Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Пензенская область
  1. article
  2. Пензенская область

«Ваше время истекло». Что нового заявили стороны процесса по делу «Сети»* перед решением суда перейти к прениям

Обзор "7х7"

Екатерина Малышева, фото автора
В суде по делу "Сети"* 2 декабря 2019 года

Судейская коллегия Центрального окружного военного суда в Пензе назначила на 9 декабря начало прений в процессе по уголовному делу о террористическом сообществе «Сеть»*. Противоречия в деле, о которых за неделю до прений заявили адвокаты, реакция гособвинителя и суда на заявления защиты — в обзоре «7х7».

 «Съезд 2017» в «питерском деле» оказался на месяц раньше

Суд и гособвинитель на протяжении всего судебного следствия в Пензе настаивали, что «пензенское» и «питерское» дела «Сети»* не связаны. Адвокаты заявили, что, несмотря на это, могут использовать материалы из Петербурга в качестве доказательств невиновности пензенских подсудимых. Законом и УПК, по их словам, это не запрещается.

На заседании 2 декабря адвокат Ильи Шакурского Сергей Моргунов попросил приобщить справку из «питерского дела» в отношении Игоря Шишкина от 24 января 2018 года. Шишкин — фигурант «Сети»*, который заключил сделку со следствием и осужден на 3 года 6 месяцев лишения свободы. В этой справке следователи из Петербурга ссылаются на один из основных документов обвинения  «Съезд 2017».

Сотрудники пензенского УФСБ якобы нашли этот файл при осмотре ноутбука Ильи Шакурского и жесткого диска Армана Сагынбаева. Этот осмотр, как следует из материалов «пензенского дела», проводился месяцем позже 20 февраля 2018 года.

Это говорит о том, что файл «Съезд 2017» был в распоряжении следователей из Петербурга задолго [за месяц] до осмотра ноутбука Ильи Шакурского в Пензе, сказал адвокат Сергей Моргунов.

Защитник добавил, что в протоколах допроса на следствии Шакурский говорил, что у него на ноутбуке нет файлов «Положение»  и «Восход 1». При осмотре ноутбука в суде их не обнаружили. Независимый эксперт пришел к выводу, что файлы на ноутбуке Шакурского и других подсудимых изменялись после их задержания.

Сергей Моргунов заявил и о других нарушениях — в суде так и не нашли видеозапись допроса с признательными показаниями Шакурского 16 февраля 2018 года (диск оказался пустым).

 «Сотрудники ФСБ толпой ходили в СИЗО»

Несколько адвокатов заявили, что сотрудники ФСБ свободно приходили в СИЗО к их подзащитным, а администрация изолятора им содействовала. Они нашли доказательства этих посещений в материалах «питерского дела».

Адвокат Пчелинцева Оксана Маркеева привела в пример несколько протоколов допроса Дмитрия Пчелинцева. Первый — из «питерского дела» от 1 декабря 2017 года, когда он давал показания и опознавал Виктора Филинкова по фото. Сведений о вывозе Пчелинцева из СИЗО на допросы в ФСБ в тот день нет. 

Из другого протокола в «пензенском деле» — от 26 января 2018 года — следует, что к Пчелинцеву приходил оперативник Вячеслав Шепелев. В журналах СИЗО сведений об этом тоже нет. Адвокат Маркеева обратила внимание, что в суде Шепелев сказал, будто он никогда не приходил в СИЗО.

23 марта 2018 года Пчелинцева тоже никуда не вывозили из СИЗО. В то же время в «питерском деле» есть протокол его допроса следователем УФСБ по Пензенской области Валерием Токаревым от 23 марта. Пчелинцев сказал, что этот протокол Токарев составил без него. По «питерскому делу» Пчелинцев, с его слов, давал показания всего два раза и в другие даты: 1 февраля и в августе 2018 года. Свою подпись на мартовском протоколе он объяснил тем, что ему «подсунули подписать» этот протокол под давлением.

Адвокаты обратили внимание, что многие протоколы напечатаны на компьютере, тогда как их нельзя проносить в СИЗО.

— Это подтверждает, что сотрудники ФСБ имели беспрепятственный доступ в СИЗО и это нигде не зафиксировано. Это подтверждает и то, что они так же свободно могли приходить и использовать в том числе недозволенные методы ведения следствия. Все это показывает, как собирались доказательства. Как вообще наши подзащитные могли требовать каких-то медицинских экспертиз [о пытках], если к ним ходили люди в погонах и злоупотребляли своими полномочиями?  — пояснила адвокат Маркеева свою позицию.

О противоречиях в деле заявила и адвокат Армана Сагынбаева Ольга Рахманова: 30 ноября 2017 года Сагынбаев давал показания по «питерскому» делу «Сети»*. В материалах дела есть протокол - его допрашивал следователь Бондарев из Петербурга. Но, как следует из журнала СИЗО, Армана Сагынбаева в тот день никуда не вывозили.

— Из «питерских» документов явно следует, что сотрудники ФСБ приходили к нашим подзащитным в другие даты [которых нет в журналах СИЗО]. Судя по всему, они туда целой толпой ходили. И как же нам быть? — обратился к суду адвокат Андрея Чернова Станислав Фоменко.

«Экспертизу сделали за полгода до изъятия книги»

Адвокат Оксана Маркеева заявила суду о нарушениях с одной из книг, которую следствие приписало Дмитрию Пчелинцеву. Речь идет о книге в обложке «Русский язык» за 6 класс со сборником анархистских текстов внутри, которую следователи изъяли у его друзей после ареста. Пчелинцев просил друзей отдать книгу в своей записке, которую передал через сотрудников ФСБ. В суде он сказал, что писал эту записку под диктовку следователя:

—  Текст записки 7 ноября 2017 года продиктовал мне следователь [Валерий] Токарев, я понятия о ней [книге] не имел. Кстати, в журналах СИЗО отметок об этом [встрече с Токаревым] тоже нет.

Адвокат Маркеева заявила суду, что эта книга была в распоряжении оперативника Вячеслава Шепелева еще до возбуждения уголовного дела «Сети»*, в рамках оперативно-розыскной деятельности.

— У него [Вячеслава Шепелева] 10 марта 2017 года уже готова была по ней экспертиза, — сказала защитник. — Как книга оказалась у него и потом спустя полгода у свидетеля [Машенцевой], непонятно. Я считаю, это фальсификация. Фактически была провокация со стороны оперативного сотрудника. Я не удивлена, почему дела [в Петербурге и Пензе] разъединили. Фальсификация и там, и там.

Алена Машенцева, дома у которой изъяли эту книгу, в суде отказалась от части своих показаний. Запись о второй книге с обложкой книги Виктора Пелевина, но с текстом про консенсус внутри, которую у нее забрали сотрудники ФСБ, в протоколе дописана от руки. Машенцева сказала, что почерк — не ее. Адвокат Сергей Моргунов обратил внимание суда, что книги были не упакованы и не опечатаны, поэтому их можно было легко подменить.

Видеозаписи камер СИЗО

На заседании 29 ноября судья Юрий Клубков зачитал ответ из СИЗО о записях с камер видеонаблюдения. Суд запрашивал их, в частности, по Илье Шакурскому за период с 3 по 10 ноября 2017 года. В это время, по словам Шакурского, он сидел в карцере и его пытали. В изоляторе ответили, что видеозаписи хранятся 30 суток и представить записи невозможно.

Адвокаты пояснили "7х7", что записи с камер должны храниться год, а 30 дней хранятся только записи с нагрудных видеорегистраторов сотрудников СИЗО.

— Соответственно, во время следствия и проверок в 2018 году эти записи еще можно было истребовать. Почему следователи, которые проводили проверку по заявлениям о пытках, этого не сделали? — спросили адвокаты.

Дмитрий Пчелинцев сказал, что знает, почему следователи этого не сделали. Он зачитал суду выдержки из протокола закрытого судебного заседания 7 декабря 2018 года в Пензенском военном гарнизонном суде. В тот день судья Александр Цымбал рассматривал отказ в возбуждении уголовного дела по его заявлениям о пытках от 15 марта 2018 года. Этот отказ и проверку проводил следователь военно-следственного отдела Следственного комитета по Пензенскому гарнизону Артем Меркушев. На вопрос Пчелинцева, почему он не запросил видеозаписи во время проверки, тот ответил, что «запросил, но не дождался ответа и вынес решение [об отказе]».

Две явки Егора Зорина с повинной

На заседании 29 ноября защита попросила фигуранта дела Егора Зорина пояснить, как в деле «Сети»* появились два его разных заявления о явке с повинной. Первая есть в материалах дела, вторая — копия явки из материалов проверки об избиении Андрея Чернова.

На первом заявлении есть отметка о том, что Зорину разъяснены его права, в том числе право не свидетельствовать против себя и ответственность за публичное обвинение в преступлении. На втором заявлении такой пометки нет.

Зорин не смог это объяснить, но сказал, что почерк на приписке о правах принадлежит ему. Он пояснил, что не помнит, чтобы вносил в заявление изменения, и не видел, чтобы кто-либо вносил их в его присутствии. С подсказки своего адвоката Юлии Масловой Зорин сказал, что мог писать заявление в двух экземплярах (по делу «Сети»* и по своему делу о наркотиках).

Суд пришел к выводу, что заявления полностью идентичны — несмотря на разницу в приписках о правах, — и оба приобщил к материалам дела.

Одни понятые, разные подписи

Защитник Андрея Чернова Станислав Фоменко заявил суду, что в «питерском деле» есть протокол допроса его подзащитного о фигурантах из Петербурга Викторе Филинкове и Юлиане Бояршинове.

— На мой взгляд, это фальсификация материалов уголовного дела, — пояснил Фоменко. — В протоколе отождествления личности в качестве понятых, которые приходили в СИЗО к Чернову, указан Калентьев Павел Викторович и Строков Александр Владимирович. Эти же понятые указаны в протоколе обследования от 24 июня 2018 года, который есть в нашем уголовном деле. И, если мы посмотрим, здесь экспертом быть не надо: лица одни и те же — я имею в виду понятых Калентьева и Строкова. А подписи абсолютно разные. Два документа подписываются якобы одними и теми же лицами, но подписи абсолютно разные.

Его поддержала защитник Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева:

— Этот же понятой по фамилии Калентьев присутствует еще как минимум в двух документах уголовного дела, в частности при задержании Егора Зорина. Возникает вопрос: кто такой этот Калентьев и почему он так часто участвует в качестве понятого в данном уголовном деле?

Фоменко сказал, что вызывал понятых в суд, но они не явились. Адвокат просил суд помочь ему с вызовом свидетелей, но суд отказал.

— Суд считает это нецелесообразным. У вас было четыре месяца. Ваше время истекло, — сказал судья Юрий Клубков.

Подписи понятых

Подписи понятых

«Чтобы не засорять материалы дела»

Гособвинитель Сергей Семеренко на все заявления адвокатов ответил, что нарушений нет. В отношении протоколов из «питерского дела» он пояснял, что в Пензе «рассматривается конкретное дело и конкретное обвинение», поэтому приобщать их смысла нет.

Он подробно объяснил защитникам, что файлы на ноутбуке Шакурского не изменялись после ареста.

— Не было установлено, что файлы с ноутбука Шакурского подвергались модификации после 18 октября 2017 года. Они имели различные даты, копировались на диски и другие устройства, но не подвергались изменениям. Все это было подтверждено в ходе судебного заседания.  

На доводы защитников о противоречиях в экспертизах ФСБ Сергей Семеренко ответил:

— Сложно возражать, когда защита сразу обвиняет в обвинительном уклоне всех, кто будет выступать против их ходатайств. Но я рискну. <…> Экспертиза отвечает всем процессуальным нормам. Суд при вынесении окончательного решения будет давать доказательствам оценку.

Про разные подписи понятных Сергей Семеренко удивился — что именно вызывает у адвокатов вопросы:

 — Я не знаю, почему здесь эти понятые и почему они вызывают у защиты какие-то вопросы. Люди были приглашены в качестве понятых и в качестве понятых они участвовали в данном следственном действии. Что касается подписей, то я не специалист. Поэтому я считаю, что необходимость в приобщении и исследовании [документов] отсутствует.

Все доказательства невиновности подсудимых, которые представила суду защита, по мнению Сергея Семеренко, основаны только на предположениях.

В итоге копии материалов «питерского дела», на которые ссылались адвокаты, суд согласился отправить в Московский окружной военный суд, чтобы тот их заверил. Приобщать их к делу или нет — судьи решат на следующих стадиях процесса. Во всех других ходатайствах о приобщении документов суд отказал защите — чтобы «не засорять» материалы уголовного дела.


Уголовное дело о террористическом сообществе «Сеть»* («пензенское дело») ФСБ возбудила в октябре 2017 года. Подсудимые не признали вину и заявили, что «сознались» под пытками.

Доказательства обвинения защита нашла несостоятельными. Адвокаты пригласили в Пензу нескольких независимых экспертов: фоноскописта, лингвиста, психолога, компьютерного специалиста.

Эксперт-фоноскопист из Петербурга Герман Зубов 16 сентября заявил о признаках монтажа в "прослушке" аудиозаписей с участием фигурантов дела.

Технический эксперт из Москвы Игорь Михайлов 16 октября сказал, что файлы, изъятые с электронных носителей подсудимых и хранящиеся на компакт-диске в материалах дела, могли редактироваться после ареста фигурантов. Автором правок, по словам эксперта, был пользователь с никнеймом shepelev. Этот никнейм совпал с фамилией оперативника пензенского управления ФСБ Вячеслава Шепелева, который сопровождал дело «Сети»*.

Независимый московский психолог Ростислав Прокопишин 6 ноября заявил, что судебно-медицинская экспертиза по заказу ФСБ проведена с грубыми нарушениями и не считается научной. Лингвист из Москвы Андрей Смирнов обнаружил, что основные документы обвинения — «Положение» и «Съезд» «Сети»* — написаны молодыми женщинами. В них эксперт нашел не признаки терроризма, а любовную переписку.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Малышева, фото автора, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных