Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область
Рязанская область

"Вроде сначала ты прав, а потом оказывается, что ты на стороне адища какого-то". О чем рассказал рязанцам писатель Прилепин

Обзор «7x7»

О разрухе в родном Скопине, застройке есенинских мест, палачах и жертвах в российской истории, правде и лжи Солженицына и многом другом рассказал писатель Захар Прилепин во время встречи с рязанцами 10 октября. Пришедшие на встречу в областную библиотеку им. Максима Горького задали вопросы о творчестве, «равнении на западные ценности российских либералов» и доме жены сенатора Игоря Морозова. Корреспондент «7x7» послушал вопросы и ответы и записал некоторые цитаты писателя.

О рязанском городе Скопин

— Я очень горжусь своей малой родиной, у меня мама там живет. И всякий раз, когда я возвращался с Донбасса в Нижний Новгород, заезжал к ней. Один раз был в форме, с ополченцами, мама ликовала, ей очень нравилось, она называла это «Пришел солдат с фронта».

В этот раз приехал в Скопин, и теперь у меня сердце кровью обливается: все же в советские времена он имел множество серьезных производств, теперь все остановилось, город живет только на прибыль от малого бизнеса. Все, что можно сейчас там сделать, это только развивать туризм, потому что сейчас растет у нас туризм внутрироссийский. Люди уже наездились в Турцию и Таиланд, поэтому нужно быть к этому готовыми [к принятию туристов].

Скопин — город удивительный не только потому, что я там родился, а там еще родился и Владислав Сурков, который писатель, но еще и Анатолий Новиков [композитор], который [написал] «Эх, дороги, пыль да туман», «Смуглянка» и другие замечательные композиции. Еще много замечательных людей. Я иногда шучу: если в городе решат всем знаменитостям ставить бюсты, то непонятно, с кого начинать.

Поэтому я говорю: давайте работать над этим. Давайте создадим какой-то историко-музыкальный музей, давайте придадим ему статус исторического поселения. И я нашел понимание у губернатора.

О Сергее Есенине

— Есенин — это не просто филология, не просто замечательная поэзия, это история России, все ее вызовы и дилеммы, которые перед нами стоят: советское, патриотическое, западное и антизападное — все это проходит через судьбу Есенина. Он дал свои ответы на вопросы, которые и сейчас перед нами стоят. Есенин — это не только [стихи] «Дай, Джим, на счастье лапу мне» и «Шаганэ ты моя, Шаганэ», но и многое другое, потому что он — мыслитель, пророк. Только после сорока, пережив многие потери, смотря на его творчество безэмоционально, начинаешь понимать судьбу Есенина, трагедию Есенина, свет Есенина — все, что с ним связано и о чем по сей день спорят до остервенения. Когда я взялся за Есенина [биографию поэта], понял: чтобы снять все существующие вопросы о нем, надо писать его жизнь изо дня в день. Вот просто так, что делал Есенин в течение недели: куда ходил, сколько раз злоупотреблял алкоголем, в кого влюблялся и разлюблял.

 

О «палачах» и «жертвах»

— Решил набраться наглости и начать писать на лагерную тему [роман «Обитель»]. Прежде чем начать писать, перечитал все про Соловки, что только было. Перечитал то, что было написано «сидельцами». Но были люди, которые их охраняли — были призваны в армию и служили, чекисты были, и они тоже все это видели, и у них тоже происходило что-то в голове. Это разделение на «палачей и жертв» очень простое: вот мы так решили, что это «палачи», а это «жертвы», но вот Сергея Довлатова призвали в армию, и он стоял на вышке и охранял. Если бы его призвали в 1935-м, он стоял бы там и убивал, был бы палачом. От этого никто не застрахован.

Это сейчас молодые люди веселых либеральных взглядов думают, что, если начнется какая-то «заваруха», они будут на стороне хороших и гонимых, а не на стороне страшного и деспотического государства. Но, когда этот момент наступает, не всегда становится понятно, где ты и на чьей стороне. Вроде сначала ты прав, а потом оказывается, на стороне адища какого-то. Это очень сложно.

 

Про присоединение Крыма

— Как это происходило: сидело 20 государственных мужей, все высказались «против». Они сказали: это невозможно, катастрофа какая-то будет. И там сидел один человек, который послушал и сказал: «Спасибо, я выслушал вас. Берем Крым» [аплодисменты в зале]. Это был такой посыл: я больше не «крышую» вас, ваши игры, двойные гражданства, Россия выбрала такой путь. Да, мы по-прежнему вписаны в их финансовые манипуляции, мы зависим от наших дорогих партнеров, но Россия реально вступила в конфронтацию, и реально этот вызов был принят. И они не смогли совместить свои представления об идеальной жизни на Западе, своих жен, детей и собак. Которых они туда перевезли и то, что произошло. И я вижу эти вещи, вижу, что сама фактура российской истории навязывает себя власти. Она была к этому неготова, но — она нехотя, мучаясь, кривляясь, — но она принимает эти формы вечной русской государственности.

Сейчас уже появляются чиновники нового образца, 45-летние мужики, которые звонят по телефону в трезвом или пьяном виде и говорят: «Захар, ты все вообще говоришь правильно». И я счастлив, что они приходят к такому же мнению. Хотя есть такие, кто просто ненавидит все мои выводы и все мои программы и хотят, чтоб я исчез с белого света.

Про Солженицына

— Александр Исаевич — человек, который очень вложился в дискредитацию Шолохова, да и вся эта вязкая, никуда не годная аргументация Солженицына о том, что «Тихий Дон» написал Крюков, — это полный кошмар. Очевидно, что Александр Исаевич — сильный человек, огромный персонаж и писатель, но, конечно же, он прямым образом боролся со своими конкурентами. Когда я читал «Архипелаг ГУЛАГ», я видел ошибки в каждом третьем абзаце — там байка, тут было немного не так, там совсем не так, а здесь перевраны цифры. Но он в этом не виноват, он писал то, что ему рассказали. Солженицыну нужно было оспорить Шолохова, Горького, Леонова и Алексея Толстого. Он был в этом неправ. Но, читая какие-то отдельные тексты Солженицына, поражаешься мощи этого человека: он — серьезный и сильный писатель, самый популярный писатель второй половины двадцатого века. И нужно отдавать себе в этом отчет и уметь этим пользоваться. Поэтому давайте воспринимать его не только как автора «Архипелаг ГУЛАГ», но и как автора «Россия в обвале» — вот что надо преподавать в школе. Это антиперестроечный и антибуржуазный текст. Умейте работать с этим Солженицыным. У меня к нему сложное отношение, но отрицать его я не буду, я не вправе [ответ на вопрос из зала об уместности открытия музея Солженицына в Рязани].

Надо просто грамотно работать с русской историей. Ко мне подходит старый француз и говорит: «Захар, у нас нельзя говорить про ценности семьи, про мужчину и женщину, нельзя плохо про гей-парады — сразу станешь фашистом. А ты говори, потому что мы не можем, нас тут же сожрут!» А я говорю: «Да мне все равно, я простой русский писатель, у меня Достоевский за спиной, ему бы не понравилась тоже вся эта ваша катавасия». Все институции в девяностых создавались людьми определенных убеждений, они породили других людей таких же убеждений. И в столичном сообществе сказать, что мне не нравятся новые столичные митинги, — это нельзя, это западло, тебя могут из театра выгнать, потому что ты должен быть против деспотии. Потому что в России ведь деспотия и тирания и ты должен с этим бороться. Это сила среды, это система. Мне говорят знакомые артисты, что не могут меня «лайкнуть» в «Фейсбуке», потому что заметят и будет общественное порицание.

 

Про дом жены сенатора Морозова

Редактор интернет-газеты «Вид сбоку» Константин Смирнов задал вопрос, не мог бы Прилепин, используя свой публичный ресурс, обратить внимание на проблему застройки есенинских мест — а именно на тот факт, что супруга сенатора Игоря Морозова продолжает «проталкивать тему разрешения на застройку. «Если у него [Морозова] это не получится, то многих остальных это охладит», — предположил Смирнов.

— Как мне объяснили, там чуть сложней история, потому что у Морозова уже в другом месте другой дом, да и владел тем домом не он, а его жена. И не за свои уже интересы они борются. Видимо, когда-то он, даже не зная всей ситуации, пролоббировал или позволил там построиться своим личным знакомым. И теперь, по всей видимости, из-за этого они испытывают некий комплекс, что они ввязали людей в это, а теперь такая вот ситуация. Насколько я знаю, сам Морозов дистанцировался от этой ситуации и никоим образом ничего не комментирует и больше не лоббирует. Мне так говорили. Те вещи, которые мы знаем, мы о них говорим на пресс-конференциях, вслух произносим, невзирая на лица.


Захар Прилепин — писатель, общественный деятель с ярко выраженной патриотической позицией. Воевал в Донбассе на стороне сепаратистов, собирает и доставляет туда гуманитарную помощь. Член штаба ОНФ, работает заместителем художественного руководителя по литературной части МХАТ им. Горького.

Екатерина Вулих, фото автора, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (8)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Владимир
13 окт 15:49

"Воевал в Донбассе на стороне сепаратистов." Каких сепаратистов? Вы кого называете сепаратистами?

Надежда.
14 окт 19:12

А почему защитников Донбасса автор статьи называет сепаратистами?Они-не сепаратисты! Они защищают от укрофашизма свою землю,свою Родину и
по-существу, весь Русский мир!Разве это сепаратизм?! Автор пишет вроде бы разумные вещи,а тут раз!И пахнет украинской извращённой идеологией,национализмом,западными двойными стандартами и прочими гадостями!Что касается Прилепина,то я его очень уважаю! Как писателя,как участника боевых действий в Донбассе и как настоящего мужчину!Здоровья Вам,Захар,удачи и большого личного счастья!

Дмитрий
15 окт 07:29

А разве есть укрофашисты? Ну тогда следуя вашей логике есть и свинорусы , которые лезут к первым))

Елена Яхонтова, пенс
13 окт 21:10

Захар, спасибо, что ВЫ -есть! Так мало нынче людей молодых с нормальным, взвешенным и сомневающимся взглядом на жизнь и Россию. И что в Донбассе были сами и все видели - очень важно! Так надоели бла-бла - "не знаю, не видел, не читал, но скажу..." Только не уставайте!

ДИАЛЕКТИКА ПРАВДЫ!

Анатолий Артомасов, - так с философской точки зрения "ПРАВДА" - относительная категория. И тролли, подобные михееву, осознанно сталкивают носителей этого полярного представления о БЫТИЕ! Ибо, в этом случае, каждый "качает" свою собственную... Мол "за правду и умереть не страшно!"

И, начинается РЕЗНЯ - один-другого в борьбе, вплоть до физической и генетической: - за религиозную, второй - за расовую, за - этническую, за - родоплеменную, вплоть до правды крови и любви, до - сексуальной и однополой... Другими словами ПРАВДА - внутри личностная категория не более!

Итак, ПРАВДА - внутри-человеческая борьба сознания в процессе выживания в СРЕДАХ психологического антагонизма, а не в Законах Мироздания - ПРИРОДЫ! И переносить эту категорию на весь социум, вплоть до Цивилизационного - НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНО!

Ибо, исторически в пространстве РУСОВ, исповедовали ПравДославие, основанное на трёх ранне-диалектических принципах ВЕРЫ, а не религии: ЯВИ, ПРАВИ и НАВИ! Что во времени было уничтожено "правдоносцами" типа михеева!

В.А.

P.S.

Захар - один и порождённых перестройкой, из слабо-хитрейших персон, товарищ... Он прекрасно научился балансировать на подвешенной властью политической струне. Им высказанные мысли о Со-ЛЖЕ-ни-ЦЫНе подтверждают мою мысль "О слабо-хитрейшем" - ПрилепИНе... ИНовское окончание его фамилии говорит о многом, если ни о всей им скрываемой личностной идентификации. ПрилепИН, как и СоЛЖЕ-ни-ЦЫН - писатели периода большого политического ХАОСА внутри территории бывшей Великой Империи РУСов.

Побывав в Новороссии, ПрилепИН зафиксировался якобы сторонником РУСскости! Обычный политработник - представитель власти из...Бранных в прифронтовой полосе... Поэтому он и соскочил, в режим "удалённого комментария", с фронта, как с натянутой властью струны, представив последствия трагедии - физическую и морально-нравственную боль...

Развивающаяся политическая обстановка в Донбассе показала, что своей гражданской позицией писателя он весьма далёк от регионального разрешения проблемы ЕДИНЕНИЯ двух бывших советских областей в СИЛУ, с проявлением которой Кремлю было бы стыдно за свою уклончивую позицию. Заметьте, в образности Прилепина, Кремль не допустил к теме ТРАГЕДИИ ещё кого либо из писателей, а ему - пожалуйста... Истинный образ Суркова он не раскрыл как нарицательный - побоялся, что он же и перекроют ему трибуну глашатая власти. Кстати, при нём, Единый Парламент Новороссии О.Царёва был уничтожен Сурковым и Донбасс был разбит на две автономные части - ДНР и ЛНР...

Полагаю, что пройдёт время, и, он - ПрилепИН - сойдёт на нет, "как пена в бокале бочкового пива", не признав прилеплённость своей творческой платформы ПАТРИОТА к эпохальным событиям на Украине, Донбассе и России, за которого он пытается себя выдать.

Данности РУССКОГО Писателя, без которой невозможно прилепиться ни к творчеству Льва Толстого, и даже к образности Сергея Есенина, которого в моё время даже советская власть запрещала читать, у него нет. Я сам помню, какие проблемы были у моих родителей, когда учительница русского языка и литературы изъяла у меня зелёный том стихов С.Есенина. Вопрос решался на педсовете об исключении из школы. Но я не покаялся и меня всё же не исключили, преподав персональный урок.

Господин ПрилепИН превратился попросту во временщика-попутчика - из...Бранника властью из...Бранных. Да, и его фамилия сама по себе говорит о многом... Отсюда и поиск выживания слабо-хитрейшего в системе из...Бранных.

Не знаю пропустит ли модератор этот мой текст, но хотелось бы услышать мнение читателей о мыслях, которые я высказал.

В.А.

Поэзия Виктора Русакова:

https://stihi.rusvic.ru/?page_id=69

Приглашаю, господа!

В.А.

Сергей
14 окт 18:36

Имя моё - Сергей , и мне не нравится , когда в " объективной " статье без обиняков прописано : " сепаратист " Многое говорит о возрасте автора ...и о целевой аудитории...

Последние новости