказали, что перед ними просто не ставили такие задачи [установление признаков монтажа]. К тому же им должны были представить исходные записи [«прослушки»] на том носителе, на котором они были записаны. А не какой-то [вторичный] диск.

Расшифровку этих записей проводил оперативный сотрудник ФСБ Вячеслав Шепелев. Защита и подсудимые заявили, что он исказил слова говорящих, и напомнили про уголовную ответственность за заведомо ложные экспертные заключения.

«Не все так просто в этом деле»

Адвокат Пчелинцева Оксана Маркеева, как и другие, попросила суд исключить доказательства вины своего подзащитного. Большая часть из них, с ее слов, получена под пытками. Список этих доказательств она зачитывала 9 декабря около двух часов.

Подсудимый Пчелинцев пояснил, почему считает многие доказательства своей вины недопустимыми. Он привел пример: свидетель обвинения Диана Рожина сказала в суде, что все показания на следствии дала со слов своего бывшего парня Руслана Емельянова. Сам Емельянов обвинительные показания в суде не подтвердил.

О пытках сотрудников ФСБ подсудимые говорят на каждом заседании. 9 декабря Дмитрий Пчелинцев сказал, что накануне вместе с адвокатом Маркеевой в очередной раз обследовал рубцы на своем теле. На пальцах ног, куда присоединяли провода от динамо-машины, с его слов, сохранились вмятины и не растут волосы. Это, по мнению Пчелинцева, говорит в пользу недопустимости доказательств ФСБ, полученных под пытками.

– [Признательные] показания получены, как подсудимые выражаются, в результате пыток.  – ответил на это прокурор. – Но мы подробно исследовали материалы проверок в суде. Факт применения недозволенных методов ведения следствия, в общем, не нашел своего подтверждения.

– Напротив, при исследовании материалов проверок мы увидели грубейшие нарушения, – обратилась к судьям адвокат Оксана Маркеева. – В рамках судебного следствия нам удалось установить, что не все так просто в этом деле. Мы заявляем ходатайства [о недопустимости доказательств] именно сейчас, а не при вынесении приговора, чтобы обвинение не могло использовать в прениях эти порочные доказательства.

Суд вынесет решение по ходатайствам адвоката Маркеевой после того, как их изучит гособвинитель. Ходатайства других адвокатов суд отклонил.


Уголовное дело о террористическом сообществе «Сеть»* («пензенское дело») ФСБ возбудила в октябре 2017 года. Подсудимые не признали вину и заявили, что «сознались» под пытками.

Доказательства обвинения защита нашла несостоятельными и пригласила в Пензу нескольких независимых экспертов: фоноскописта, лингвиста, психолога, компьютерного специалиста.

Эксперт-фоноскопист из Петербурга Герман Зубов 16 сентября заявил о признаках монтажа в «прослушке» аудиозаписей с участием фигурантов дела.

Технический эксперт из Москвы Игорь Михайлов 16 октября сказал, что файлы, изъятые с электронных носителей подсудимых и хранящиеся на компакт-диске в материалах дела, могли редактироваться после ареста фигурантов. Автором правок, по словам эксперта, был пользователь с никнеймом shepelev. Этот никнейм совпал с фамилией оперативника пензенского управления ФСБ Вячеслава Шепелева, который сопровождал дело «Сети»*.

Независимый московский психолог Ростислав Прокопишин 6 ноября заявил, что судебно-медицинская экспертиза по заказу ФСБ проведена с грубыми нарушениями и не считается научной. Лингвист из Москвы Андрей Смирнов обнаружил, что основные документы обвинения — «Положение» и «Съезд» «Сети»* — написаны молодыми женщинами. В них эксперт нашел не признаки терроризма, а любовную переписку.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Пензенская область

Права человека

События

Пытки

Дело «Сети»*

Суд

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности