Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Мурманская область
  1. article
  2. Мурманская область

«Как теперь Мурманск без нее?» Что пишут о покойной правозащитнице Ирине Пайкачёвой коллеги и друзья

Оптимист, наставник, ангел-хранитель

Даниил Кузнецов
Ирина Пайкачёва

О гибели правозащитницы Ирины Пайкачёвой сообщили ее близкие. У Пайкачёвой 29 августа остановилось сердце во время отдыха в Болгарии. «7х7» собрал обзор воспоминаний коллег о Пайкачёвой.

 

Гражданский активист Татьяна Кульбакина:

«Я, как и многие другие люди, знавшие Ирину Владимировну, задаюсь вопросом: „И как Мурманск теперь без нее?!“ [...] Мы познакомились в 2007 году. И эти годы полны лихих и теплых воспоминаний, долгих разговоров, совместной деятельности, походов в тюрьмы, полицейские участки и военкоматы и так далее. Мы никогда не были одних политических взглядов, но мы прикипели друг к другу и были хорошими друзьями. Она проводила много обучающих семинаров и своим примером показывала, как нужно общаться с полицией или представителями военкомата. Я часто бывала рядом в каких-то напряженных ситуациях между Пайкачёвой и различными представителями власти. Я порой робела, а она — нет. Я поражалась, как эта уже не молодая женщина наполняется энергией и не уступает в борьбе за справедливость, а все эти широченные усачи в погонах и представители всяких там администраций не могли надавить на нее своим авторитетом. Когда в Мурманске были арестованы 30 активистов Гринпис, знаменитые Arctic30, Ирина Владимировна ходила к ним в СИЗО как член ОНК почти каждый день, а я параллельно ходила к ним с адвокатами как переводчик. Она была как их ангел-хранитель в заключении. И все ребята из Гринпис ее полюбили и временами спрашивали меня, как у Ирины дела. […] Несколько раз из-за звонка с зоны с сообщением об избиениях мы ехали ночью в СИЗО или ИК, и Ирина могла зимой долго и методично бить ногой по металлическим воротам и кричать, чтобы нас пустили внутрь. Мне казалось это сумасшествием, но в итоге у нее получалось попасть внутрь и остановить насилие. Я могу за себя точно сказать, что во мне нет столько смелости, чтобы так пробиваться за ворота тюрьмы. Низкий поклон, ИВ, ты прекрасный учитель!»

Сын правозащитницы Глеб Пайкачёв:

«Для меня она была бесконечным источником вдохновения и поддержки, светлая память о ней всегда будет рядом. Всем спасибо за соболезнования и готовность помочь».

Правозащитник Александр Передрук:

«Ирина Владимировна была одной из первых людей, с которыми я начинал правозащитную деятельность в Мурманске. Можно с уверенностью сказать, что Ирина Владимировна — моя первая „правозащитная учительница“. Несмотря на все трудности, наша совместная работа не только имела образовательный эффект, но и приносила конкретные результаты — удавалось выигрывать суды граждан, которым отказывали в реализации конституционного права на альтернативную гражданскую службу, признавать незаконными решения о призыве в вооруженные силы и отказы в согласовании публичных мероприятий, мы успешно защищали экоактивистов, которых незаконно пытались выдворить за пределы России за проведение лекций».

Правозащитник Игорь Сажин:

«Один из самых добросовестных и упертых защитников слабых и обездоленных. Ира занималась самыми тяжелыми фактами нарушения прав человека в своем регионе. И, самое главное, она была неисправимым оптимистом».

Правозащитник Бекхан Плиев:

«Ирина Владимировна была человеком широкой души в полном смысле этого слова. Она никогда не оставляла оказавшегося в беде человека, особенно это касалось осужденных мусульман. Ирина Владимировна была моим учителем, приведшим меня в правозащиту».

Член политсовета партии «Яблоко» Николай Рыбаков:

«Это тяжелая утрата для меня лично и для всего „Яблока“. Ирина была из старейших по стажу членов нашей партии в Мурманске. Добрый, очень отзывчивый, редкой душевности человек. Я помню Ирину с самого начала своей работы в партии. И навсегда запомню ее улыбку, которая, думаю, помогала ей пропускать через свое сердце беды и судьбы людей, которым она помогала. И это сердце остановилось».

Активист Гринпис Филипп Бал:

«Впервые я встретил Ирину, когда она посетила мою камеру в рамках правозащитного визита в тюрьму СИЗО-1 в Мурманске. Я находился там по подозрению в пиратстве, позднее - в хулиганстве за акцию протеста Гринпис в сентябре 2013 года, и в итоге был освобожден по амнистии через 67 дней. [...] Во время одного из визитов Ирины (а их было много) она сказала мне, что репортер из Sky News снаружи спросил ее об условиях внутри, и не могу ли я что-то написать. Я оказался в затруднительном положении, но стал пытаться записать свое заявление. Охранник был совершенно не в восторге. Когда я частично написал заявление, он схватил лист бумаги, пытаясь в процессе его уничтожить, Ирина схватила его за руку и попыталась заполучить бумагу. Это была борьба, она фактически боролась с огромным тюремным охранником из-за листа бумаги, и затем Ирина вытащила бумагу из его руки, отгибая каждый палец, начиная с мизинца, пока он не освободил свою хватку. Эта записка так и не вышла за пределы тюрьмы, охранник выиграл следующий бой, но Ирина снова поговорила с журналистом снаружи, и моя семья дома увидела репортаж на Sky. Она была бывшим юристом и сделала права человека своей жизнью. Увидев, как грубо с ней обращались в моей камере, и узнав, что в результате очередного насилия из-за этого клочка бумаги у нее появились синяки, я был поражен тем, какой она казалась невозмутимой. Она явно нажила несколько врагов из сильных мира сего, я не мог не беспокоиться о ней. Я спросил ее, боится ли она, она сказала: "У меня больше нет сил бояться, я просто продолжаю этим заниматься"»

Журналист Евгения Волкова-Барановская (Мурманск):

«Очень жаль. Он умела быть другом и наставником. Я благодарна Ирине за ее участие в моей жизни. Мы познакомились, когда я была школьницей и благодаря Ирине Владимировне у меня есть непопулярные сегодня, но фундаментальные на мой взгляд ценности. Спасибо ей».

Председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина:

«Как обухом по голове, очень горькая весть. На днях читала ее рекомендации, истинный правозащитник, любящая женщина, самоотверженная и последовательная. Совсем не верится, еще недавно была в гостях. Столько заботы о внучках было в рассказах Ирины Владимировны. Планы и надежды оборвались, так неожиданно...»

Правозащитник Юрий Вдовин (Санкт-Петербург):

«Чистый, твердый и теплый человек. Потеря для нас всех».

Директор Фонда саамского наследия и развития Андрей Данилов:

«Большая потеря. Благодаря ей я пересмотрел многие мои взгляды на жизнь. Правозащитная учительница — точно сказано. Для меня она была именно такой учительницей. Мы потеряли друга, надежного друга. Соболезнуем».

Правозащитник Андрей Калих (Санкт-Петербург):

«Какой внезапный и печальный удар... Я знал Ирину по коалиции „За демократическую АГС“ в нулевых — самоотверженная правозащитница, прекрасный человек.

Анна Пастухова (Уральский Мемориал):

«Ирочка всегда была очень любимым мной человеком, понимающим другом, всегда готовым прийти на помощь. Мы до сих пор в Екатеринбурге вспоминаем ее приезд к нам и разговор в Мемориале — все ощутили ее близким, духовно родным человеком. Она такой и останется с нами! Сил и выдержки всей семье, которой она всегда гордилась как людьми, во всем поддерживающих ее в самоотверженной общественной деятельности».

Правозащитница Асет Мальсагова (Грозный):

«Более десяти лет знала Ирину. В становлении правозащитного сообщества Российской Федерации она сыграла немалую роль. Оно и держится именно на таких людях, как Ира! Она была бесконечно благородна, мужественна, добра и искренне предана избранному пути. Она действительно была Человеком, она была настоящей, без запасных масок. Светлая ей память».

Журналист Виталий Измайлов (Мурманск):

«Светлая память. У нас были разные взгляды, но порядочность и нонконформизм Ирины всегда вызвали у меня искреннее уважение. Вместе с ней ушла целая эпоха мурманской политики».

Адвокат Каринна Москаленко (Москва):

«Ирочка? Невозможно поверить и принять! Светлая память! И любовь всех, кто имел счастье знать и дружить!».

Блогер Вера Рукавица (Мурманск):

«Никогда не забуду, как впервые встретила ее. Она пришла однажды в наш седьмой класс и рассказывала нам о правах человека. Честно говоря, именно с той встречи эти абстрактные понятия из учебника приобрели для меня какой-то реальный смысл. Она рассказывала тогда, что значит в нашей повседневной жизни наша борьба за свои права, почему это необходимо, и что каждый важен и каждый может. Вся ее жизнь была примером тех слов.

Правозащитник Марк Куперман (Сахалин):

«Уходят лучшие, самые неравнодушные, самые деятельные. Пишут: несчастный случай – разрыв сердца при купании в море. Коллеги! Уверен — это не несчастный случай. Это закономерность: сердце не выдерживает и рвется потому, что всегда болит за других, и рвется от непрерывности этой борьбы. Мы давно были знакомы с Ирой по общей работе в Движении „За права человека“, МХГ и ОНК. Граждане – которые „население“ — из зомбоящиков об этом не узнают. А мы – давайте сохраним в умах и сердцах своих вечную светлую память!»

Предприниматель Саварбик Султыгов (Мурманcк):

«Ирина была хорошим другом и учителем моих первых шагов в политике, в мурманском „Яблоке“. Вместе мы ездили в Хельсинки на семинар, она была у меня в гостях в Ленобласти. Жаль, что трагическая случайность унесла ее в небеса! Соболезную!»

Руководитель Фонда «Гражданское содействие»Светлана Ганнушкина:

«Светлая память! Поверить невозможно. Самое искреннее сочувствие родным и близким. Ирина была лицом правозащиты своего региона. Со всеми проблемами там обращались к ней. Это огромная потеря для всех нас».

Член ОНК Санкт-Петербурга Яна Теплицкая:

«Три года назад Ирина ехала через Санкт-Петербург, и на перроне написала нам с Катей рекомендации в ОНК как председатель мурманской комиссии первых созывов. И дальше тоже помогала, чем могла. Ее поддержка была очень важна и очень ощущалась».

Правозащитник Сергей Марьин (Саранск):

«Искренне соболезную. Каждый, кто имел возможность общаться с Ириной Владимировной, сохранит память о ней. Я запомнил Ирину Владимировну, когда она стучала в двери СИЗО города Мурманска. Это была символическая сцена. Гражданский активист, член ОНК Мурманской области, прилагающая гигантские усилия в борьбе в защиту прав человека, стучит в глухо закрытые двери уголовно-исполнительной системы. Нынешний ГУЛАГ по-прежнему глух к обществу, перемалывая своих обитателей. Он не реагирует на правозащитников, отвергая их. Помнится, что Ирина Владимировна много времени и сил потратила на защиту гринписовцев и других заключенных. Надеюсь, что ее борьба не пропала втуне. Есть последователи, которым она помогла стать правозащитниками. Есть друзья, которые помнят ее».

Правозащитник Юрий Джибладзе (Москва):

«Сочувствую всем вам. Ирина была прекрасным человеком и замечательным правозащитником, идеалистом и примером для многих, защитником и вдохновителем. Огромная потеря для всех нас. Светлая память».

Председатель Совета Хибинского общества «Мемориал» Юрий Игнатьев:

«Печальное событие! Ирина Владимировна Пайкачева приложила немало усилий для сохранения памяти о жертвах политических репрессий на Мурмане. Я ее знал как принципиального и последовательного борца и имел честь участвовать вместе с ней в реализации различных проектов. Глубочайшей сочувствие ее родным и близким. Нам всем ее будет не хватать».

Бывший директор Amnesty International Сергей Никитин:

«Это очень трагическая весть. Ирина непростой человек, она была активной правозащитницей. Я мог не всегда соглашаться с ней, но я уважал ее порыв и ее таланты, ее искренность и ее стремление поменять эту жуткую реальность к лучшему. Она старалась как могла, и за это ей добрая память и уважение, и восхищение ее талантами и упорством. Мир праху ее».

Активист Мирза Чирагов (Петрозаводск):

«Нет слов и сил. Ком в горле. Так тепло и горячо Ирина встречала меня в Мурманске, что город казался южным берегом. Таких хороших людей (искренне хороших, изнутри светящихся) все меньше. Ни одной дурной мысли, ко всем с любовью и уважением. Столько всего сделано, еще больше не успела сделать...Мне очень больно. Очень. Я потерял какую-то важную часть себя».

 

Даниил Кузнецов, «7х7»

Материалы по теме
Мнение
31 авг 2019
2
Татьяна Кульбакина
Татьяна Кульбакина
Ушла из жизни правозащитница Ирина Пайкачева. Человек, на которого всегда можно было положиться
Мнение
31 авг 2019
Александр Передрук
Александр Передрук
Трагично ушла из жизни российская правозащитница Ирина Владимировна Пайкачева
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных