Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Костромская область
  1. article
  2. Костромская область

«В топку нашей государственной машины накидали пороха». В Костроме активисты порассуждали о политрепрессиях в современной России

Обзор «7х7»

Алексей Уханков, фото Алексея Молоторенко

Активисты организации «Народовластие» в Костроме подискутировали о жертвах политических репрессий во время президентства Владимира Путина. На встречу, инициатором которой выступило местное подразделение организации «Левый блок», пришло около двадцати человек. Про кого говорили участники, чем объясняли преследование инакомыслящих и о чем поспорили — в обзоре «7х7».

«Это не электрошокер, это их клопы покусали»

Активистка «Левого блока» Ирина Шумилова начала свое выступление с вопроса, почему режим отправляет неугодных ему людей в тюрьмы. У нее было две версии: Путин — тиран и это реакция любого государства на оппозиционеров.

Шумилова рассказала про дело «Сети» *, фигуранты которого обвиняются в создании террористического сообщества. Несколько подсудимых по делу заявляли о том, что к ним во время следствия применяли пытки.

— Примечательно, что за пытки молодых людей никого до сих пор не привлекли к уголовной ответственности. Следственный комитет цинично отвечал на требования расследования: «Это не электрошокер, это их клопы покусали. Это не побои, он с лестницы упал», — сказала Шумилова.

 
 
 

Еще одна участница «Левого блока» Юлия Мусина призвала писать письма политзаключенным, в том числе через сайт «РосУзник».

«Государство защищает себя»

Некоторые участники встречи сомневались, что политзаключенные в России действительно невиновны: если их подозревают — значит, есть основания.  

— Я понимаю, нужно бороться, но не такими же методами. Даже фээсбэшников взрывать нельзя [в октябре 2018 года в здании ФСБ в Архангельске 17-летний Михаил Жлобицкий взорвал бомбу и погиб], — сказал кто-то из зала.

— Государство защищает себя. А иначе это не государство, — поддержал его еще один участник дискуссии.

Активист костромского отделения Национально-патриотических сил России (НПСР) Роман Рачков поспорил с этим. Он сказал, что после взрыва в Архангельске его вызывали в местный центр противодействия экстремизму и три с половиной часа допрашивали только потому, что он состоит в группе «ВКонтакте», в которой была размещена новость об этом событии.

Роман Рачков

— И правильно, что вызывали, раз в таких группах состоишь, — ответил ему один из оппонентов.

Рачков рассказал, что перед одной из недавних московских акций оппозиции к нему приезжали два оперативника и расспрашивали, зачем он едет в столицу. Поводом для визита полицейских стало то, что мужчина купил билет в Москву, куда ему нужно было поехать по личным делам.

«Скоро эта машина взорвется»

Общественный активист Алексей Молоторенко сказал, что тема политрепрессий касается каждого. По его словам, особенно активно репрессивная машина заработала в России в 2014 году после присоединения Крыма. Хотя еще до этого были приняты «закон Димы Яковлева» [запрет на усыновление детей иностранцами] и законы, ограничивающие доступ к информации и избирательные права.

Молоторенко считает, что людей, преследуемых в России по политическим мотивам, нужно называть не политзаключенными, а заложниками государства-террориста. Он зачитал фрагмент из обвинительной речи представителя Советского Союза на Нюрнбергском процессе [международный судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии, прошедший в 1945–1946 годах], в котором говорится об аннексии Германией Австрии. «Факты с определенностью доказывают, что методы, применяемые для достижения этой цели [присоединение Австрии к Германии], были методами агрессора», — процитировал Молоторенко, указывая на явную аналогию с присоединением Крыма к России.

Он напомнил, что для того, чтобы осудить украинского режиссера Олега Сенцова, ему выдали российский паспорт, который таким образом выступил в роли «желтой звезды» — отличительного знака, который по приказу нацистов должны были носить евреи на подконтрольной властям Германии территории в период Холокоста.

 

— В топку нашей государственной машины накидали пороха, и его концентрация сейчас превышает все разумные пределы. Поэтому скоро эта машина взорвется, — сказал выступающий.

Не только в России

Ирина Шумилова сказала, что политические репрессии и политзаключенные есть не только в России, но и в других государствах, в том числе в странах с давними демократическими традициями. Например, арест в Италии двух женщин-капитанов, спасавших тонущих мигрантов, обвинение против создателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, жесткий разгон «желтых жилетов» во Франции и участников протестов в Гонконге.

— К сожалению, любая буржуазная демократия может однажды превратиться в кровавый капкан для своих граждан, — подвела итог Шумилова.

При этом она уточнила, что примеры преследования политических противников на Западе она привела не для того, чтобы слушатели стали лучше относиться к Путину.   

 
 
 

Участники мероприятия поддержали резолюцию с требованием прекратить политические репрессии и освободить заключенных, осужденных за свои политические взгляды.  


* «Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

Алексей Уханков, фото Алексея Молоторенко, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Политика

Общество

Костромская область

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных