«Это рассказ о профессионалах, для которых журналистика — не просто работа, а способ жизни». На ярославском баркемпе режиссер Аскольд Куров рассказал о своем документальном фильме «Новая» · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Ярославская область
  1. article
  2. Ярославская область

«Это рассказ о профессионалах, для которых журналистика — не просто работа, а способ жизни». На ярославском баркемпе режиссер Аскольд Куров рассказал о своем документальном фильме «Новая»

Интервью «7х7»

Алексей Уханков
Аскольд Куров на баркемпе в Ярославле
Фото Андрея Струнина

Финальным событием первого дня ярославского баркемпа стали просмотр и обсуждение документального фильма «Новая» о жизни и работе сотрудников редакции «Новой газеты» в рамках фестиваля «Кино в пути». Создатель картины режиссер Аскольд Куров рассказал корреспонденту «7х7», почему он сомневался, стоит ли браться за съемку, как он относится к героям картины и готов ли снять такой же фильм о редакции провластного СМИ.  

«Я просто следовал событиям, никак не влияя на их развитие»

— Как родилась идея сделать фильм про «Новую газету»?

— В 2011 году я окончил школу документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, и мне предложили снимать протесты, которые тогда проходили в Москве. Нас собралось десять студентов и выпускников киношколы, и мы встретились в редакции «Новой» с Дмитрием Муратовым [до ноября 2017 года — главный редактор, впоследствии — издатель и председатель редакционного совета «Новой газеты»]. Он нам тогда сказал, что в последний раз такая гражданская активность была в конце 80-х и будет обидно, если происходящие события не будут зафиксированы документалистами. Это был очень интересный опыт. Мы снимали всю зиму, быстро монтировали и в итоге сделали фильм «Зима, уходи!».

С тех пор я поддерживал отношения с ребятами из «Новой». В 2015 году мне написала Аня Артемьева [фотокорреспондент «Новой газеты»], сообщила, что Муратов хочет, чтобы к 25-летию газеты был снят документальный фильм о редакции. И меня приглашают принять в этом участие. Я сначала сомневался, поскольку это был заказ, а я обычно сам нахожу темы и начинаю снимать об этом кино. Но мне было очень интересно узнать, как работают и живут журналисты, и я не мог отказаться от такой возможности наблюдать и снимать жизнь редакции газеты.

— Вы снимали фильм о профессионалах, о хороших людях или о политической позиции газеты?

— Мне хотелось, чтобы фильм имел сразу несколько контекстов. Это рассказ о профессионалах, которые при этом хорошие люди, для которых журналистика — не просто работа, а образ жизни, способ жизни. И, конечно же, рассказ о той среде, в которой они работают, о тех обстоятельствах, с которыми они сталкиваются.

— По какому принципу вы отбирали, что из отснятого материала должно войти в фильм? Что сегодня сняли бы по-другому?

— Материалов было так много, что можно было смонтировать еще один фильм. И «Новая газета» заслуживает того, чтобы про нее было снято еще несколько фильмов. Например, нужен фильм, который бы рассказывал об истории «Новой», о тех удивительных людях, которые работали в ней раньше и которых, к сожалению, уже нет.

Когда я делал этот фильм, то просто следовал событиям, никак не влияя на их развитие. Сложно объяснить принцип отбора снятого материала. Это на уровне интуиции. Ты складываешь материал на таймлинии и понимаешь, что вот так это работает, а так — нет. Перекладываешь эпизоды по многу раз. Иногда до последнего не можешь отказаться от какого-то очень хорошего эпизода, который тебе дорог, надеешься, что для него найдется место.

Но это не всегда получается. На время моей работы над фильмов выпали мощные истории с Али Ферузом [Али Феруз — псевдоним журналиста из Узбекистана Худоберди Нурматова. В 2017 году Басманный суд постановил депортировать его в Узбекистан, но ЕСПЧ заблокировал это решение, так как на родине журналисту грозила опасность. Худоберди Нурматов получил убежище в Германии] и преследованием чеченских геев, которые двигали сюжет. Плюс прошли выборы главного редактора. 

Что бы снял по-другому? Сейчас я вижу какие-то технические огрехи. Мне кажется, что нужно было больше терпения, чтобы снимать более подробно и более тщательно.

«Мне кажется, журналистика — особая профессия»

— Для людей, не связанных с журналистикой, фильм о работе редакции интересен тем, что там показана журналистская кухня — процесс приготовления продукта, в данном случае газеты. Но ведь у любой профессии есть свои секреты, своя специфика, которые интересны обывателю. Согласны?

— Мне кажется, журналистика — особая профессия. Сначала мне вообще представлялась невозможной задача снять кино о работе редакции. Ведь кино — это визуальное искусство, в кадре должно постоянно что-то происходить, должно быть действие, какая-то атмосфера. А работа журналиста в основном сводится к тому, что он думает или печатает. То есть главное происходит внутри него.

Я думал, что редакция — это сидящие за своими компьютерами люди. Но к счастью, я ошибался. По крайней мере, в «Новой газете» все очень динамично и зрелищно, причем это не наигранная, а естественная динамичность.

— Когда шел показ фильма, было несколько моментов, вызвавших смех зрителей. Даже когда в фильме речь шла о серьезных и даже грустных вещах, находилось место забавному, ироничному. Вы специально выбирали такие эпизоды или атмосфера редакции «Новой газеты» всегда такая веселая?

— Это очень важный штрих к портрету редакции. Там действительно работают люди с потрясающим чувством юмора, которые с иронией относятся и к себе, и друг к другу. Это граничит с какими-то трагическими моментами, и фильм показывает, что смешное и страшное — все рядом. Как, в общем-то, и во всей нашей жизни.

— В фильме много Дмитрия Муратова, понятно почему. За время съемок вы, наверное, хорошо изучили этого человека. На ваш взгляд, можно ли назвать его принципиальным, бескомпромиссным?

— Да, он, безусловно, человек, у которого есть принципы. Насчет бескомпромиссности… Ему приходится решать очень сложные задачи и поэтому иногда приходится проявлять гибкость, идти на компромиссы в каких-то вещах. Но не в главных.

— Некоторые обвиняют Муратова в том, что он выступил соавтором обращения с призывом не выходить на митинг 12 июня в поддержку Ивана Голунова. Якобы это было частью соглашения с властями: в обмен на прекращение дела Голунова оппозиция отказывается от протестной акции накануне прямой линии с Путиным. Прокомментируете?

— Я следил за делом Ивана Голунова, но, честно говоря, не знаю, при каких обстоятельствах Муратов выступил с обращением, о котором вы говорите. Не думаю, что призыв отказаться от участия в акции в поддержку Голунова был условием прекращения его дела.

Работая над фильмом, я видел, как Дмитрий Муратов бился за освобождение Али Феруза, как сложно все шло, как много раз срывался его вылет в Германию. Являясь не только редактором известного издания, но и членом Общественного совета при МВД, Муратов использовал все свои связи для решения этого вопроса. Но я бы не назвал это соглашательством.

«Идут переговоры о показе фильма „Новая“ в ООН»

— Как вам кажется, если человек, никогда не читавший «Новую газету», посмотрит ваш фильм, он захочет стать постоянным читателем этого издания?

— Я очень на это рассчитываю, надеюсь, что фильм может заинтриговать и подтолкнуть прочитать хотя бы те материалы, о которых идет речь в фильме.

— Если бы вам предложили снять подобный фильм про редакцию какой-нибудь провластной газеты, взялись бы? Или для вас было важно, что «Новая» — оппозиционное СМИ?

— Журналисты, работающие в «Новой газете», проводят серьезные расследования, реально рискуют жизнью и погибают за верность своим идеалам и принципам, как журналистским, так и человеческим. У меня они вызывают восхищение, и я не знаю, где они черпают такое мужество.

Люди, которые работают в средствах массовой информации, занимающихся государственной пропагандой, живут иначе. Я не знаю, какие у них мотивы, как они объясняют свою позицию, как им удается жить в согласии с самим собой. Верят ли они в то, что им приходится говорить или это всегда раздвоение: есть понимание реальности, и есть обязанность излагать точку зрения, противоречащую этой реальности. Не знаю, может быть среди них есть убежденные люди. Это тоже интересно.

Если бы мне удалось получить такой же доступ и такую же свободу действий, какая у меня была в «Новой газете», я бы, наверное, согласился.

— Где уже демонстрировался фильм «Новая» и где еще будет демонстрироваться?

— Премьера состоялась 2 апреля прошлого года на юбилее «Новой газеты». Потом был онлайн-показ на фестивале «Артдокфест». В начале августа состоится показ в Выборге на фестивале «Окно в Европу».

За рубежом премьера была на фестивале «One World» в Праге. Потом был фестиваль «Movies That Matters» в Гааге. В Брюсселе на фестивале «One World» фильм был удостоен специального упоминания жюри. Весной был показ в Нью-Йорке, в Колумбийском университете. Также фильм был показан в Кишиневе на фестивале документального кино «Чеснок». В дальнейших планах Берлин, Цюрих, Будапешт. И даже идут переговоры о показе фильма «Новая» в ООН.

— Вы сделали документальные ленты о российских протестах 20112012 годов, о подростках — представителях ЛГБТ, о суде над Олегом Сенцовым, о «Новой газете». Какой острой теме будет посвящен ваш следующий фильм?

— Да, я сейчас монтирую новый фильм. Но пока о нем, к сожалению, не могу ничего рассказать.


В фильмографии Аскольда Курова семь документальных фильмов. В 2010 году вышли «Чилля» — видеописьма от русских, которые остались в Узбекистане после распада СССР, и «25 сентября» — драматическая история возвращения двадцатилетнего выпускника детского дома в родной дом. В 2012 году несколько режиссеров из мастерской Марины Разбежкиной, включая Курова, сняли фильм «Зима, уходи!», посвященный протестным акциям декабря 2011 — марта 2012 года. В 2013 году Куров представил картину «Ленинленд», в которой через рассказ о подмосковном музее «Горки Ленинские» поднимается проблема консервации советского менталитета в современной России. Большой общественный резонанс вызвал фильм «Дети 404» (2014 год), снятый Аскольдом Куровым в соавторстве с Павлом Лопаревым. Картина посвящена российским подросткам — представителям ЛГБТ. В 2017 году вышел фильм Аскольда Курова «Процесс» об украинском режиссере Олеге Сенцове, находящемся в российской тюрьме. Фильм «Новая» о редакции «Новой газеты» был снят к 25-летию издания и вышел в 2018 году.

Алексей Уханков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Свежие материалы

Рубрики по теме

Баркемп Ярославль

СМИ

Баркемп

Культура

Интервью

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных