Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ярославская область
  1. article
  2. Ярославская область
Ярославская область

«У федеральной власти нет четкого плана развития». Экс-губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын — о 90-х и будущем

В преддверии первого ярославского баркемпа, который пройдет 27–28 июля, «7х7» пообщался с одним из основных спикеров — политиком Анатолием Лисицыным. Бывший губернатор Ярославской области и экс-сенатор вспомнил о работе с Егором Гайдаром и переговорах с Александром Лукашенко в 90-е, вновь предложил укрупнить российские регионы и назвал размер своей пенсии.

О проблемах Ярославской области в 90-е годы

Проблемы были у всех одни и те же — рыночные отношения были никому не известны. Мы вступили в них, как в пропасть. Многие спорят о правильности реформ Егора Гайдара [в 1994 году он работал советником Анатолия Лисицына], а я считаю, что если бы его не было, то его стоило бы придумать. Различные сроки для перехода на рыночные отношения, например программа «500 дней» Григория Явлинского, для нас была иллюзией. Первые губернаторы были выходцами с производства, все они опирались на выборность, старались получить большую явку избирателей на выборах. Это сейчас стараются ее снизить в угоду разным партиям — это ненормально. Всегда показателем доверия было и количество проголосовавших. Явка в 70% была нормальным явлением.

Так как проблемы у всех регионов были одни, то мы тесно работали с федеральной властью и создали союз губернаторов. Я был заместителем главы этого объединения. Мы старались распространять удачный опыт и предупреждать об ошибках коллег, старались сделать так, чтобы никто друг другу не мешал, а то в каждом регионе хотели автобусы и машины выпускать. Нужно было восстанавливать внешние связи, а нашему региону и подавно: у нас производили комплектующие, а не готовый продукт. А если действовать официально — через письма и обращения в МИД — то на это уйдут месяцы, поэтому я стал работать напрямую — вышел на президента Беларуси Александра Лукашенко, и наш завод заключил контракт с минским.

«Власть почувствовала свою безнаказанность»

Ельцин нам говорил: «Берите независимости, сколько хотите, только не разрушьте Россию», — и у нас получалось многое своими силами. Сейчас регионы в жесткой вертикали власти, потеряли всякую независимость [в принятии решений] — это приводит к сложным процессам. Сейчас действуют 13 национальных проектов, а экономика все равно нестабильна. Мы не можем на полную мощность вывести возможности малого бизнеса: его доля в экономике 19–20%, а у Казахстана — все 30%, и это за 30 лет. На Западе давно поняли, что стабильность государства — это сильный средний класс, а у нас пока не поняли.

Регионы закредитованы, не могут без Москвы за свой счет решить ни одного вопроса. Принцип [раздела налогов между федеральным центром и регионом] 50/50 позволял нам закрывать бюджет с профицитом и начинать крупные инфраструктурные проекты, а потом уж привлекать федеральные деньги. Так мы начали возводить новый мост через Волгу, ремонтировать аэропорт Туношна, строить новую ледовую арену. А сейчас среди губернаторов идет соревнование за дотации, субсидии и субвенции федерального бюджета, побеждают те, кто «ближе к телу» президента, премьер-министра, министра экономики. По прогнозам совокупный долг регионов только увеличится.

Когда встречался с народом в 90-е годы, люди жаловались на маленькие пенсии, зарплаты, стипендии, я отвечал, что в стране нет денег, и их действительно не было: нефть стоила по 10$ за баррель. Я и сейчас встречаюсь с простыми людьми, и они уже знают, что деньги в стране есть, спрашивают меня: «А почему до нас они не доходят?» Москва и Питер перегружены деньгами — теперь и в пригородах перекладывают плитку. Регионы не могут полноценно выполнять спущенные сверху программы из-за того, что отдают в центр порядка 70% налогов и вынуждены залезать в кредит. Так получилось после событий в Югославии — правительство обратилось к регионам-донорам, федеральному бюджету нужно было больше денег на повышение обороноспособности, нам говорили, что это «временная мера». Когда обороноспособность повысили, временное стало постоянным.

Как тратили деньги в самом Ярославле. В областной думе заседали 50 депутатов — на зарплате один председатель, один заместитель и семь руководителей комитетов. Сейчас на постоянной основе (на зарплате) — 42 депутата, у председателя четыре заместителя. На все депутатские зарплаты уходит под 100 млн руб. Власть почувствовала свою безнаказанность. И социальные проблемы только нарастают.

Как Лисицын стал губернатором Ярославской области

Я тогда работал мэром Рыбинска, и областной совет вызвал меня, чтобы отбирать кандидатуры на собеседование в Москву. В Ярославле меня мало кто знал, и проголосовало всего 15 депутатов [из более чем ста], я стал четвертым, поехал обратно в Рыбинск и на следующий день узнал, что всех четверых отправляют в Москву. А в других регионах в основном отправляли на собеседование с Ельциным только двоих. До этого я руководил мебельной фабрикой, и в Москве я единственный из ярославцев заявил, что нужно быстрее внедрять рыночные механизмы. Без всяких надежд уехал домой и вскоре узнал, что меня назначили исполнять обязанности губернатора. На первых выборах получил 51% голосов, затем, когда переизбирался, — 64% и 70%.

О Фонде Анатолия Лисицына

У фонда два главных направления: помощь детям в сложной ситуации и восстановление разрушенных захоронений русских солдат в Сербии и на Западной Украине. Он работает за счет привлеченных средств — авторитет позволяет, никого никогда не обманывал. Деньги на восстановление могил солдат Первой мировой пришлось просить у президента, благо он моментально включился. И я стал автором закона о Дне памяти погибших в этой войне [1 августа, отмечается с 2013 года].

Находили мы помощников и на Западной Украине — во время визита в 2008 году мы договорились с местными скаутами. Когда я первый раз приехал, чтобы восстанавливать захоронения солдат, к нам приходили украинские националисты, я им объяснил, чем мы занимаемся, они не стали мешать, сказали, что эта война была нашей общей. В 2014 году после Евромайдана националисты подали в суд на галицких скаутов, обвинили в том, что я несу на Украину советскую идеологию. К чести суда надо сказать, что это рассматривать не стали, а местные власти и активисты разрешили заниматься захоронениями и Второй мировой войны. Мы привели в порядок холм Славы во Львове, националисты разве что попросили нас убрать из текста на памятнике слово «социалистическая» (родина), чтобы все соответствовало закону о декоммунизации. Мне предлагали еще восстанавливать памятники на Аллее Славы во Львове, но я пока не нашел на это деньги, хотя Валентина Матвиенко спрашивала сенаторов, кто готов пожертвовать, — откликнулся только Татарстан.

«9 мая скоро в карнавал какой-то превратится»

Когда в 2014 году Владимир Путин выступал на Поклонной горе, он сказал важную фразу: «Принципиально важно достойно увековечить память о русских бойцах, найти и обустроить захоронения Первой мировой войны». Но никому это не надо. О Первой мировой вообще не заикаются. Если и заходит разговор, то о мемориалах Второй мировой. Беда России, что могилы наших соотечественников за границей в бесхозном состоянии. В прошлом году я предлагал президенту создать специальную общественную организацию по образу Немецкого народного союза, которая занималась бы только заграничными захоронениями солдат. У нас этим все занимаются, все получают на это деньги: и Минобороны, и посольства, и консульства, а общего подхода нет.

В прошлом году ярославское отделение Военно-исторического общества, которое я возглавляю, попросили [уйти] из помещений, которые мы арендовали. В последние годы я деятельность Фонда переключил на работу Военно-исторического общества, в прошлом году, например, удалось выпустить книгу «Расстрелянный Ярославль». Когда я был губернатором, мы впервые коснулись темы ярославского восстания 1918 года — выпустили фильм. Мой друг Евгений Соловьёв в 2008 году взялся за монографию и написал ее за десять лет. Меня удивило, что представителей власти не было ни на одной презентации. Они все чего-то боятся, народной памяти о восстании? Нас даже пугали тем, что не позволят проводить презентацию публично, но все прошло хорошо. В скором времени планирую прекратить руководство отделением общества, сосредоточусь на фонде.

Если вспомнить о Гражданской войне, то ее вообще не существует для власти. 9 мая скоро в карнавал какой-то превратится, а пойди на сельское кладбище любое — сотни заросших могил ветеранов. Не важно, где похоронен ветеран — у кремлевской стены или в деревне, отношение должно быть одинаковое.

О будущем

Россия у нас одна, и любить мы ее обязаны. Потенциал есть. Все больше людей понимает, что нельзя жить в обществе, где столько бедных, а есть распухающая от денег олигархия. Структурой из 85 регионов очень трудно управлять, я еще в 1998 году предлагал укрупнить области. Можно опереться на опыт Польши — у них было 48 воеводств, укрупнили до 13, сейчас и вовсе их девять.

У федеральной власти нет четкого плана развития. Никому не гарантирована стабильность. Моя сестра — штукатур-маляр, ушла на пенсию в 70 лет, 12 тысяч — пенсия, из них шесть — на коммуналку. Матери 92 года, она участница войны, в 16 лет ушла на фронт — пенсия 40 тысяч — вот они и живут с сестрой. Жена работала в банке — пенсия 13 тысяч, у меня — 63 тысячи (16 лет губернаторства, 10 — в Совете Федерации). Моя соседка работала в прокуратуре — 90 тысяч. Силовики, здоровые мужики в 45 лет уже получают пенсию.

В Россию надо верить... Путин, когда избирался на этот срок, ставил задачу повернуть экономику в пользу просто человека. Не знаю, как он будет это выполнять, потому что сразу после избрания повысили пенсионный возраст, подняли НДС.


Анатолий Лисицын был губернатором Ярославской области с 1991 по 2007 год. С 2007 по 2011 год заседал в Госдуме, с 2011 по 2018 год — в Совете Федерации. Сейчас занимается общественной деятельностью.

Даниил Кузнецов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Так
19 июл 14:55

«У федеральной власти нет четкого плана развития».

В России нет федеральной власти. Власть в Кремле - имперская. У империи нет перспективы развития. Империя - это тупик. Глупо ждать от центраальной имперской власти плана развития. Любое развитие разрушает империю.

Все правильно.
19 июл 16:42

Но все очень мягко, обходя острые углы, дипломатично... А ведь Анатолий Лисицын и многие другие знают ответ.. Основная проблема это несменяемость власти - ну не хотят уходить!. И для этого создали по всему периметру "врагов", ведут войны, занимаются провокациями. Присвоили ресурсы страны. Гробят экономику. Разворовывают страну. И не нужен им средний класс, который начнет им задавать вопросы. А значит и дальше народ будет нищать и вымирать. Не нужно им развитие.С бедными и бесправными рабами легче управляться. Главное - власть. На страну и людей плевать.
Может хватит вам, Анатолий и другим сильным, умным мужикам ходить вокруг, да около и молчать в тряпочку? Скажите прямо в лицо этой власти.

Так
19 июл 17:13

Русскому народу нужно измениться.Пока народ будет нуждаться в величии, ничего не изменится в лучшую сторону. Кого ни не посади в Кремль, всё будет повторяться.

Надоело это слушать
20 июл 21:17

Вы опять чушь про «загадочную русскую душу», которая жить без царя не может?
Нет ее. Это сказка. Если выключить дебилизатор - телевизор и начать просвещать , а не оболванивать людей, дать им возможность себя реализовать, прекратить все войны, занятая экономикой и созданием рабочих мест. Ну не верю, что русский тупее норвежца или фина-«чухонца»

Последние новости