Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ярославская область
  1. article
  2. Ярославская область
Ярославская область

«В этом сонном царстве нам надо барахтаться, чтобы не дать уснуть ни себе, ни людям». Как работает независимый кинотеатр «Нефть» в Ярославле

Спецпроект «7х7» «Место для свободы»

Единственный в Ярославле независимый кинотеатр европейского формата «Нефть» работает почти шесть лет. В спецпроекте интернет-журнала «7х7» «Место для свободы» — разговор с создателем «Нефти» Андреем Алексеевым о том, чего стоит открыть собственный кинотеатр и как частная площадка может стать точкой притяжения свободомыслящих людей.

Киноклуб «Нефть» арендует небольшой кинозал на втором этаже ДК «Нефтяник» в отдаленном от центра города районе Нефтестрой — народное название части Красноперекопского района. Здесь есть кинотеатр на 111 мест и небольшой бар «Rel».

«Полезное. Ископаемое. Кино»

На какие проекты вы ориентировались, когда создавали «Нефть»?

— До того как мы придумали нашу «Нефть», я работал в другом кинотеатре, там мы тоже занимались организацией проката, но не только. Мы старались делать это творчески и расширять границы стандартного кинотеатра, предлагая новое для этих площадей. Затем мы придумали «Нефть» как кинотеатр особого формата. Нам не хватало кинотеатра, который был бы ориентирован на интеллектуальный арт-контент, на авторское кино и фестивальные премьеры. Мы его создали, а люди не знали, что их ждет, и для них это было сюрпризом. Аналогов ему не было тогда и нет до сих пор — в Ярославле точно. Но мы знаем, что такие же кинотеатры, ориентированные на интеллектуальную аудиторию, есть во многих городах, в основном в миллионниках и в столицах — в Москве и Петербурге. Мы здесь такого опыта не имели и сделали это впервые. В Европе эта тема очень развита, гораздо больше, чем у нас.

Андрей Алексеев

Андрей Алексеев

Почему выбрали такое название? Что оно для вас значит?

— Название «Нефть» буквально прилипло к нашему проекту. Оно органично вписывается в локацию и географическое положение этого места: мы находимся на Нефтестрое в ДК «Нефтяник», поэтому, разумеется, есть прямая ассоциация в сознании пользователя. Плюс мы расшифровываем название более концептуально через наш слоган «Полезное. Ископаемое. Кино» — так мы себя позиционируем.

Мы действительно показываем полезное кино: для сознания многих зрителей это, скорее, развлечение в целях просвещения. Мы показываем ископаемое кино, которое нигде больше не демонстрируется или демонстрируется в весьма ограниченном режиме, а мы даем ему полноценный прокат. Ну и плюс, как сказал [историк и публицист] Валерий Соловей, которого здесь грех не процитировать, «Люди — это вторая нефть», и в этом смысле мы полностью ориентированы на людей как ценный ресурс для будущего.

В названии кинотеатра есть слово «Независимый». Независимый от кого или чего?

— Мы понимаем независимость как естественное противопоставление сетевому бизнесу, который сейчас является доминирующим в киносфере. Сети активно наступают, особенно в крупных городах, и выжимают независимые местные кинотеатры.

Также мы независимы в плане построения своей творческой концепции и репертуарного планирования — никто не диктует нам, что показывать, мы сами это решаем.

А «европейский» — это о репертуаре или о чем-то еще?

— В 2015 году мы заявили о вступлении в ассоциацию европейских кинотеатров Europa Cinemas. Нашу заявку рассмотрели, мы вошли в число десяти российских кинотеатров, которые сейчас являются частью этой организации. На условиях участия в ассоциации мы получаем материальную помощь от учредителя — Совета Европы. Поэтому мы позиционируем себя как первый европейский кинотеатр Ярославля.

Для вас лично «Нефть» — бизнес или еще одна форма активизма?

— Разумеется, это бизнес-модель, так как наша задача — экономически выживать, и делать это непросто, находясь не в центре города и показывая исключительно арт-контент. На этом не заработаешь денег, но на этом можно выжить и доказать эффективность этой модели. Это творческий бизнес, назовем его так, здесь все можно совместить. Пока у нас получается.

Вы, наверное, главное и самое заметное лицо «Нефти», у многих киноклуб ассоциируется именно с вами. Вы организуете публичные акции, активно участвуете в первомайской «монстрации» — всего не перечислить. Я/Мы — «Нефть»? Без вас этого клуба не будет?

— Формулировка «Я/Мы» — это, конечно, нескромно, про себя я так говорить не могу. Каждый участник нашей команды может сказать про себя Я/Мы — «Нефть». Нельзя сказать, что я все завязываю на себе. У нас личностно-ориентированный творческий проект, но мне бы хотелось, чтобы он имел продолжение вне меня и без меня, может быть, со временем это станет возможным. В любом случае, роль личности в истории мы не можем недооценивать, но и переоценивать ее тоже не имеет смысла.

Кто в вашей команде? Что это за люди?

— Единомышленники, люди, которые в теме, готовы бросить все, чем занимались до сих пор, и заняться чем-то новым, понести экономические риски. Склонность к здравому авантюризму должна быть в этих людях.

В каких отношениях «Нефть» с политикой и гражданским активизмом?

— Была стадия нашего активного включения во все эти процессы, когда город был несколько наэлектризован политическими процессами, сейчас это в меньшей степени заметно, и это эволюционный путь нашего развития. Мне кажется, что события, которые имели место по случаю нашего пятилетия, были явно политически мотивированными, и это нанесло некоторый урон нам — и экономический, и моральный, и прочее. При этом мы не изменили своих позиций. Мы остаемся верны своим принципам, но не намерены афишировать их, поскольку это явно может навредить некоторым нашим рабочим процессам, а мы бы этого не хотели. Сами по себе мы активные и продолжаем проекты, которые связаны с активизмом: взаимодействуем в рамках «Нефть.Freedom» с фондом Фридриха Наумана, с общественными организациями, если они к нам хотят прийти. Мы делаем все, что возможно в рамках нашего формата работы.

 

Лайфхак для начинающих

Какие этапы надо пройти, чтобы открыть свой кинотеатр?

— Успех во многом случился благодаря тому, что я работал в обычном стандартном кинотеатре, где набирался опыта. Без такого опыта даже пытаться что-то открывать в сфере киноиндустрии не стоит. Есть очень много подводных камней и моментов, не понимая которые сложно все просчитать и выстроить — и в юридическом, и в культурном плане. Нужно представлять себе весь срез современного кино, следить за тенденциями, быть в теме, а главное, иметь все необходимые контакты с киносообществом. Не ориентируясь в этом, ты не сможешь нормально стартовать, поскольку нужно заработать себе репутацию, без которой с тобой даже не будут разговаривать люди, которые занимаются дистрибуцией, привозят в Россию кино из-за границы. Я бы как раз советовал набираться этого опыта, а уже потом грезить своими собственными проектами и задумываться о юридической стороне вопроса.

Как вы выбирали площадку?

— На этих площадях с 2002 года в течение нескольких лет работал кинотеатр под названием «Премьер». К тому времени как мы пришли сюда, он уже закрылся, разные люди предпринимали попытки реанимировать эту площадку, но в итоге помещение опустело, и уже никто не использовал его под кинопоказы. Так как это муниципальная площадь, арендовать ее можно только через торги, мы поучаствовали в них и получили право аренды: сначала на три, а потом на пять лет.

В помещении понадобился легкий косметический ремонт, но главное, что мы совершили, — приобрели профессиональное цифровое кинооборудование, которое позволило нам открыться и стать полноценным кинотеатром в современном понимании. Без специальной аппаратуры по киновоспроизведению стать в один ряд с существующими в городе кинотеатрами и сетями нельзя.

 
 
 

Где вы искали деньги для старта?

— Мы вкладывали в «Нефть» разные деньги — личные, кредитные, занимали у друзей, даже участвовали в конкурсе, который был организован департаментом инвестиционной политики правительства Ярославской области в 2014 году для начинающих предприятий малого и среднего бизнеса. Тогда такие конкурсы еще проводились и такие субсидии еще раздавались — вплоть до, кажется, 2016 года.

Тогда, в 2014-м, часть финансирования для своего старта получили мы и еще несколько начинающих компаний. Естественно, это не был полный бюджет, но эти деньги позволили нам закрыть примерно треть наших расходов.

Специальное образование нужно?

— Как выяснилось, нет. Это может быть совершенно любое образование и даже его отсутствие. Главное — чутье и понимание элементарных вещей о том, как устроен рынок, как работает налоговая система, как выстраивать коммуникации между людьми — это такое понятие, которому нигде не учат.

В группе «Нефти» часто появляются новые вакансии. У вас есть текучка кадров?

— Вакансии появляются на уровне администрирования, например, в баре. Связано это с тем, что мы берем на работу молодых людей, студентов в основном. Для них это подработка, поскольку мы работаем в режиме неполного рабочего дня. Мы не претендуем на то, чтобы люди на этих позициях отдавались нам полностью, но проявить себя — это очень важно, когда тебе 20. Когда они заканчивают учебное заведение, переходят на какую-то новую ступень, мы прощаемся и после этого приглашаем на работу другого человека. Это естественный процесс, важно все время обновляться, никогда не застаиваться, и эта молодая энергия движет нас вперед.

В «Нефти» вы показываете интеллектуальные игровые картины, в том числе на языке оригинала, документальные фильмы. Как вы договариваетесь с прокатчиками? Можно ли делать это как частное лицо?

— Частному [лицу] сложно это сделать. Нужно регистрировать юридическое лицо, проходить процедуру утверждения юрлица в той или иной кинокомпании, особенно сложно это сделать в тех, которые являются официальными представительствами западных кинокомпаний. Они очень серьезно проверяют российские юрлица на предмет их честности и состоятельности. После того как ты регистрируешь юрлицо, ты вступаешь в юридические отношения с прокатчиками и дальше все идет по накатанной. Но необходимо постоянно поддерживать реноме чистоплотного лица. Без такой репутации ты не сможешь работать с крупными кинокомпаниями. Мы с ними работаем.

Как вы отбираете фильмы для показа?

— Существует график выхода релизов в России. Мы в курсе этого графика на несколько недель и даже месяцев вперед, выбираем из него то, что хотим получить в репертуар своей площадки, то, что подходит нам по формату. Вступаем в переговоры по каждой отдельной картине с ее правообладателем. Но иногда условия приобретения того или иного фильма являются для нас неприемлемыми, и мы не можем их потянуть по, чаще всего, финансовым причинам. Тогда мы вынуждены отказываться от такого проекта.

В очень редких случаях могут отказать и нам, но только из-за того, что некоторые киносети имеют договоренности с кинопрокатчиками на эксклюзивные условия работы. Такое случается нечасто.

Решение о том, какой фильм будет в прокате, принимаю я, но иногда мы спрашиваем об этом у аудитории, проводим опросы и исследования, чтобы узнать, хотят люди видеть определенный фильм в Ярославле или нет. Зрители часто сами делают запросы: они могут связаться с создателями фильмов, договориться о показе и даже о приезде кого-то из создателей. Мы одобряем такую инициативу и всегда рады этому взаимодействию.

Недавний пример: у нас в прокат вышел документальный фильм «Хранители Алтая» благодаря тому, что инициативная группа из Ярославля списалась с режиссером и он договорился о показе у нас. Недавно выходил фильм про фрирайдеров [freeride — свободное катание], и ярославская фрирайдерская тусовка захотела, чтобы картина приехала к нам, договорилась с создателями, и те с удовольствием привезли нам это кино. Активная аудитория, которая делает свои запросы, — это всегда очень разные люди. У нас налажено стабильное взаимодействие с аудиторией, процветают наши соцсети, мы считаем, что без этого сейчас никуда.

Что происходит в «Нефти» помимо кинопоказов?

— Много всего. Например, у нас есть спортивные трансляции, мы делаем их по запросу аудитории. Мы показывали, скажем, ключевые футбольные матчи и киберсоревнования по «Доте-2».

Мы показываем кино в рамках городских праздников, куда нас приглашают. Например, в фестивале «Лето в городе» показывали кино на пляже в течение двух вечеров. Мы делаем свой проект «Нефть в музее», когда каждое лето уже четыре года подряд демонстрируем кино на стене звонницы Спасо-Преображенского монастыря. У этого тоже есть свой зритель.

В новом сезоне мы сохраним полюбившиеся нам проекты, которые показали большую состоятельность, — «День учителя» [показы кино на тему педагогики и образования и дискуссии] и «Нефть.Freedom» [показы фильмов на языке оригинала из архива Гёте-Института в Москве и дискуссии]. Мы собираемся продолжать проект «Нефть.Talks». В течение этого лета мы делали встречи с интересными людьми из Ярославля и не только. Привозили иногородних спикеров, они давали свои мастер-классы, лекции, концерты, проводили беседы. Собираемся поддерживать эту тему и в новом сезоне, может, не так часто, но хотя бы раз в месяц, будем привозить заметных людей, с которыми интересно пообщаться не только на тему кино.

Недавно мы участвовали в «Баркемпе» [проект интернет-журнала «7х7» — двухдневная образовательная площадка с лекциями на тему гражданского общества, политики, экономики, общественных инициатив] и там тоже организовали кинопоказ с участием режиссера. Была увлекательная дискуссия и очень полезный, по моему мнению, просмотр.

Мы очень плотно работаем с музеем-заповедником, с [куратором городских проектов] Юлией Кривцовой и пространством TEXTIL, мы там ничего не показываем, но с помощью Юлии мы организуем кинопоказы фестиваля Manhattan Short на двух городских площадках — у себя и в другом кинотеатре [«Родина»]. Еще мы работаем с университетом имени Демидова, каждый год вместе делаем Фестиваль актуального научного кино F.A.N.K, он планируется и в этом году.

 

К вам обращались за франшизой?

— Нас спрашивали о франшизе, но очень давно. Я не очень [хорошо] отношусь к этой идее, потому что нельзя наш проект просто и безболезненно тиражировать в любой город. Мы открыли «Нефть» только после того, как убедились, что Ярославль к этому готов, Ярославль нас знает, и есть аудитория, которая точно готова на это прийти. Ни в одном из соседних городов типа Костромы или Иваново мы в этом не уверены.

В Рыбинске есть потенциал для такого проекта, там есть киноклуб «Современник», который был основан 50 лет назад очень идейным и инициативным человеком Борисом Нехемьевичем Крейном. Но в последнее время киноклуб не обновляется, аудитория, которая ходит туда в кино, сильно за 40–45, так как некому заниматься продвижением в молодую аудиторию. Поэтому киноклуб «Современник» перестает быть современным, к сожалению. Туда нужно вдыхать новую жизнь, и Борис Крейн обращался к нам с этим предложением, но пока наших возможностей для распространения на другие города не хватает.

В Ярославле очень древняя культура киноклубов, верно?

— Киноклубы в Ярославле были при царе Горохе, Рэм Юстинов здесь в 1970–80-х создавал некое комьюнити людей, которые смотрели кино в Знаменской башне и даже ходили к нему заниматься кинопроизводством. Была целая киностудия «Юность», там были люди, которые в итоге становились кинооператорами. Разумеется, сейчас это все ушло, но мы в каком-то смысле считаем себя последователями киноклуба Юстинова и даже поддерживаем дружеские отношения с его сыном. Те, кто помнят имя Рэма Юстинова, к нам тоже периодически ходят.

В 2018 году вы запустили возможность оплаты билетов криптовалютой. Как прошел эксперимент?

— Провели несколько операций, но сейчас этот способ оплаты уже не используем. В России официально не приняты никакие расчеты в криптовалюте, поэтому с нашей стороны это была не продажа [билетов за биткоины], а маркетинговая акция по продвижению криптовалюты. Все альтернативное — это к нам.

Какие еще формы оплаты вы хотите ввести?

— Я чувствую, что все возвращается к старой доброй оплате натурой. Когда мы проводим бесплатные кинопоказы с условием покупки чего-либо в баре кинотеатра, мы называем это «работой за еду». Такое тоже практикуется.

Ювелирная работа

Есть ли у вас конкуренты в городе? Вы следите за ними?

— Конечно, мы наблюдаем за нашим конкурентным окружением. Это несложно, для этого не нужно нанимать маркетолога, мы сами все это прекрасно видим и чувствуем. Конкуренция у нас достаточно слабая, потому что подавляющее большинство других площадок показывает стандартный репертуар, исключительно коммерчески ориентированный. Так что никто не способен нас в этом перебить. Есть одиночные несистемные попытки, но они недостаточно долговечны. Так что мы не чувствуем, что конкуренты нас подсиживают.

Но иногда политика сетевых кинотеатров дает нам понять, что их задача — ковровой бомбардировкой накрыть зрителя, и в этом смысле они представляют угрозу для мелких площадок. Это не исключительно против нас, это просто принцип их работы, когда они берут в репертуар все релизы, которые выходят на эту дату в стране. Например, выходят пятнадцать фильмов 3 октября, и они все берут в работу. Но они могут себе это позволить — у них немерено залов, их общая заполняемость оставляет желать лучшего.

Мы работаем точечно, у нас есть свой зритель, к нему особый подход, и в этом никто с нами не может сравниться в Ярославле

Жизнь после 1 апреля

Как чувствует себя «Нефть» после событий 1 апреля, когда накануне премьеры документального фильма «Мы объявляем вам Весну!» в кинотеатре отключили электричество, а полиция с МЧС прервали дискуссию после показа?

— Мы не замечаем никаких изменений кроме того, что случилось в апреле: тогда нам немножко повысили арендную плату, вспомнили про то, что у нас есть внеурочные часы использования зала. Сейчас это все приведено к некоему знаменателю, и мы в этих новых условиях живем. Но никто нас не терроризирует с тех пор. Больше того, мы получили прокатное удостоверение [для фильма «Мы объявляем вам Весну!»], смогли сделать его повторный прокат на нескольких площадках, никаких препятствий нам не чинили.

Премьера фильма "Мы объявляем вам весну!" 1 апреля 2019 года

В апреле вы обратились за помощью к зрителям, и они помогли собрать деньги на резко выросшую арендную плату. Как часто «Нефть» обращается к зрителям за финансовой помощью?

— Мы запрашивали помощь несколько раз. В первый — когда снимали наш нашумевший фильм «Мы объявляем вам Весну!». Мы инициировали сбор с помощью ресурса Planeta.ru и собрали чуть больше половины суммы, которую запланировали изначально.

Также мы кидали клич, когда я делал собственный видеоблог, поскольку нужны были деньги на производство, монтаж и так далее. «Голос Ярославля» в 2017 году выходил именно на народной основе, мы просили денег на производство на «Фейсбуке» и «ВКонтакте», и люди вбрасывали нам донаты в знак признательности за то, что мы делаем.

И третий раз мы просили помощи, когда в апреле 2019 года нас попытались прессануть и изменили условия нашего пребывания в ДК «Нефтяник» в одностороннем порядке. Как арендодатель, они [администрация города] имеют на это право, и они этим правом воспользовались, а мы воспользовались помощью наших друзей. В течение суток люди помогли нам закрыть финансовый вопрос. 40 с небольшим тысяч рублей было собрано благодаря усилиям примерно 50 человек.

Мы считаем, что наши зрители — это активные люди, им дорога наша история и судьба нашей площадки им небезразлична. Так что мы знаем, что помощь от них всегда придет.

Как изменилась аудитория «Нефти» за время ее работы?

— Расширилась. Но некоторые наши постоянные зрители исчезают с горизонта: из тех, кто был ядром нашей аудитории четыре-пять лет назад, большинство уехали в столицы, многие уехали за границу. Молодые люди, студенты заканчивают обучение и покидают Ярославль. Мы переписываемся с ними, они вспоминают нас добрыми словами, но они больше не здесь и не могут прийти сюда, хотя бы и раз в месяц.

В городе достаточно узкий круг людей, которые интересуются авторским кино и креативным контентом. Но мы все же верим, что, несмотря на засилье масс-культа и некоторой тенденции к, мягко скажем, обесцениванию знания в современном обществе, мы будем и дальше привлекать своего зрителя, пробуждать интерес.

Молодая аудитория по-прежнему с нами, она постоянно омолаживается, пополняется за счет новых людей, которые поступают в вузы.

Они по большому счету все свободомыслящие, по крайней мере до тех пор, пока их не загнали в некое стойло, к чему прикладываются определенные усилия на разных уровнях. Чем больше молодежи будет с нами, тем сильнее будет дух свободы на нашей площадке. В целом ощущение того, что нас посещают свободные люди, нас не покидает.

 
 
 

Работа над ошибками

Какие ошибки вы допустили на старте? Хотели бы сейчас что-то сделать иначе?

— Я не помню серьезных ошибок. Мы пожалели только о том, что не сделали этого раньше, мы могли бы открыться до того, как жахнул финансовый кризис 2014 года, последствия которого мы до сих пор разгребаем: не мы как предприятие, а Россия в целом. Мы до сих пор вынуждены жить в этой экономической реальности, которая началась в 2014 году. И мы все знаем, кому сказать за это спасибо.

Бывает ли так, что какие-то проекты, организованные «Нефтью», оказываются непонятны и не близки аудитории?

— Мы чувствуем аудиторию и стараемся делать то, что она хочет. Но иногда аудитория, мягко скажем, не может понять сути задуманного проекта и не оценивает его. Например, у нас провалился проект под названием «Кинопарковка», который мы делали под открытым небом на парковке ДК «Нефтяник» летом 2017 года. Каждый летний вечер мы показывали кино на фасаде кинотеатра, предлагая посмотреть его, не выходя из автомобилей. Это определенная экзотика, очень популярная в американских штатах, романтическая история, воспетая не в одном фильме. Мы решили ее повторить для Ярославля, но те три-пять машин на огромной парковке в течение летнего сезона продемонстрировали несостоятельность этой идеи и заставили нас от нее отказаться. Хотя спустя год и даже два нам иногда звонят припоздавшие со своим интересом зрители и спрашивают: «А у вас будет показ на кинопарковке?» Мы их расстраиваем, конечно.

Киноклуб на условной окраине Ярославля — это ваша принципиальная позиция?

— Нет, конечно, просто других подходящих и легко адаптируемых площадок в центре города сейчас нет, и дополнительных ресурсов, которые позволили бы приспособить под наши нужды какую-то недостроенную или заброшенную коробку, тоже. Поэтому мы сейчас используем эту площадку, но не исключаем возможности переехать.

С какими еще проблемами сталкивается маленький частный кинотеатр?

— Жаловаться нам грех. Порой кажется, что главная наша проблема в том, что аудитория не до конца ценит то, что мы делаем. Например, [в сентябре] мы показывали картину «Работа без авторства» — прекрасный фильм, один из лучших европейских фильмов этого года, у которого нет никакой рекламы, и только наших усилий для его продвижения недостаточно. Это настоящий шедевр современной кинематографии, который просто проваливается в прокате, потому что на сеанс приходят по два человека. Это наша боль, ведь такое кино без зрителя не живет долго. Более того, без зрителя такой кинотеатр, как наш, тоже долго не выдержит. Мы можем продержаться определенное время, но будем вынуждены ужимать пояса и однажды можем ужаться настолько, что будем не в силах функционировать дальше. Не хотелось бы доводить до такого. Для этого нужно, чтобы наша аудитория постоянно была здесь, чтобы она постоянно расширялась, чтобы интерес не угасал. Мы прикладываем для этого большие усилия, но иногда их не хватает.

Я не могу сказать, что в городе происходят какие-то серьезные процессы, ведущие к росту общественных пространств, потому что нет такого запроса у аудитории в целом, я его не вижу. То, что есть, надо ценить и надо поддерживать в этих местах жизнь. Видимо, сейчас все-таки не время для открытия новых «мест силы». Время сейчас в целом достаточно сонное, надо признать. И в этом сонном царстве нам надо барахтаться, чтобы не дать уснуть ни себе, ни людям.

Иногда ты чувствуешь себя как рыба [которая бьется] об лед, когда представляешь некий продукт, бьешься за зрителя, а зритель не приходит, но такие вещи случаются нечасто, и я не могу на это жаловаться. Процесс происходит естественным образом. Я считаю, что мы просто подходим к новому этапу, за которым будут следовать перемены, и сейчас мы к ним морально готовимся.

«Пока в городе есть „Нефть“»

В одном из постов вы написали: «Пока в городе есть „Нефть“, в нем есть жизнь». В каком значении здесь говорится о нефти?

— Мы позиционируем ее как некую энергию, которая генерируется здесь и растекается затем по активным горожанам, а мы их привлекаем и даем им почву для раздумий и дальнейших свершений.

Если не «Нефть», то что? Чем бы вы занимались, если бы не взялись за организацию кинотеатра?

— Мы бы организовывали какое-то другое культурное и креативное пространство. Это был бы креативный творческий бизнес, потому что с работой на дядю мы давно уже завязали. Уверен, что нашел бы применение своим талантам. Никогда не искал работу, работа сама искала меня.

Александра Яшаркина, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости