Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Тверская область
  1. article
  2. Тверская область
Тверская область

«Угроза безопасности студентов». Что известно о недовольстве тверской прокуратуры мемориальными табличками в память о репрессированных

Как отреагировали власти на претензии проверяющих

Прокуратура Центрального района Твери в октябре 2019 года пошла на поводу у жалоб «Коммунистов России» и нашла нарушения при установке двух мемориальных табличек в память о расстрелянных во внутренней тюрьме НКВД поляках. Одну из табличек установили 28 лет назад, но это не помешало проверяющим. Речь пока не идет об угрозе демонтажа. В ситуации разбирался «7х7».

Почему мемориальные знаки так важны обществу?

Под Тверью около села Медное находится мемориальный комплекс в память о похороненных там польских офицерах из Осташковского лагеря пленных. Захоронения обнаружили в начале 1990-х годов члены тверского общества «Мемориал», к которым обратились свидетели репрессий. В Медное поляков привозили уже убитыми, их расстреливали во внутренней тюрьме НКВД в Твери (бывший Калинин). Расстреливала офицеров группа особистов из Москвы во главе с начальником комендантского отдела НКВД Василием Блохиным. Мы в точности знаем детали расстрела благодаря показаниям бывшего начальника Калининского управления НКВД Дмитрия Токарева. Ему поручили содействовать расстрелу 6 тыс. польских военнопленных весной 1940 года. В публичном доступе есть видео допроса Токарева сотрудником главной военной прокуратуры в 1991 году. Сейчас здание бывшего управления НКВД занимает корпус Тверского государственного медуниверситета (ТГМУ). На его стене висят таблички.

Аналогичные расстрелы поляков прошли в 1940 году в смоленской Катыни и под Харьковом.

В 2019 году общество «Мемориал» собрало средства на выпуск книги о расстрелах поляков в Тверской области.

Осенью 2019 года «Мемориал» оштрафовали в совокупности на 2,3 млн руб. за отсутствие маркировок о статусе «иностранного агента» в материалах организации для публичного доступа.

Кто против памяти о репрессиях?

С лета 2019 года против табличек выступают тверские «Коммунисты России». Их лидер Илья Клейменов на своей странице в Facebook похвастался, что его «личная борьба за восстановление исторической справедливости близка к победному концу». Как ранее писал «7х7», тверские активисты национально-освободительного движения (НОД) уверены, что мемориал нужно закрыть, так как там якобы нет захоронений поляков. С ними начала сотрудничать новый директор мемориального комплекса «Медное» Елена Шевченко.

Похожие версии выдвинули члены Российского военно-исторического общества (РВИО) в отношении мемориального комплекса «Сандармох» в Карелии. Они уверены, что там похоронили расстрелянных финнами советских солдат. В отличие от Сандармоха, село Медное не оккупировали вражеские войска во время войны.

Клейменов в своем заявлении на имя мэра Твери потребовал демонтировать таблички со стен ТГМУ и написал, что сведения о расстрелах поляков «сфальсифицированы». Он сослался на труды американского ученого Гровера Ферра, который не имеет исторического образования — он по профессии лингвист и философ. Расходы на возможный демонтаж табличек Клейменов предложил оформить за счет «Коммунистов России».

Крест на мемориале Медное

Крест на мемориале «Медное»

Чем недовольна прокуратура?

Представление прокуратуры Центрального района Твери в октябре передали в топонимическую комиссию при городской администрации. Копия представления есть в редакции «7х7». Сотрудники прокуратуры нашли три нарушения, которые потребовали устранить:

  1. Городской совет народных депутатов Твери в 1991 году постановил установить мемориальные таблички на соседнем доме по улице Советской — №2 вместо №4, на котором они висят сейчас.
  2. Мемориальные доски сейчас не взяты на баланс органов власти.
  3. Среди 60 томов приговоров «сталинских троек» (судов) нет данных о месте «приведения в исполнение» их решений и не указано место захоронения.

Ежегодные траурные мероприятия у стен ТГМУ «не отвечают уставным целям университета» и «создают дополнительную угрозу безопасности обучающихся».

Вход на мемориальный комплекс Медное

Вход на мемориальный комплекс «Медное»

Реакция на расследование прокуратуры

В утреннем эфире радиостанции «Эхо Москвы» 2 декабря ведущий и блогер Александр Плющев пришел к выводу, что тверская прокуратура уже «расследовала все возможные правонарушения на своей территории» и поэтому занялась мемориальным табличками.

Сооснователь проекта «Последний адрес» Сергей Пархоменко высказал мнение, что прокуратура таким образом заискивает перед «чекистским сословием»:

«Когда московские власти охватывает мстительное безумие, оно медленно, но неуклонно просачивается вниз, к самому основанию начальственной пирамиды. Маленькие начальнички на маленьких местечках смотрят вверх, принюхиваются, пытаясь сообразить, за что нынче хвалят, за что замечают, а то, может быть, и звездочку лишнюю кидают сверху вниз, или должностишку, званьице».

В 2016 году информационную табличку «Последнего адреса» в Твери уже демонтировали власти, активистам пришлось согласовывать ее установку, хотя это не требуется по закону.

Глава общества «Мемориал» Ян Рачинский написал, что прокурор Эльвин Байдин, который инициировал проверку табличек, «рискует войти в историю».

Как планирует поступить топонимическая комиссия

По данным «7х7», члены комиссии не рекомендовали городским властям спешить с демонтажом. для начала они предложили:

  • Поставить таблички на баланс администрации Центрального района Твери;
  • Внести изменения в реестр мемориальных знаком города;
  • Найти в архивах документальное подтверждение расстрелов поляков в здании бывшего управления НКВД.

С намерениями топонимической комиссии солидаризировался член тверского общества «Мемориал» и один из инициаторов установки табличек Сергей Глушков.

Мнение тверского исследователя репрессий

Глушков рассказал «7х7», что на первый митинг памяти жертв репрессий 21 ноября 1988 года в Твери приходила бывшая узница Софья Эпштейн, которая сидела под арестом во внутренней тюрьме НКВД на улице Советской в 1938–39 годах.

— Никаких оснований сомневаться в том, что содержание обеих памятных досок соответствует действительности и что они установлены именно на том здании, где проходили эти печальные события, нет и быть не может, — рассказал Глушков. — Известны и сами помещения, где располагалась внутренняя тюрьма: в подвальном этаже, где позже расположился виварий [помещение для разведения подопытных животных] мединститута, и весьма обширный чердак, где в период наиболее массовых посадок также были устроены камеры для заключенных. Одно время там даже проводили экскурсии. И я сам не единожды видел эти помещения.

Глушков объяснил нестыковку с номерами домов по Советской улице. Он сослался на «Энциклопедию тверских улиц» Константина Литвицкого, согласно которой дом №2 — это западный флигель медуниверситета, дом №6 — восточный.

— Теперь у ТГМУ значится только один адрес – Советская 4, и понять, каким образом эта путаница с номерами может стать основанием для снятия памятной доски, очень трудно.

Сергей Глушков добавил, что нет оснований сомневаться в основаниях для установки польской мемориальной таблички. Он сослался на информацию из сборника «Убиты в Калинине, захоронены в Медном», в котором есть данные о более чем двух тысячах эксгумаций на мемориале в Медном.

Табличка  общества "Семья Катынская" на ТГМУ

Табличка общества "Семья Катынская" на ТГМУ

— Само наличие Государственного мемориального комплекса «Медное», имеющего международный статус, подтверждает полное признание российской властью факта расстрела захороненных здесь польских граждан. Почему же прокуратура Центрального района г. Твери вдруг усомнилась в том, что признано на государственном уровне? — добавил Глушков.

Он усомнился, что расследование прокуратуры было личной инициативой подписавшего представление Эльвина Байдина.

— Он [Байдин] дал мне понять, что является лишь исполнителем воли кого-то сверху. Откуда ветер дует, остается только догадываться, — резюмировал Глушков, добавив, что демонтаж табличек огорчит жертв репрессий и их потомков, в том числе среди поляков, которые ежегодно возлагают к ним цветы, а в 2019 году им пришлось записываться заранее, чтобы отдать дань памяти. Пропускали к табличкам горожан только по паспорту, рассказал Глушков.


В ноябре 2019 года ректора ТГМУ Лесю Чичановскую посадили под домашний арест по подозрению в коррупции. Это произошло на фоне изменений приема на учебу индийских студентов, который, по данным «Регнума», проходил под контролем прикомандированных к вузу сотрудников ФСБ.

Двое тверских активистов вышли на пикеты к зданию ТГМУ 1 декабря с требованием отказаться от планов на демонтаж табличек.

Даниил Кузнецов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости