Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
Республика Коми

«И в условиях несвободы можно заниматься тем, что ты считаешь правильным и важным». Как в столице Коми появилось независимое пространство «Ревöльт-центр»

Спецпроект «7х7» «Место для свободы»

Креативное пространство «Ревöльт-центр» открылось в Сыктывкаре в марте 2019 года. По словам его владельцев — это способ показать, что насыщенная жизнь может быть не только в городах-миллионниках. Как на 240 м² организовать интересную площадку для людей разного возраста и статуса, в одном деле совместить бизнес и социальное направление — об этом «7х7» рассказали управляющая «Ревöльт-центра» Алёна Зезегова и один из его инициаторов Павел Андреев.

«Вернуть что-то общественно-полезное и свободное в Сыктывкар»

Почему вы решили создать центр? Зачем?

Павел Андреев:

— Идея открыть центр пришла сразу после закрытия «Кампуса» [с марта 2013 года по конец 2014 года в Сыктывкаре работало антикафе «Кампус»]. Я имел отношение к открытию антикафе, оно было очень классное по контенту, но несколько слабое по дизайну и по экономической модели. И у нас были проблемы с собственником. Когда случился первый небольшой конфликт, антикафе пришлось закрыть. После этого мы два или три года думали о том, как нам вернуть что-то такое общественно-полезное и при этом свободное в Сыктывкар, искали возможности, где это сделать. Полтора года назад мы нашли помещение, цена на которое нас устраивала, которое подходило под все требования для такого функционального общественного центра. Мы приобрели помещение и стали собирать команду, которая бы наполнила этот центр идейным содержанием и дизайном.

Павел Андреев

Павел Андреев

Значит, если бы вы не были успешны и состоятельны, чтобы купить это помещение, его бы не было? Если не «Револьт-центр», то что? Что бы вы предложили городу, если бы эта идея с центром не воплотилась?

Павел Андреев:

— Опыт таких центров в России и в мире говорит о том, что критически важно, чтобы помещение было в собственности для его долгого и устойчивого развития. До и после открытия «Ревöльт-центра» я занимаюсь еще кучей общественных активностей в Сыктывкаре. Например, баркемпы в разных городах [неформальные образовательные площадки под открытым небом с участием федеральных и региональных экспертов и активистов].

В других городах у активистов и общественников, вероятно, нет средств на открытие независимого, альтернативного центра, подобного «Ревöльту»? Или есть другая причина, почему мало «мест для свободы»?

Павел Андреев:

— Мне кажется, что в других городах как раз сейчас проходит целая волна по открытию подобных центров. И люди понимают важность третьего места для того, чтобы у граждан было что-то кроме дома и работы, где можно провести время. Они есть и в Кирове, и в Вологде, и в Мурманске их было очень много до некоторого времени, не говоря уже про более крупные города.

С какими сложностями столкнулись при открытии центра?

Павел Андреев:

— Все было очень сложно. В Сыктывкаре очень плохо с помещениями, в Сыктывкаре очень плохо со специалистами, которые умеют делать что-то стильно и аккуратно, поэтому от выбора двери до выбора краски на стену, материала для подоконника — все это была адски сложная работа. Плюс в целом все, что касается дизайна, тоже сложно. Хотя у нас и была очень талантливая команда [дизайнера] Анелии Лянцевич, но это все-таки не профессиональная дизайн-студия. Они тоже для себя очень многому научились, пока делали дизайн. Он, как мне кажется, получился очень хороший.

 
 
 

Все, как у Револьта

Почему пространство называется «Ревöльт-центр»?

Павел Андреев:

— Когда мы общались с местными краеведами, вспоминали, кто жил в Сыктывкаре, всплыло имя Револьта Пименова [ученого и математика, которого сослали в поселок Краснозатонский в пригороде Сыктывкара в 1970 году за распространение самиздата]. И мы подумали, что было бы неплохо назваться «Ревöльт-центром» по ряду причин. Первая — это очень интересное, классное и звонкое название. Вторая — личность Пименова, мне кажется, отражает ценности, которые «Ревöльт-центр» должен продвигать. Это работа и влияние Револьта Пименова. У него было несколько учеников, которые затем сыграли большую роль в общественной жизни Сыктывкара 1990-х годов. И они воспитали новую волну общественных активистов уже в нулевых и десятых.

Вторая интересная черта жизни Пименова — он был абсолютно мировым человеком, очень важным ученым и показывал пример того, что даже в Сыктывкаре, в периоды, когда со связью было куда сильно хуже, чем сейчас, можно быть в центре общественной и научной жизни.

Третья вещь — даже находясь в условиях несвободы, продолжать оставаться свободным и заниматься тем, что ты считаешь правильным, нужным и важным. И четвертая вещь — это разносторонность Пименова. Он был и историком, и математиком, и вел активную общественную жизнь. Во всех этих сферах он преуспел.

Идеальный «Ревöльт-центр» — он какой? И кто его аудитория?

Алёна Зезегова:

— Я думаю, что «Ревöльт-центр» — это такая площадка для общественных инициатив. В первую очередь для жителей города. Мне хочется, чтобы здесь постоянно что-то происходило: встречи для бабушек, на которых они вяжут, какие-нибудь школы для детей, вечеринки для подростков. Чтобы это было таким местом для всех, куда можно прийти, где можно чему-то научиться, чем-то поделиться. Мне хочется, чтобы центр просто жил, и в нем было как можно больше всего. Для меня идеальный «Ревöльт-центр» — это место, в котором будет комфортно всем. Нельзя сказать, что мы ориентируемся на какую-то определенную возрастную группу или выбираем целевую аудиторию еще по какому-то признаку. Нам бы хотелось, чтобы это было пространство для каждого.

Алёна Зезегова

Алёна Зезегова, автор: Александр Галуцкий

Павел Андреев:

— Самое главное, чтобы центр был не просто красивым объектом в центре города, а чтобы он был востребованным. И идеал — это когда программа мероприятий в центре заполнена до отказа, и люди сами предлагают разные ивенты. Центр — для тех, кто хочет менять что-то вокруг себя, делать что-то автономное и независимое. Это активизм в очень-очень широком смысле — от очень умного научного, общественного, от защиты прав до независимого, очень камерного или лайтового музицирования.

 
 
 
%D0%9B%D0%B5%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F%20%D0%B6%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%20%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D1%8F%20%D0%93%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B0%D1%87%D1%91%D0%B2%D0%B0Лекция журналиста Андрея Горбачёва

«Активизм в очень-очень широком смысле»

Какие городские проблемы призван решать центр?

Павел Андреев:

— Главная проблема, которую мы пытаемся решить, — это скучная жизнь в Сыктывкаре. Есть иллюзия, что интересные ивенты и интересная жизнь — только в огромных городах. Даже не в миллионниках, а только в Москве на 10 миллионов жителей есть нормальная повестка. На самом деле такого нет, весь мир живет небольшими городами: люди знают соседей, знают друг друга и знают, где что интересного проходит. Наша задача — вытащить разных талантливых или просто активных людей из небытия и предложить им площадку для взаимодействия, чтобы они узнали друг друга, чтобы они наполнили город смыслом, чтобы у них была свободная площадка для встреч и взаимодействия.

Алена Зезегова:

— Мы здесь проводим научные и научно-популярные лекции, здесь можно прийти и почитать книги. Мы планируем проводить дискуссии, у нас будут кинопоказы. Совсем скоро мы начнем принимать у себя фестиваль «Кино в пути». После каждого фильма будет ивент: обсуждение либо дискуссия. На один из фильмов приедет режиссер, можно будет поговорить с ним.

На мой взгляд, проблема заключается в том, что в Сыктывкаре мало где можно организовать свое мероприятие. В какой-то момент все организаторы ушли в библиотеки, это очень клево, но там можно провести не все. У нас можно провести... примерно все.

Например?

Алена Зезегова:

— У нас уже было несколько лекториев. Сейчас — новый лекторий, он называется «Научное кафе». Есть курс по финансовой грамотности, который всем очень нравится. Есть маленький лекторий «Защити себя сам», который ведет правозащитник Игорь Сажин. У нас проходят выставки, мы готовим спектакль. У нас был эксперимент с арт-резиденцией на тему «о чем говорит с нами город». Мне кажется, он был очень удачный, по его итогам тоже была выставка.

То есть мы стараемся охватить разные-разные варианты ивентов. Если кто-то предложит что-то клевое и интересное, то мы, скорее всего, скажем да.

 
 
 
%D0%9B%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D0%98%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8F%20%D0%A1%D0%B0%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%B0Лекторий правозащитника Игоря Сажина

В городе есть альтернатива такому месту?

Алена Зезегова:

— Я думаю, что в полной мере, скорее всего, нет. Потому что у нас есть хорошие кофейни или хорошие выставочные залы, или место, где ты можешь арендовать помещения. Но места, которое бы объединяло все это и проводило бы много разных мероприятий в разных форматах, я думаю, нет.

Павел Андреев:

— Главная альтернатива нашему центру — это сидеть дома и ничего не делать. И, к сожалению, большинство горожан так и предпочитает проводить свои вечера и даже выходные. Конечно, все, что альтернативное еще есть, — это государственные музеи, но, мне кажется, наши плюсы в том, что у нас меньше ограничений. И даже не в плане цензуры, а в целом: мы просто более мобильны и в плане режима работы, и в плане перестройки, и в плане быстроты принятия решений по тому или иному ивенту.

Небольшая альтернатива есть в виде нескольких баров и пары стильных кафешек, которые и так все в Сыктывкаре знают, но, мне кажется, все эти интересные места стоит воспринимать не как конкурентов, а, наоборот, как некоторые центры, которые создают моду на то, чтобы жители разнообразили свой досуг и времяпрепровождение. То есть это такая общая работа на рынок.

Про окупаемость и социальный бизнес

За счет чего живет центр?

Алена Зезегова:

— Мы сдаем помещения в аренду. Это одна из важных частей дохода центра, потому что здесь проводят семинары, стратегические сессии, конференции и так далее. И когда нужен хороший зал, хорошее помещение, то люди приходят к нам. Ну и, конечно, у нас есть своя кофейня. Она работает каждый день с 10 до 20. Кофейня тоже составляет важную часть доходов центра.

Такие проекты должны быть коммерческими или можно выжить на пожертвования?

Павел Андреев:

— Такие центры должны совмещать коммерческую и некоммерческую составляющие. Он должен быть очень грамотно, хорошо и экономично выстроен с точки зрения бизнеса. И кофейня, как нам кажется, будет обеспечивать минимальные потребности центра для того, чтобы была возможность платить зарплату бариста, которые одновременно администраторы, и оплачивать текущие коммунальные расходы. Но чтобы привозить интересных людей, делать яркие выставки и интересные проекты, конечно, нужны гранты, нужны пожертвования и нужно привлечение тех людей, которые готовы заплатить не только за себя, но и за то, чтобы люди могли получить культурный багаж новых знаний и поучаствовать в чем-то интересном.

Уже удается окупать работу центра?

Алена Зезегова:

— В тестовом режиме мы проработали март и половину апреля. Потом мы закрылись и доделали ремонт. Тестовый режим был очень важным, потому что мы поняли, чего где-то не хватает, что нужно доделать, что нужно исправить. Начали работать фулл-тайм с 17 мая, официальное открытие у нас было 6-7 июня. И, в общем, да, центр окупается.

Стоит ли задача именно получение прибыли?

Алена Зезегова:

— Я скажу так, что «Ревöльт-центр» — это больше социальный бизнес. Здесь нет цели заработать денег лично для себя. Но если мы будем зарабатывать больше, чем нам нужно, то мы сможем тратить эти деньги на новые проекты, привозить больше выставок, спикеров. Поэтому да, если мы будем зарабатывать больше, то это будет клево.

Павел Андреев:

— У нас нет большой надежды, что это будет супер коммерчески успешная вещь. Это такой наш вклад в город, чтобы в нем было чуть интереснее жить, чтобы было на одно интересное место больше. И мы центр видим как окно в другие города и как окно в Европу. В общем, мы надеемся, что у нас будет очень много международных взаимодействий в центре, что многие люди будут привозить сюда выставки, лекции, проводить разные культурные обмены. Будем показывать актуальную европейскую культурно-общественную повестку.

Сколько человек нужно, чтобы содержать центр?

Алена Зезегова:

— На первый взгляд, у нас довольно большая команда: есть управляющий, старт-ап менеджер, два бариста, smm-менеджер, есть совет кураторов, который занимается выставками, есть менеджер, отвечающий за фандрайзинг. Большая часть команды работает в центре не фулл-тайм. И у нас еще есть вакансии. Например, прямо сейчас мы ищем пиар-специалиста, который выстроит систему продвижения центра.

Как вы рекламируетесь?

— В основном рассказываем о событиях в центре через свои соцсети и соцсети партнеров, работаем с местными СМИ. В основном на бартерной основе, но бывает, что рекламная кампания требует денежных вложений и, конечно, это тоже статья наших расходов.

«Есть надежда, что госорганы заинтересованы в развитии города»

Не опасаетесь давления со стороны администрации или силовиков?

Алена Зезегова:

— Это сложный вопрос. Мне бы хотелось, чтобы «Ревöльт-центр» был дискуссионной площадкой не только для жителей города и общественных инициатив между собой, но и для жителей города и власти. Хочется быть площадкой для взаимодействия и совместной работы. Если это получится, то будет замечательно. Мы не сталкивались с каким-то противодействием в открытии центра. К нам приходили гости из министерств, им тут понравилось.

Павел Андреев:

— Давления не опасаюсь. Ожидаю, что администрация и разные другие госорганы, наоборот, будут помогать. Потому что у меня есть некоторая надежда, что они заинтересованы в развитии города и в поддержке разных новых инициатив и мест, которые в Сыктывкаре появляются.

Вы сказали, что «Ревöльт-центр» — для любого и любой темы. Значит, и для политики. Вот тут и возникает вопрос. Для власти все, что не она сама, — это оппозиция, и ненужное внимание к центру может возникнуть как раз на фоне свободы, которую вы предоставляете для высказываний.

Павел Андреев:

— Я не считаю правильным относить к политике вообще все общественное движение, которое происходит в городе, и вообще все, что движется, называть политикой. Для меня политика — это участие в предвыборных кампаниях и борьба за власть. И в этом плане, конечно, «Ревöльт-центр» будет вне политики, вне предвыборных политических кампаний. Но при этом, конечно, в «Ревöльт-центре» будут обсуждаться важные для города темы. Если вдруг кто-то из политиков зайдет, его, конечно, не прогонят, но он не сможет использовать это место для своего предвыборного штаба.

 

 

Нина Попугаева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Ну и ну !))
18 сен 14:22

На последнем фото в центре внимания представитель левацкой партии ? Совъет левацкий менталитет возвращается ?

Последние новости