Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область

«Я был сломлен». На суде в Пензе фигурант дела «Сети»* Илья Шакурский отказался от данных на следствии показаний

Фигурант дела о террористическом сообществе «Сеть»* Илья Шакурский в суде отказался от признательных показаний, которые давал на следствии. Гособвинитель огласил их на выездном заседании Приволжского окружного военного суда 29 июля. Еще до оглашения показаний Шакурский заявлял, что дал их под давлением сотрудников ФСБ из страха за свою жизнь и жизнь своих близких. Как оглашали показания, что на это сказал Шакурский и его адвокаты — в репортаже корреспондента «7х7».

«Одного раза хватило»

Гособвинитель Сергей Семеренко огласил показания Ильи Шакурского, которые он давал на следствии со дня задержания 18 октября 2017 года и до 22 марта 2018 года.

С марта 2018 года и до начала судебного процесса ― в конце апреля 2019 года ― Шакурский стал отказываться от них и заявлять о пытках и давлении ФСБ.

Судья уточнил у Шакурского, сколько раз его пытали. Тот ответил, что электрическим током его пытали один раз, затем на него оказывали давление, шантажировали и угрожали в здании ФСБ и СИЗО.

— Мне и одного раза хватило. Потом я просто был сломлен, — пояснил суду Шакурский.

Первый допрос Шакурского проходил после задержания и обыска в ночь с 18 на 19 октября 2017 года. Его допрашивал следователь Токарев. На нем присутствовала государственный адвокат Чешева, допрос длился 35 минут. За это время задержанный сообщил, что в начале 2016 года якобы организовал с друзьями группу «Восход». Ее целью не было свержение государственного строя и совершение террористических актов.

Дальнейшие  показания, как указано в протоколе, Шакурский в ту ночь отказался давать «из-за плохого самочувствия». По его словам, следователь с ним «продолжал беседовать не под запись».

Второй допрос прошел вечером 19 октября ― он длился около полутора часов. Его вел другой следователь в присутствии госадвоката Григоряна. Это единственный допрос, с протоколом которого  Шакурский согласился. В нем он говорил о «проекте «Восход», целью которого было получение навыков выживания и страйкбольной тактики. В этом протоколе не было ни слова о терроризме и акциях прямого действия. То, что у него якобы нашли самодельную бомбу и пистолет, Шакурский отрицал.

― В первом протоколе [ночью 19 октября] даже формулировки не мои: «позывные», «отработка навыков», «группа „Восход“». Это были формулировки следователя. Вечером 19 октября они уже очень сильно отличаются: я говорю про «клички», «тренировки» и называю «Восход» «проектом», а не «группой», ― пояснил Шакурский.

Адвокат Шакурского Сергей Моргунов обратил внимание суда, что все дальнейшие протоколы допроса «в корне противоречат» не только тому, что Шакурский сказал 19 октября, но и друг другу.

«Кто как хочет, так и пишет»

После двух допросов ― ночью и вечером 19 октября ― Шакурского допрашивали еще несколько раз. Гособвинитель зачитал протоколы от 25 октября, 3 ноября, 29 ноября, 29 декабря 2017 года, 16 января, 31 января, 16 февраля, 1 марта и 22 марта 2018 года. Ото всех показаний Шакурский отказался, назвал их «бредом» и «ахинеей», а также обратил внимание суда на ряд нарушений.

Он сослался на показания свидетеля Фархата Абдрахманова, которого допрашивали в здании ФСБ 20 октября 2017 года. На суде 2 июля Абдрахманов сказал, что во время допроса видел Шакурского с синяком под глазом. По словам Шакурского, следственных действий в тот день не было: он утверждал, что в тот день его вывозили и оказывали давление.

В протоколе от 22 октября указано, что Шакурский отказался давать показания и воспользовался статьей 51 Конституции (право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников).

― Вот видите, следователь использовал ваше право в полном объеме, — прокомментировал гособвинитель.

Заявление с просьбой о допросе 25 октября Шакурский написал не по процедуре — заранее из здания СИЗО, а из здания ФСБ. 

― Это кто как хочет, так и пишет, ― прокомментировал обвинитель Сергей Семеренко.

В этом протоколе допроса Шакурский признавался, что совершил преступление по части 2 статьи 205.4 Уголовного кодекса («Участие в террористической организации») и являлся не «организатором», а «членом-командиром звена».

― Вот так [адвокат] Григорян «уводил» меня от первой части [статьи 205.4 УК «Создание террористической организации»], ― сказал на суде Шакурский. ― А ему всего лишь выговор потом сделали.

«Не те показания, что нужны»

Показания в протоколе от 3 ноября 2017 года ― по словам Шакурского, в тот день его якобы пытали, ― «списаны под копирку» с протокола 25 октября. Так же, как и показания в протоколе от 31 января 2018 года списаны с показаний 16 января.

В одном из протоколов речь идет о походе 2015 года, в котором Шакурский будто бы был вместе с подсудимым Максимом Иванкиным. В то время Иванкин, напомнил Шакурский, был в армии. В другом протоколе говорится, что он получал приказы от «Рыжего» (Максим Иванкин), в других ― что от Дмитрия Пчелинцева.

― Вообще разные люди то появляются, то уходят из материалов дела. Но никто из них не сидит на скамье обвинения, ― обратил внимание Шакурский.

Отказаться от признательных показаний в первый раз у Шакурского, по его словам, не получилось: оперативники якобы сказали ему, что Пчелинцев снова дает признательные показания, и тот передумал.

― Я давал показания, но они [следователи] сказали, что это не те показания, которые им нужны, ― сказал Шакурский.

Перед второй попыткой отказа от признательных показаний, как сказал подсудимый, следователи давали ему подписывать на распечатанных листах файлы с его ноутбука. Часть из них  во время судебного следствия найти так и не удалось.

С середины марта 2018 года Илья Шакурский отказывался от признательных и давал только действительные, по его словам, показания.

Адвокат Шакурского Сергей Моргунов заявил суду, что защита планировала использовать протоколы его допроса в свою пользу. Но гособвинитель их опередил.

― [Гособвинитель] помог стороне защиты, ― пошутил судья Юрий Клубков.


Уголовное дело о террористическом сообществе «Сеть»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года.

Суды по делу «Сети»* начались в Пензе 14 мая, на первом из них огласили обвинительное заключение, подсудимые не признали свою вину и заявили, что признательные показания дали под пытками. Часть показаний впервые обнародовали 15 января 2019 года на открытом заседании в Пензенском областном суде. Ни одно уголовное дело по заявлениям адвокатов и родственников о пытках фигурантов не возбуждено.

Одновременно в Петербурге проходит процесс по так называемому «питерскому» делу, где судят еще двух фигурантов дела «Сети»* ― Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Члены Общественной наблюдательной комиссии  (ОНК) первыми зафиксировали у них следы от электричества.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Герасимова, фото автора, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости