Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Что такое эндаумент и как он решает проблемы благотворительности. Директор фонда «Гражданский союз» из Пензы Олег Шарипков — об источнике «длинных» денег для НКО

Расшифровка лекции на «7x7»

На кировском баркемпе 22 июня выступил исполнительный директор фонда «Гражданский союз» из Пензы Олег Шарипков. Эта организация занимается поддержкой общественных инициатив и благотворительностью. Ее основной источник дохода — это целевой капитал — проценты от крупной суммы денег, которая лежит в банке и которой распоряжается управляющая компания. Что такое эндаумент и как он работает в России — в расшифировке лекции Олега Шарипкова.

 

Как «мистер Смерть» создал Нобелевскую премию

— Фонд «Гражданский союз» работает с 2002 года. Он поддерживает  гражданские и общественные инициативы в Пензе, Пензенской области и в ближайших регионах.

Немного расскажу о программах, которые мы делаем. Вот, например, программа «Родник надежды», она помогает детским отделениям больниц. Мы не ищем деньги и не передаем их на лечение детей, взрослых или инвалидов. Мы просто делаем так, чтобы лечиться в больницах было комфортно. То есть мы ставим кондиционеры, делаем игровые комнаты, покупаем кроватки для мам, если их нет, строим около больниц детские площадки.

Теперь я расскажу, что такое целевой капитал. Все, наверное, знают Альфреда Нобеля, да? Это знаменитый химик, который изобрел динамит. Семья Нобеля была тесно связана с Россией, и у Альфреда был брат, которого считают создателем нефтяной промышленности в Российской империи. Например, в Азербайджане его почитают как наше все. И у Альфреда Нобеля была такая привычка — он по утрам читал газеты. В один прекрасный день он встал, под дверью у него была газета, он ее открыл и увидел там некролог на самого себя. Там было написано примерно так: наконец-то нашел свое последнее пристанище мистер Смерть, на совести которого миллионы жизней по всему миру. Оказалось, что журналисты перепутали. На самом деле умер его брат, который был в России. Этот некролог настолько сильно повлиял на него, что он через полгода пригласил юриста и написал завещание: в случае моей смерти прошу продать всю мою недвижимость, акции, деньги положить в банк и ежегодно с процентов выдавать премии лучшим ученым. В том числе и премии мира. Так зародился Нобелевский Фонд и зародилась Нобелевская премия. И сегодня Альфреда Нобеля знают как создателя Нобелевской премии. А уж потом, кто смотрел кино, те, наверное, вспомнят, что он — создатель динамита.

Нобелевский Фонд пересчитывал деньги. При создании это была одна сумма, сейчас уже другая сумма. Размер премии составляет примерно 1,5 миллиона в год. Премия выдавалась и в Первую мировую войну, и во Вторую мировую войну, и вообще никогда не прекращалась выдача этой Нобелевской премии. И это очень отличный пример, чтобы понять, как работает целевой капитал.

То есть вы берете сумму денег, они работают, и на проценты вы делаете свои добрые дела. Премии выдаете или детские площадки строите, баркемпы проводите, все то, что требует постоянного, ежегодного, ритмичного финансирования.

Кстати, в России был свой Альфред Нобель — купец Леденцов. Он не был ученым, но он создал общество содействия развитию наук. Он был богатым человеком, пришел к государю, и государь, наверное, одним глазом посмотрел и сказал: «Ну ладно, клевая идея, давай». И он стал писать устав. Написал устав, отослал его в тогдашнее министерство образования. Там ему сказали, что все вроде бы ничего, но надо добавить фразу, что если вдруг на эти деньги будут какую-нибудь там бузу делать, то все, мы весь фонд ваш закроем. Тот не согласился, они долго препирались, в конце концов Леденцов умер, не дождавшись появления своего фонда. Но успел завещать Московскому университету первый взнос в это фонд. И на эти деньги поддерживался Можайский, Павлов, Вернадский и большое количество русских ученых, благодаря которым российскую науку знают и уважают во всем мире. Это такой же целевой капитал, только наш российский. Кстати, как только свершилась революция в 1917 году, Ленин одним из первых указов национализировал леденцовский фонд, но, к счастью, только малая доля фонда была в России. Большая часть оставалась в Швейцарии и Америке. И в 2002 году нашли эти деньги, они никуда не исчезли. Сейчас это гигантская сумма. Сейчас пытаются найти родственников, правопреемников, чтобы эти деньги снова могли работать на российскую науку, но пока безрезультатно.

 

«В НКО есть очень модный термин „выгорание“»

— Вернемся в наше время. Любые некоммерческие проекты — длинные проекты. Например, университет — это тоже некоммерческий проект. Каждый год учить студентов, выпускать их… Или школа, или музей. Ну или работа некоммерческих организаций современных. Люди ездят в детский дом не месяц, не два, и даже не год и не на три года. Как сделали организацию — так и ездят каждые два месяца в течение десятилетий, но улучшений не происходит.

Какую организацию не возьми — всегда получается примерно так. Финансирование у нас в лучшем случае на несколько лет. Год прошел, если что-то осталось, это в закрома родины пошло.

НКО выдают гранты, как правило, они годовые. То есть директор НКО написал грант, получил его и решил проводить баркемпы. Сделал первый баркемп и вспомнил, что через 10 месяцев деньги кончатся. И начинает с выпученными глазами смотреть, где бы их можно взять, кому бы еще написать, может быть, спонсоров найти. Если жить в таком стрессе хотя бы лет пять, то, наверное, сойдешь с ума. Сейчас в среде НКО есть очень модный термин «выгорание», потому что каждый день нужно искать деньги, которых неоткуда взять.

Бюджетные организации тоже. Хочется, например, в театре новые постановки, а денег дают только на ЖКХ и зарплату. И в музее тоже самое. Хочется экспозицию обновить или купить картину какую-нибудь, а денег нет. Где брать ритмичное ежегодное финансирование?

Целевой капитал — это источник длинных денег. Если у вас есть целевой капитал, если у вас есть Нобелевский Фонд, вы будете премии выдавать в этом году и в следующем, и через год, и вообще всю оставшуюся жизнь.

 

«Депозиты — это хорошо, но рискованно»


—  Если кто-то читает деловую прессу, то знает, что в последние три года у нас такая история: у банков отзывают лицензию. Что это означает? Если у вас в этом банке был депозит, то ваши деньги испарятся. Если у вас там лежало, например, 1,4 миллиона или меньше, то наше мудрое государство вам отдаст эти деньги, а если больше, то оно все равно вам отдаст 1,4 миллиона рублей. Это в случае с юрлицами. А если вы НКО или фонд и у вас лежали там деньги, это значит, что ваши деньги у какого-то прекрасного человека, который сейчас уже живет в Майами.

У нашего партнера в одном банке лежало где-то 10 миллионов, а в другом — 45. И у обоих банков отозвали лицензию. Три года прошло, ни копейки не может получить. Поэтому депозиты — это хорошо, но рискованно.

 

Как создать целевой капитал

— В 2007 году, когда президентом был товарищ Медведев, был принят закон о целевом капитале НКО. В других странах такие механизмы работают давно.

Как создать? Надо собрать 3 миллиона рублей за один год. И потом отдать эти деньги управляющей компании, поскольку мы вряд ли обладаем знанием в сфере управления финансами. Как только вы это делаете — у вас есть целевой капитал.

В законе прописаны две модели создания целевого капитала. Первая подходит всем бюджетным организациям - школам, вузам, детским домам. Эта организация учреждает специальный фонд и собирает эти свои 3 миллиона за один год.

Вторая модель — у вас уже есть НКО, например фонд помощи детям. Вы просто вносите в устав один абзац, что вы помогаете детям, и вы можете создавать целевой капитал. Относите свой устав в Минюст и спокойно собираете 3 миллиона рублей за один год.

 

Где в России работают целевые капиталы

 — Всего в России с 2006 года родилось 167 фондов целевого капитала. 93 фонда работают в сфере образования, практически все крупные вузы имеют целевой капитал.

Почему в основном в образовании? Очень просто. В Кирове университет работает сто с небольшим лет. Каждый год университет выпускает 2000 выпускников. Кировский университет за 100 лет выпустил очень много выпускников. Ректор поставил перед собой задачу создать целевой капитал. Что он делает? Он понимает, что за 100 лет многие выпускники стали владельцами заводов, газет, пароходов, а некоторые даже министрами. Он выбирает из этого списка 350 человек и пишет им письма. Из этих 350 человек половина испытывает стойкое отвращение к университету, но 50 человек по каким-то причинам очень любит его, и каждый из них жертвует по 1 миллиону рублей. И получается целевой капитал в 50 миллионов рублей.

Сфера искусства. Крупнейшие музеи в России обладают целевым капиталом: Эрмитаж, Петергоф, Пушкинский музей, буквально на днях у Третьяковки появился целевой капитал. Тут по-другому схема работает. Для банка или финансово-промышленной компании 100 миллионов – не очень большие деньги. Но если они дадут 100 миллионов какому-нибудь музею, они три года будут писать на всех билбордах, что поддерживают такой-то музей. Генеральный директор «Норильского Никеля» Владимир Потанин на прошлой неделе пожертвовал Третьяковской галерее 100 миллионов руб.

В сфере науки 21 фонд. В социальных проектах всего 13 фондов, и еще я бы эту цифру разделил пополам, потому что фондов может 13, а в 9 из них нет денег.

Крупнейшие целевые капиталы в России. 4 миллиарда — у Европейского университета, МГИМО. 700 миллионов – Фонд поддержки ветеранов фехтования. У Эрмитажа 360 миллионов рублей, тоже неплохая сумма. Где развиваются фонды целевого капитала? Конечно, это Москва и Санкт-Петербург. Но хорошая новость в том, что 25 процентов - это мы с вами.

По закону ЦК может формироваться на срок от 10 лет. У нас сейчас в управлении 7,5 миллионов рублей, и мы получаем ежегодный доход 530–850 тысяч рублей. На эти деньги мы проводим конкурсы и поддерживаем местные гражданские инициативы.

 

В чем преимущества целевого капитала

— Во-первых, доход от целевого капитала не облагается налогом. Это единственный финансовый инструмент в России для НКО, где что-то не облагается налогом. Управляющая компания управляет вашим целевым капиталом и в конце года присылает вам на расчетный счет деньги, и они ваши. И вы делаете на них то, ради чего вы создавали ваш капитал.

Налоговые льготы для жертвователей. Если вдруг физическое лицо пожертвует в ЦК, то этот человек может в конце года написать декларацию, сдать ее в налоговую инспекцию, и ему прилетит на карточку 13 процентов обратно. Такой налоговый вычет. Схема целевого капитала понятна бизнесу.

Ну и, конечно, в современной России для НКО это самый безрисковый механизм, потому что с банками сейчас какие-то очень большие проблемы. Если хранить деньги в Сбербанке, то как-то очень скучно становится.

Для активистов в городе целевой капитал может быть платформой. Какая-то одна организация создает ЦК для поддержки городских инициатив, так как это сделали мы. Мы создали капитал не для того, чтобы Шарипков зарплату получал, а для того, чтобы поддерживать гражданские инициативы у себя в городе. Когда ты говоришь об этом людям, тоже становится интересно. Чтобы ты зарплату получал, не очень хочется давать деньги, а если какие-то общие инициативы поддерживаешь, наверное, можно дать на это деньги. Так вы фактически расширяете круг своих благотворителей. В том числе власти на это клюют. У вас тут пример довольно яркий. Раньше губернатор собирал в своем понтовом зале 100 предпринимателей, выходил к ним и говорил: «Поднимите руки, кто у нас не ворует. Тогда давайте по 100 тысяч скинемся, построим церковь». Потом эта схема почему-то стала неинтересна для властей. Если вы предложите такую платформу целевого капитала, она абсолютно прозрачна и понятна. Более того, человек или организация, которая дает больше 10 процентов от стоимости ЦК, автоматически входит в совет по управлению целевым капиталом. Эта возможность оставить свое имя в истории города тоже очень важна для предпринимателей.

В России около 30 управляющих компаний, это такой финансовый хребет России. И, наверное да, могут у кого-то из них отобрать лицензию, но это будет какой-то форс-мажор просто. Это такие киты, мелких среди нет. Закон ограничивает, во что можно вкладывать средства целевого капитала. ЦК создаются для чего? Чтобы деньги сохранились и работали всегда.


Кировский баркемп состоялся 22 и 23 июня в Слободском районе Кировской области в поселке Программистов. Тема 2019 года — «В эпоху [не]доверия». За два дня его посетили 460 человек, состоялось 23 лекции. На мероприятии выступили федеральные спикеры — основатель сетевого сообщества «Диссернет» Андрей Ростовцев и редактор «Команды 29» Николай Овчинников.

Денис Стрелков, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости