Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
Пензенская область

​​​​​​​«Признаков монтажа нет». Эксперты ФСБ на суде по делу «Сети»* в Пензе проигнорировали выводы независимого эксперта об аудиозаписях разговоров подсудимых

Репортаж "7х7"

Эксперты УФСБ по Самарской области на суде по делу «Сети»* проигнорировали выводы независимого эксперта об аудиозаписях "прослушки" разговоров подсудимых. На вопросы об оригинальности фонограмм они не ответили. Как допрашивали 9 октября экспертов ФСБ, как на это реагировал обвинитель, суд, адвокаты, подсудимые и независимый эксперт — в репортаже «7х7»

Что показала независимая экспертиза

По версии обвинения, Илья Шакурский и Влад Добровольский обсуждали экономический и политический кризис в стране и подготовку к «революции», которая могла последовать за ним в России. В материалах дела «Сети»* есть экспертиза 48 записей таких разговоров. Ее проводили специалисты УФСБ России по Самарской области Мария Комлева и Алексей Леонтьев летом 2018 года.

Защита подсудимых усомнилась в достоверности экспертизы ФСБ и заказала независимую оценку фонограмм. Ее сделали сотрудники петербургской автономной некоммерческой организации «Криминалистическая лаборатория аудиовизуальных документов» (АНО «КЛАД»).

На заседании 16 сентября результаты независимой экспертизы представил эксперт-фоноскопист из Петербурга Герман Зубов. Он сказал, что «эксперт ФСБ использовал свои методики максимум на 5%», а он нашел признаки монтажа фонограмм.

Гособвинитель Сергей Семеренко возражал против допроса эксперта, но суд выслушал Зубова, а результаты независимой оценки приобщил к материалам уголовного дела.

После этого адвокаты попросили суд вызвать на допрос в Пензу экспертов самарского УФСБ Алексея Леонтьева и Марию Комлеву, гособвинитель не возражал.

«У меня совсем другие данные»

Самарские эксперты заявили, что настаивают на выводах своего заключения в полном объеме. По просьбе защиты суд допрашивал их раздельно. Первой допросили Марию Комлеву, которая проводила лингвистический анализ речи на фонограммах.

Она пояснила, что использовала в работе методику «Диалект». Анализом целостности текста и его смыслом Комлева, по ее словам, не занималась.

Микроанализ эксперт ФСБ не проводила, потому что, с ее слов, «технические параметры фонограмм позволяли провести только интегральный анализ». По мнению независимого эксперта, микроанализ в этой методике обязателен: только он дает наиболее объективные результаты при определении принадлежности звучащей речи идентифицируемому лицу. 

В экспертизе ФСБ есть вывод о принадлежности того или иного голоса фигурантам дела на основе только совпадающих признаков речи. На вопрос адвоката Оксаны Маркеевой, почему эксперт не привела различий речи участников разговора на аудиозаписях, та сказала, что не обязана была этого делать.

Адвокаты обратили внимание суда, что некоторые записи, как следует из заключения, по одним и тем же критериям были пригодны для анализа и идентификации, другие — нет. Они спросили эксперта ФСБ, как, например, исследовались аудиозаписи, частотный диапазон которых выходил за установленные границы.

— У меня совсем другие данные, — ответила Комлева.

Независимый эксперт Зубов спросил Комлеву, как проводился лингвистический анализ фонограмм, если у разговоров «нет начал» и «нет концов». Суд расценил вопрос как реплику и оставил его без ответа.

«Графики вам ничего не покажут»

Второй самарский эксперт ФСБ — Алексей Леонтьев — анализировал фонограммы с точки зрения признаков монтажа и использовал методику «Дуэт».

Он сказал, что признаков монтажа фонограмм нет. Отсутствие части разговора, по его словам, может расцениваться как признак монтажа, но вывод о монтаже делается по совокупности признаков. На вопрос адвоката, есть ли такие фонограммы, на которых отсутствуют части разговоров, Леонтьев затруднился ответить:

— Все мои заключения отражены в экспертизе. Я не могу сказать. Это заново надо прослушивать.

Адвокаты просили пояснить, почему в экспертизе нет иллюстраций и графиков к выводам. Эксперт ФСБ пояснил это тем, что обычно суды просят не нагружать их лишней информацией.

- Поэтому я указываю [что-то] только в тот момент, когда я нахожу что-то. Если признаков монтажа нет, то и графиков спектра частот я не отражаю. Они вам ничего не покажут, - сказал Леонтьев.

«Как мы поймем, что эксперт ФСБ не лжет?»

После заявления эксперта ФСБ о том, что подкреплять свои выводы графиками и иллюстрациями необязательно, подсудимый Василий Куксов обратился к суду с возражением.

— Как мы тогда поймем, что он [эксперт] не лжет?

— А он предупрежден об уголовной ответственности [за дачу заведомо ложных показаний], — сказал судья Юрий Клубков.

— Если бы что-то было, я бы отразил это в заключении, — успокоил присутствующих эксперт Леонтьев.

Вопросы эксперту ФСБ со стороны независимого эксперта суд запретил. Подсудимый Дмитрий Пчелинцев заявил ходатайство об этом и сослался на нормы УПК, которые оставляют этот вопрос на усмотрение суда.

— Вопросы здесь специалист [Герман Зубов] задавать не будет, — ответил защите судья Юрий Клубков. — Ходатайство Пчелинцева не имеет отношения к делу.

На вопрос Зубова, были ли исходные фонограммы оригинальными, эксперт ФСБ Леонтьев не ответил. Адвокаты подсудимых сказали, что зафиксировали нарушения при допросе экспертов из Самары и будут заявлять отвод.

Следующее заседание состоится 10 октября, на нем продолжат допрашивать свидетелей защиты и исследовать вещественные доказательства.


Уголовное дело о террористическом сообществе «Сеть»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года.

Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Родственники подсудимых создали «Родительскую Сеть». На суде в Пензе матери подсудимых заявили, что следователи пытали их сыновей и подвергали психологическому давлению. О пытках сына заявил отец Дмитрия Пчелинцева. Жены подсудимых Пчелинцева и Куксова заявили суду о давлении ФСБ на их мужей.

Свидетели обвинения из Пензы — Анатолий Уваров, Антон Шульгин и Максим Симаков — отказались в июне от своих показаний, двое из них заявили о давлении и угрозах ФСБ. Еще один свидетель обвинения — Фархат Абдрахманов — отказался от своих показаний 2 июля. О давлении и угрозах ФСБ на заседании 10 сентября заявил один из свидетелей защиты — Михаил Гундорин. На заседании в Пензе 24 сентября о пытках подследственных по делу "Сети"* заявила член петербургской ОНК Екатерина Косаревская, 3 октября суд приобщил к материалам дела заключения ОНК о пытках.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Герасимова, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости