Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область

«Можно написать что угодно». Сотрудник ФСБ Дмитрий Болтышев рассказал, как составлялись допросы и документы по делу «Сети»* в Пензе

Приволжский окружной военный суд 4 июля допросил следователя УФСБ по Пензенской области Дмитрия Болтышева по делу о террористическом сообществе «Сеть»*. Болтышева вызвали, чтобы расспросить о том, как он допрашивал свидетелей по делу. Что сообщил суду Дмитрий Болтышев и в чем его слова разошлись с показаниями свидетелей — в репортаже корреспондента «7х7».

«Абдрахманова допрашивал только я»

Следователь управления ФСБ по Пензенской области Дмитрий Болтышев поздоровался с подсудимыми и на память назвал номер уголовного дела о террористическом сообществе «Сеть»*, который состоит из 17 цифр. Точное количество свидетелей, которых он допрашивал, Болтышев вспомнить не смог и сказал, что «не освежал память» перед судом.

Болтышева спрашивали про свидетеля Фархита Абдрахманова, которого суд допрашивал 2 июля. Абдрахманов рассказал, что перед допросом у следователя Болтышева он около четырех-пяти часов общался с оперативниками ФСБ. Абдхрахманов заявил, что «следователь просто переписал показания», которые он дал оперативникам, и «не задал ему никаких вопросов».

Протокол допроса свидетеля Фархата Абдрахманова, который состоялся 20 октября 2017 года и длился около двух часов, Дмитрий Болтышев воспроизвел почти наизусть.  

― Свидетель чувствовал себя спокойно, никаких опасений и угроз не высказывал. С моей стороны давления не было, Абдрахманов рассказал обо всем сам и добровольно. Это был прямой открытый текст, ― сообщил следователь суду.

По словам Болтышева, он лично встретил свидетеля у входа в здание ФСБ, провел его внутрь, а после допроса проводил обратно на улицу.

Допрашивал Абдрахманова только он ― о допросе оперативников Болтышеву ничего не известно.

Болтышев добавил, что сначала распечатывал Абдрахманову протокол его показаний без фраз «протокол подписан лично» и «замечания к протоколу отсутствуют». Эти фразы он добавлял и распечатывал протокол на подпись только после того, как свидетель ознакомился с текстом.

 

«На усмотрение следователя»

Адвокаты расспросили следователя Болтышева, как изымались книги у знакомых Дмитрия Пчелинцева ― Алены Машенцевой и Евгения Смагина.

В записке из СИЗО от 7 ноября 2017 года Пчелинцев попросил Машенцеву отдать сотрудникам ФСБ две книги, которые он оставил в доме Смагина и Машенцевой: учебник русского языка и книжку о Курдистане.

В протоколе выемки у Машенцевой — две книги: учебник русского языка для 6 класса и книга Питера Гелдерлооса «Консенсус: принятие решений в свободном обществе» в обложке Виктора Пелевина «Затворник и шестипалый». Вторая книга дописана в протоколе от руки.

Алена Машенцева говорила на суде, что показала сотрудникам ФСБ все книги, которые были дома. Как книги попали к силовикам, она не знает. Вторую книгу в протоколе дописала не она, сказала свидетель. Она не смогла точно сказать, ее ли подпись стоит под протоколом, и отказалась от части показаний.

Следователь Болтышев сказал суду, что вторую книгу в протокол вписал он. Эту приписку, по его словам, своей подписью заверила Алена Машенцева.

На вопросы адвокатов о том, почему он дописал книгу вручную, а не допечатал фразу, как в случае с Абдрахмановым, Болтышев ответил, что эти вопросы «закон оставляет на усмотрение следователя». Адвокат Василия Куксова Александр Федулов уточнил, значит ли это, что в протокол можно вносить сведения о любых предметах на усмотрение следователя.

— Если я осматриваю, например, телефон, я могу написать про очки? — спросил Федулов.

— Да можно написать что угодно, — пояснил Болтышев.

Адвокат Ильи Шакурского Сергей Моргунов сказал корреспонденту «7х7», что он будет требовать проведения почерковедческой экспертизы:

— Мы убеждены, что подпись Алены Машенцевой на протоколе изъятия ей не принадлежит, она говорила это на суде. И мы будем это проверять, — пояснил защитник.

Следующее заседание по делу «Сети»* состоится 5 июля, на нем по видеосвязи допросят одного из фигурантов, Игоря Шишкина. Он подписал досудебное соглашение со следствием. Члены ОНК нашли на его теле следы от электричества, хотя Шишкин не заявлял о применении к нему пыток, как другие фигуранты дела. В январе 2019 года он получил 3,5 года лишения свободы.


Дело о террористическом сообществе «Сеть»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года. Судебные слушания начались в Пензе 14 мая 2019 года. Все семеро подсудимых не признали свою вину. Некоторые из них заявили, что дали признательные показания под пытками.

Около полутора месяцев в Пензе суд допрашивает свидетелей. На заседаниях 14 и 21 июня суд допросил трех сотрудников ФСБ. Свидетели Анатолий Уваров, Максим Симаков и Антон Шульгин на заседании 5 июня отказались от своих показаний, 2 июля от своих показаний отказался еще один свидетель — Фархат Абдрахманов.

Свидетели Алена Машенцева и Евгений Смагин 31 мая заявили, что следователи приписали им то, чего они не говорили, Диана Рожина 4 июня сообщила суду, что ее показания исказили.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Герасимова, фото автора, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.