Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область

«Васька? Террорист? Да вы что!» В Пензе допросили родителей еще троих фигурантов по делу «Сети»*

Приволжский окружной военный суд на выездных заседаниях 3 и 9 июля в Пензе допросил родителей еще троих фигурантов по делу о террористическом сообществе «Сеть»* — супругов Иванкиных, Кульковых и Куксовых. В июне судьи допрашивали мам Дмитрия Пчелинцева, Ильи Шакурского и Армана Сагынбаева. Что рассказали родители о своих детях суду и гособвинителям — в репортаже «7х7».

«Мы воспитывали сына патриотично»

Супругов Аллу и Алексея Куксовых суд допрашивал 3 июля. Куксовы живут в городе Сердобске, в 100 километрах от Пензы. Мама Василия Куксова работает концертмейстером в муниципальном центре детского творчества, отец ― пенсионер и увлеченный дачник. По их словам, сын рос общительным ― в доме всегда была «полная “"прихожка” сандалий". До того, как он стал веганом, увлекался рыбалкой, компьютерными играми, часто ходил с отцом в лес ― дача Куксовых стоит в 50 метрах от леса. Страйкболом и оружием, по их словам, Василий не увлекался. Следствие, напомним, считает, что фигуранты дела «Сети» на тренировках по страйкболу отрабатывали подготовку к терактам и занимались вербовкой.

― Я его [Василия] воспитал порядочным человеком, редкой доброты. Оказывается, в наше время это не котируется, ― сказал Алексей Куксов суду.

Василий окончил Пензенский государственный аграрный университет по специальности инженера, работал на компрессорном заводе и в частной фирме. До ареста выступал на концертах в группе, писал музыку и стихи: (имеет общее музыкальное образование по классу фортепиано). По словам родителей, у сына была грамота за патриотизм и песню «Родина»: он получил ее на межрегиональном фестивале авторской песни «Хопер».

Алла и Алексей Куксовы с адвокатом Александром Федуловым (в центре). Фото Екатерины Герасимовой

― Мы его воспитывали патриотично. Противозаконным он ничем не увлекался и ничего такого не делал, ― добавила к своим показаниям Алла Куксова.

Она подтвердила суду, что сын увлекался анархистскими и антифашистскими взглядами. Его книгу ― автобиографию революционера-анархиста Петра Кропоткина, которая лежала дома, ― она тоже прочитала. Родители несколько раз обратили внимание суда, что сын «не столько увлекался анархизмом, сколько проявлял интерес».

― Я ничего плохого в этом не вижу. Он просто любознательный, ― сказала мать.

Политику в семье никогда не обсуждали: обвинение, по их мнению, не имеет никакого отношения к их сыну.

― Я не знаю, откуда к нему, вообще, прилепили этот терроризм. У нас в Сердобске все удивляются: «Васька? Террорист? Да вы что!» С какого х… они это взяли? ― сказал Алексей Куксов.

«Наверное, я переборщил с разговорами»

Родителей Михаила Кулькова ― Елену Самонину и Алексея Кулькова ― допросили на заседании 9 июля. У них небольшой бизнес (ИП) в Пензе, отец Михаила увлекается охотой. Сын, с его слов, интереса к оружию и дикой природе никогда не проявлял.

― Младший ребенок и то больше увлекался оружием, ― подтвердила позже показания супруга Елена Самонина.

Елена Самонина. Фото Михаила Ивановского

До 22 лет Михаил жил с родителями. Отец сказал, что сын учился в школе «не очень», но проблем не было. Выпускник музыкальной школы по классу скрипки, увлекался паркуром. Окончил Пензенский торгово-экономический техникум по специальности «повар-технолог», служил в армии на границе с Монголией в городе Кяхта (Бурятия), был связистом. После армии вернулся в Пензу, работал в заведениях общепита и мечтал открыть свой ресторан быстрого питания. Незадолго до ареста, по словам матери, Михаил получил свидетельство ИП, говорил, что нашел место для «шаурмячной» и собирался ехать за оборудованием.

После того, как Михаила Кулькова задержали по подозрению в распространении наркотиков 1 апреля 2017 года, у его родителей прошел обыск. После задержания Михаил объяснил родителям, что признал вину, потому «что так было надо». Около трех недель он сидел под домашним арестом, а потом сбежал. По словам отца, за время домашнего ареста он часто разговаривал с сыном о случившемся:

― Он очень сожалел о своем поступке. Я переборщил, наверное, с разговорами ― каждый день его воспитывал.

Алексей Кульков. Фото Михаила Ивановского

По словам родителей, до 4 июля 2018 года сын не выходил с ними на связь. Когда его задержали, им позвонили. Политикой, по словам родителей, Михаил не увлекался:

― Это не наш «конек». Мы никогда не говорили ни о какой политике.

Следователь Валерий Токарев допросил родителей Кулькова 8 мая 2018 года. По словам Елены Самониной, во время допроса он использовал наводящие вопросы, а в протоколе допроса ― свободные формулировки. Обвинение вменяет Кулькову роль медика в сообществе «Сеть»*. Мать сказала на суде, что он не знал, какую таблетку выпить от головы и боли в горле.

«Оружие он приобрел, а увлечься не успел» 

Максим Иванкин рос в частном доме в село Бессоновка (в семи километрах от Пензы). Семья жила вместе с бабушкой: по словам родителей, сын с уважением относился к старшим и соседям. В материалах дела есть характеристика участкового, в которой содержатся сведения о конфликтах Максима с соседями. Родители сказали, что она не соответствует действительности.

Мать Татьяна Иванкина работает у ИП, отец Сергей ― охранником в АО «Пензкомпрессормаш». Максим Иванкин, так же, как и Михаил Кульков, окончил Пензенский торгово-экономический техникум по специальности «Повар-технолог», служил на Северном флоте. В школе и техникуме увлекался литературой, читал «Мастера и Маргариту», был ведущим КВН. После армии Максим не мог устроиться на официальную работу: по словам отца, «подрабатывал там, где платили деньги».

Максим Иванкин (слева) и Дмитрий Пчелинцев. Фото Екатерины Герасимовой

― Как в народе говорят, «полы мыл». Сейчас сразу мало кто устроится, ― пояснил Сергей Иванкин.

По словам родителей, сын уходил в туристические походы с ночевкой ― часто мог уйти в лес один. В начале 2017 года Максим официально зарегистрировал охотничье ружье «Сайга»: со слов отца, охотой не сын занимался, «просто заинтересовался оружием». Максим, сказал Сергей Иванкин, взял с собой ружье только однажды ― когда ездил в стрелковый тир «Светлая поляна» в селе Чемодановка (в 20 километрах от Пензы).

― Оружие он приобрел, а увлечься не успел, ― пояснила мать. ― Зачем приобрел ― не пояснял. Но, по-моему, это у нас не запрещено.

С 1 апреля 2017 года Максим был под подпиской о невыезде ― его задержали подозрению в распространении наркотиков. Свою вину он отрицал. Попросил денег на новый телефон «для связи со следователем», ушел из дома и не возвращался. На связь с родителями до задержания 4 июля 2018 года он, как и Михаил Кульков, не выходил.

После задержания в июле Кулькову и Иванкину сказали, что, кроме незаконного сбыта наркотиков, они подозреваются в принадлежности к террористической организации «Сеть»*.


Дело о террористической организации «Сеть»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года. Весной 2018 года родители задержанных объединились в сообщество «Родительская сеть», чтобы защитить своих детей и донести до общества информацию о пытках обвиняемых.

Первая пресс-конференция родителей прошла 17 апреля 2018 года в Москве, в Сахаровском центре. В этот же день родители встретились с уполномоченным по правам человека при президенте России Татьяной Москальковой и передали ей информацию об условиях содержания всех арестованных по делу «Сети»* и документы, подтверждающие применение пыток к их детям.

После огласки в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нью-Йорке, Кракове, Варшаве, Берлине, Мальмё, Париже прошли акции солидарности с арестованными. 28 октября 2018 года акции в поддержку заключенных по делу «Сети»* прошли во многих городах России. Главная акция на Лубянской площади Москвы собрала около 500 человек.

*"Сеть" — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Герасимова, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.