Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область

Пожили — и хватит. Как организация крупнейшего рязанского бизнесмена «попросила на выход» жильцов аварийного общежития

Больше десяти жильцов разваливающегося общежития в селе Костино Рыбновского района Рязанской области 24 июня 2019 года получили уведомления с требованием освободить комнаты до конца сентября. Компания, в собственности которой находится дом, альтернативное жилье им не предложила. Подробности истории — в материале «7x7».

«Критическое ухудшение и физический износ»

Дом №8 на ул. Новой в селе Костино Рыбновского района не найти на карте: обозначающий его серый «кирпичик» есть, а номера нет. Кирпичный двухэтажный барак скрыт за рядом берез, под которыми прогуливаются рыжие куры и петух. Вдоль дома прорыта канава для стока дождевой воды, она заполнена мусором и сломанными игрушками.

 
 
 
%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D1%80%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D0%BA%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8FРазрушенная котельная

С одного торца дома расположен медпункт, который, как говорят жильцы, иногда работает, с другого — развалившаяся котельная, теперь это свалка. Сюда же (и еще на небольшой пятачок в кустах) из ведер и горшков сливают нечистоты те, у кого в комнатах нет оборудованных туалетов. У некоторых туалеты есть, но они постоянно засоряются, трубы прогнили. Воду для бытовых нужд люди берут из водопроводных труб, моются в своих комнатках в тазах или где придется. Согреваются калориферами, и за это ежемесячно в холодное время года платят до 4 тыс. руб. Когда идет дождь, люди перед выходом в коридор раскрывают зонты. 

В советские годы в общежитии жили работники совхоза с семьями, в порядке очереди получали постоянное жилье по договору найма и могли его приватизировать. Оставшиеся в этом здании либо не успели приватизировать, либо заселились позднее, с разрешения руководителя ООО «Костино» — оно было создано в 2007 году из совхоза. Раньше компания разводила коров и занималась молочным производством, сейчас основной вид деятельности — аренда и управление недвижимостью.

Сегодня в доме зарегистрированы 16 человек, но живут здесь не все — около 10. Раньше они боялись провалиться в подвал с крысами или сгореть заживо от неисправной электропроводки, теперь — оказаться на улице без жилья: они должны покинуть помещения не позже конца сентября. Собственник ООО «Костино» уведомил их, что больше не будет продлевать договор.

«В настоящее время происходит критическое ухудшение в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания общежития, приводящее к снижению до недопустимого уровня его надежности, прочности и устойчивости строительных конструкций и оснований. Ваше дальнейшее проживание в занимаемых жилых помещениях недопустимо ввиду наличия риска разрушения здания и причинения вреда жизни и здоровью нанимателей и совместно проживающих с ними лиц. В связи с непригодностью жилого помещения к дальнейшему проживанию находящихся в нем лиц, уведомляем вас о расторжении договора путем подписания прилагаемого дополнительного соглашения и необходимости в срок не более 90 календарных дней с даты настоящего уведомления освобождения помещений», — написано в документе, который жильцы общежития получили от директора ООО «Костино» Андрея Малыша. 

Педагог и строитель

В общежитии много лет жили по соседству педагог и доярка, почтальон и безработный, многодетная мама без образования с двумя детьми с инвалидностью. Сообща чинили крышу и боролись с канализационными засорами, совместно доживали до зарплаты или пенсии. Вместе выслушали решение о выселении. 

Елена Вертий

Елена Вертий

— Горе за горем, горе за горем, — говорит пенсионерка Елена Вертий. — Мы уже половину вещей распродали, остальное в чемоданы сложили. А куда идти — не знаем. Да и как сейчас искать какое-то жилье — мужа через день на гемодиализ в Рязань вожу. 

Елена Михайловна с супругом — беженцы. В 1993 году им пришлось бежать из Узбекистана, в котором они родились. Родственники Вертий эмигрировали за границу, а Елена Михайловна с мужем не захотели — не могли представить себе жизни без России. Приехали в Костино. Приняли их хорошо: у супругов было образование, она устроилась музработником в местном клубе и детском саду, он — в строительную сферу. Жилье обещали, но нужно было подождать. Однажды на собрании их поздравили при всех: пообещали часть одноэтажного, на две семьи, дома. Но потом, по словам Елены Михайловны, вызвали в кабинет и объяснили, что это «не для нее». 

 
 
 
%D0%9F%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%BE%D0%BD%20%D0%B4%D0%BB%D1%8F%20%D0%BC%D1%8B%D1%82%D1%8C%D1%8F%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BA%D1%83%D1%85%D0%BD%D0%B5Поддон для мытья на кухне

На кухне стоит печка-керогаз — она работает от солярки и сильно дымит. Там же, в углу, пристроен поддон для душа с занавесочкой: здесь можно было мыться, обливаясь из ковша. Окна в комнате Елены Михайловны затянуты полиэтиленовой пленкой: лето холодное, иначе тепло в комнате не сохранить. 

В последние годы супругам пришлось поменять работу: она устроилась в школу-интернат для детей с умственной отсталостью, супруг стал почтальоном и объезжал на велосипеде либо обходил пешком все окрестные села. Почки не выдержали нагрузки, теперь он через день ездит в областной центр на гемодиализ. Елена Михайловна за последние полгода перенесла четыре операции и уволилась: говорит, очень было тяжело морально от проблем с жильем и здоровьем мужа и от общения с нездоровыми детьми. 

Две дочери вместе с зятьями решили не пускать все на самотек и обратились к адвокату: они считают, что незаконно лишать единственного жилья всю жизнь проработавших на государство инвалидов.

Старики и дети

Лидия Демиденко всю жизнь работала в совхозе дояркой, потом технологом. Родила троих детей, но ни разу не была в декретном отпуске, развелась с мужем. После того как в общежитии на соседней улице, где она жила, случился пожар, переехала в этот дом, снова вышла замуж — вместе с детьми мужа от первого брака детей стало пять. Сейчас дети выросли и разъехались, супруги остались вдвоем, но справляются с трудом. В советские годы доярка получала больше инженера на заводе — 300 руб., теперь у нее пенсия 7 тыс. 300 руб. Приходится работать в хосписе — в отделении паллиативной помощи областной клинической больницы (рязанской ОКБ). На днях им с мужем одобрили ипотеку на небольшую квартирку неподалеку, с первоначальным взносом помогли дети. 

Лидия Демиденко

Лидия Демиденко

— Я никогда ничего не требовала и не просила у государства, справлялась своими силами. И сейчас ничего не требовали, хотя капремонт в этом доме не делали ни разу с того времени, как развалился Союз и появились «новые русские хозяева». Сами только полгода назад поставили газовый котел. Купили газовую плиту. Заплатили за все около 60 тысяч рублей! И после этого нам приказали съезжать. За чей счет теперь это все вывозить, откуда взять денег? — пожилая женщина плачет, не вытирая слез.  

Ее пытается успокоить сосед Дима — безработный многодетный отец с татуировками на руках:

— Теть Лид, успокойся, все будет нормально, только не переживай, а то совсем здоровье подорвешь.

Дима приглашает осмотреть их комнаты на первом этаже. Из стен торчит электропроводка, дыры в полах, через которые слышится отчетливое шуршание. 

— Это крысы, — мимоходом поясняет Дима. — Раньше только ночью шебуршали, теперь и днем. Особенно в этой комнате — пойдемте, покажу! Я пытался забить досками, фанерными листами, но прогрызают. Когда-то думали здесь комнату устроить, но подошло только под кладовку. Сломанный велосипед-то не сгрызут.

Потолок в подъезде

Потолок в подъезде

Мужчина сначала говорит, что не работает, потому что нет работы поблизости, потом признается: пьет от такой беспросветной жизни. У него жена и трое сыновей. Его супруге Галине, которая работала в «Костино», дали это общежитие, сейчас она в декретном отпуске с младшим сыном. Куда идти, если их выставят на улицу, не знает.  

Игорь Коськин и ООО «Костино»

В Костино до 2005 года был сельскохозяйственный производственный кооператив «Яблонька». После реорганизации в 2006 году из него образовалось два общества с ограниченной ответственностью — «Костино» (для купли-продажи земли и помещений) и «Инвест-Агро» (для выращивания бычков). 

75% ООО «Костино» принадлежит крупнейшему в области бизнесмену Игорю Коськину. Он — основатель и руководитель финансово-промышленной компании «Инвест», совладелец или учредитель 27 действующих коммерческих организаций, которые входят в состав холдинга. Среди них — кожевенные заводы и предприятия по производству мебели, завод «Точинвест» и «9 Канал», строительные и сельскохозяйственные организации. Помимо крупного бизнеса, ФПК занимается благотворительностью. Финансово-промышленная компания поддерживает региональный профессиональный и любительский спорт, участвует в проектах по охране окружающей среды, в начале 2000 годов ФПК создала свой Благотворительный фонд во имя святителя Василия Рязанского. 

«Фонд создан для помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, в частности многодетным и опекунским семьям, детям, инвалидам, ветеранам войны, репрессированным, а также различным учреждениям: медицинским организациям (богадельне, больницам, санаториям, госпиталю), школам, интернатам, детским домам, приютам, детским садам, общественным организациям, храмам, монастырям, военно-патриотическим организациям, пенитенциарным учреждениям», — сказано на сайте ФПК. Всего с 2001 по январь 2019 года фонд оказал помощь на сумму более 108 млн руб. В 2018 году на строительство и реконструкцию монастырей и храмов было потрачено более 1 млн руб., организациям перечислено около 500 тыс. руб., нуждающимся — 1,1 млн руб. 

По суду или добровольно

Можно ли выселить на улицу несовершеннолетних детей и стариков-инвалидов, как здание общежития стало частной собственностью при условии, что там прописаны и живут люди, — эти и другие вопросы корреспондент «7x7» задал собственнику здания (ООО “Костино”), юристам администрации Рыбновского района и областной прокуратуре. Надзорное ведомство пока не дало ответа: проверка не завершена.

Президент холдинга «Инвест» Игорь Коськин переадресовал вопросы владельцу здания, директору организации «Костино» Андрею Малышу. Тот сообщил, что организация приватизировала здание по федеральному закону №178 «О приватизации государственного и муниципального имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических (юридических) лиц». Разрешений и согласований на приватизацию здания не требовалось. По словам Малыша, организация решила расторгнуть договоры социального найма из-за того, что здание изношено и опасно для людей. Оно не признано аварийным, но «по факту таковым является». Средств на капремонт у организации нет, как его будут использовать после выселения людей — пока неизвестно. 

Начальник юридического отдела аппарата Рыбновской администрации Елена Шарапова считает, что масштабы проблемы сильно преувеличены: 

— Регистрация у жильцов есть, оценку степени изношенности здания мы не проводили. Что касается выселения: получение уведомления — это не значит выселение. Выселить человека из жилья, который проживает в нем даже согласно договору социального найма, по жилищному законодательству невозможно в силу получения уведомления от собственника. Только по решению суда. То есть им предложили в добровольном порядке выселиться. Чтобы выселить принудительно, нужно доказать в суде, что жильцы должны выселиться. Подать в суд могут обе стороны конфликта.  

По словам рязанского адвоката Анастасии Носовой, которая работает параллельно с несколькими «жилищными» конфликтами, все было бы понятнее и проще, если бы здание общежития в свое время взял на баланс муниципалитет района:

— В этом случае муниципалитет нес бы ответственность за состояние здания и за жильцов. В случае признания аварийности здания людям обязаны были бы предоставить альтернативное жилье. 

Пока жильцы в растерянности. Две семьи начали на всякий случай собирать вещи. Многодетная семья съезжать из общежития не собирается — некуда, остальные молча выжидают.

Екатерина Вулих, Владимир Прокушев, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости