Горизонтальная Россия
  1. article
  2. Горизонтальная Россия

«Единственное „преступление“ наших детей — это инакомыслие». Как в Москве прошел первый съезд движения «Матери против политических репрессий»

Репортаж "7х7"

Екатерина Малышева
Съезд матерей

Родственники фигурантов политических дел, которые объединились в движение «Матери против политических репрессий», 7 декабря провели первый съезд в Москве. В нем приняли участие около 60 человек из регионов. У движения уже есть свой сайт, логотип и символ солидарности — белый платок в черный горошек. Пикеты активистов движения возле Кремля закончились задержаниями. Как прошел съезд, о чем говорили его участники и почему их задержали — в материале «7х7».

Родительский «Съезд-2019»

В конференц-зале "Международного Мемориала" 7 декабря собрались родственники и друзья политзаключенных из регионов. Это первый съезд участников движения «Матери против политических репрессий», в которое объединились в начале ноября родственники заключенных по политическим делам. 

Первой акцией «Матерей» стали коллективные письма в администрацию президента — в них родители потребовали честного и непредвзятого расследования дел против их детей. Администрация переадресовала эти письма в Следственный комитет.

В конце ноября «Матери против политических репрессий» провели благотворительную ярмарку. На ней они собрали 72 тыс. руб. на билеты родственникам из регионов, которые хотели приехать на общую встречу в Москве.

На съезд приехали участники движения из Пензы, Петербурга, Уфы, Челябинска, Саратова, Ростова-на-Дону, Перми, Казани, Тамбова, Москвы и других городов России. Среди них — родственники не только громких политических дел «Сети»*, «Нового величия», «ростовского» и «московского» дела, дела Хизб ут-Тахрир**, но и других политических дел, о которых меньше известно обществу.

Один из основных документов обвинения в материалах уголовного дела «Сеть»* называется «Съезд 2017». Родители фигурантов «Сети»* с горькой иронией говорят, что теперь они сами съехались на «Съезд 2019», чтобы помочь своим детям.

На встрече родственники политзаключенных были в одинаковых белых платках в черный горошек, которые символизировали родительскую солидарность. Матери фигурантов рассказали о своих историях и делах, по которым проходят их родственники.

«Страшно, что у нас где-то учат людей пытать»

О деле «Сети»* рассказала сестра Дмитрия Пчелинцева Анна Шалункина, которая ходит в Пензе на все судебные заседания. Фактически судебное следствие в нем закончилось. Процесс входит в финальную стадию — 12 декабря стороны планируют перейти к прениям. 

Анна Шалункина сказала, что за семь месяцев судебного процесса по «пензенскому делу» обнаружилось много нестыковок и нарушений. Среди них — два варианта явки с повинной Егора Зорина, разные подписи понятых и свидетелей, искажения протоколов, подброшенное, по версии защиты, оружие, гранаты и самодельные бомбы, противоречия в экспертизах ФСБ и ложные характеристики. Независимые эксперты установили, что основные документы обвинения «Положение» и «Съезд 2017» вносились изменения, когда фигуранты уже сидели в СИЗО. Их автором, предположил другой эксперт, вероятнее всего, была девушка и Москвы. Все эти файлы почему-то оказались в «питерском деле» раньше, чем в «пензенском» (их нашли именно у пензенских фигурантов).

Под конец судебного следствия, сообщила сестра Пчелинцева, выяснилось, что в «питерском» деле «Сети»* есть протоколы, подтверждающие, что оперативники пензенского ФСБ свободно проходили к арестантам в изолятор. Во внутренних документах пензенского СИЗО информации об этом нет.

 

— Но все, на чем строится наше дело [«Сети»*], — это признательные показания, — пояснила Анна Шалункина. — Практически на всех заседаниях, которые у нас проходили, звучало слово «пытки». Суд отказал в проведении медэкспертизы, которая могла бы установить, были пытки или нет. Несмотря на то, что мы предоставили заключение экспертов, которые были готовы провести эту экспертизу. Видеозаписи из СИЗО за давностью якобы не сохранились: в изоляторе написали, что записи 30 дней хранятся. На самом деле они в течение года обязаны хранить, а с нагрудных видеорегистраторов — 30 дней. Но в нашем деле никто не заинтересован в восстановлении истины.

Правозащитница Александра Крыленкова, которая была на съезде родителей, объяснила, почему дело «Сети»* для нее тоже особое: 

— Дело «Сети»* — на самом деле страшное, там не только пытки. В прессе много пишут про пытки, но я, например, не могу до сих пор успокоиться. Потому что именно по делу «Сети»* я узнала, что есть сотрудники ФСБ в самых разных регионах, которые абсолютно одинаково себя ведут во время пыток. Они одинаково разговаривают, у них есть белые перчатки, которые они надевают, идя пытать человека током. Мне даже как-то снился сон: зал, где сидят сотрудники ФСБ, и их учат пытать. Потому что не может такого быть — нельзя в разных городах без инструкций одинаково пытать человека. И мне от этого очень страшно. Что у нас где-то учат людей пытать, контролировать, чтобы человек по время пыток не умер. Но кроме пыток там, конечно, безумие <…> Все настолько в кучу, что, честно говоря, в какой-то момент кажется, ты живешь в каком-то сюрреализме. Как реальность это невозможно воспринимать. Не могу об этом говорить, у меня слезы на глаза наворачиваются.

«Это может случиться с любым»

Мать фигуранта дела «Сеть»* Дмитрия Пчелинцева Светлана Пчелинцева на съезде зачитала обращение к другим матерям России:

«Мы хотим обратиться к жителям России, к каждой матери. <…> Наших детей: молодых людей и девушек, арестованных по сфабрикованным делам о терроризме, экстремизме, участии в митингах и сообщениях в Facebook, судят и сажают в тюрьмы на долгие годы, притом что никто из них не совершил никакого насильственного действия. Никого не убил, не ограбил, не смошенничал. Единственное их „преступление“ — это инакомыслие и иногда мирный выход на улицы. Сейчас по всей России многие сотни политически мотивированных дел. В любой дом может войти эта беда в виде силовиков в масках и бронежилетах, которая на долгие годы остановит жизнь не только самого арестованного, но и десятков его близких. <…> Мы самые разные и самые обычные люди: мусульмане, христиане, иудеи, буддисты и атеисты. В поисках справедливости мы обращались в самые разные инстанции: пытались доказать правду в судах, писали письма президенту и правозащитные инстанции. Но не были услышаны. <…> Это может случиться с любым. Не оставляйте нас одних с этой бедой. Мы должны защитить наше будущее. Что можно сделать? Прочитайте о делах наших детей на нашем сайте и подпишите нашу петицию. Расскажите о ней и наших детях вашим знакомым, в родительских группах, сообществах и форумах. Выйдите на улицу и повяжите косынку в горошек на любое дерево — как символ несогласия с возрастающими политическими репрессиями».

Задержания у Кремля 

После съезда около 60 родителей с 15:00 вышли на одиночные пикеты и потребовали прекратить политические дела против их детей. В руках у них были плакаты с надписью: «Свободу нашим детям!» и фото фигурантов разных дел. Родители стояли вокруг стен Кремля на Набережной. Спустя полчаса после начала пикетов четверых из них задержали сотрудники московской полиции.

Светлана Пчелинцева

Светлана Пчелинцева

Среди них были Юлия Виноградова (ее дочь Анна Павликова — фигурант дела «Нового величия»), матери подсудимых дела «Сети»* Дмитрия Пчелинцева Светлана Пчелинцева и Андрея Чернова Татьяна Чернова. Четвертым задержанным оказался отец обвиняемого в попытке теракта контрактника Егора Метлина. Супруги Марина и Михаил Метлины приехали на съезд из Тамбова.

Задержанных доставили в ОМВД по Китай-городу, где поставили ограждения и объявили план «Крепость». Люди, которые пришли их поддержать, не могли подойти ко входу. На пикетчиков составили протоколы по статье 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Некоторые задержанные отказались подписывать протоколы. К 18:30 всех четверых освободили из отделения полиции.

— Общение вживую и сам факт сбора почти всех участников произвело очень позитивное действие на меня и маму Егора, — сказал Михаил Метлин «7х7». — Она тоже выступала на съезде с изложением сути дела нашего сына. Съезд зарядил нас энергией, пополнил силы для борьбы за наших детей, наполнил мудростью опыта тех, кто идет по этому пути уже несколько лет. Пикет тоже достиг намеченной цели: много людей узнали о нашем и других политически мотивированных делах. Подходили, спрашивали, интересовались: что, как, почему? Из окон машин махали в мою сторону. Власть нас тоже увидела и услышала, раз дала команду на наше задержание. 

Отношение полицейских к Михаилу Метлину, с его слов, было «корректным и даже немного уважительным», но к нему, как и к другим задержанным, долго не пускали адвоката.


Первыми в 2018 году объединились родители фигурантов дела «Сети»*. Они создали «Родительскую Сеть» и открыто рассказали о пытках их детей спустя несколько месяцев после арестов их детей.  Они проводили несколько акций протеста — среди них акция «За ваших и наших детей!» 28 октября 2018 года, пикеты к двухлетию со дня первых арестов дела «Сети»* и другие. 

19 ноября они вместе с участниками движения «Матери против политических репрессий» передали в администрацию президента коллективные письма. В них родители потребовали честно и непредвзято расследовать дела с участием их детей. Администрация передала письма в Следственный комитет. 

*«Сеть», **Хизб ут-Тахрир — террористические организации, запрещенные в России

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Дежавю
10 дек 2019 19:33

Если быть объективным, то и Ленина и Спартака возглавившего восстание рабов можно назвать террористами и т. д. В данном случае важно отделить мух от котлет, а патриотизм от идиотизма!

Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных