Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
Пензенская область

«Реанимация ехала 47 минут». В Пензе расследуют смертельный случай после недоезда скорой помощи

Прокуратура нашла грубые нарушения, показания врачей противоречат друг другу

В одном из районов Пензы Терновке, на улице Заовражной, 14 марта скончался 80-летний Николай Ильин. По мнению его родственников, он умер из-за того, что реанимация долго ехала на вызов из района. В «скорой» утверждают, что нарушений нет, и даже если бы реанимобиль приехал раньше, пенсионеру это бы не помогло. Он умер незадолго до «итальянской забастовки» работников скорой помощи в Пензе.

В середине мая стали известны промежуточные результаты проверок прокуратуры и Следственного комитета. Прокуратура считает, что скорая помощь в Пензе «грубым образом» не соблюдает время прибытия бригад к пациентам. В следственном отделе по Первомайскому району Пензы СКР проверка продолжается: показания медиков разных бригад противоречат друг другу. О том, что говорят родственники, «скорая» и правоохранители — в материале корреспондента «7х7».

«Наш дедушка умер, не дождавшись скорой»

Свидетелем событий 14 марта в доме на улице Заовражной в Пензе был супруг внучки Николая Ильина Михаил Думанов. Он рассказал, что ждал звонка бабушки — супруги Николая Ильина, — чтобы поехать вместе с ней в магазин. Вместо этого она позвонила и сказала, что дедушке плохо, и попросила срочно приехать. Когда Михаил приехал к Ильиным, там уже были двое сотрудников скорой помощи.

— Я спросил, что случилось. Бабушка сказала, что он [дед] зашел в дом, сказал: «Галя, я тебя не вижу» и упал, — вспомнил Михаил.

«Скорая», которую вызвала бабушка, приехала в течение 10 минут, в бригаде было два фельдшера. На момент, когда Михаил приехал домой к Ильиным, одна из фельдшеров вызвала на себя вторую бригаду — реанимацию.

— Они [фельдшеры] сказали, что давление [у деда] было высокое, оно стабилизировалось и ждем реанимацию. Но она [реанимация] все не ехала, и мы стали опять звонить [в «скорую»], где нам сказали: «[Реанимация] едет из Сердобска» [города в 120 километрах от Пензы]. Я подумал, что они [сотрудники реанимации] где-то рядом с трассой, и доедут минут за десять. Дома все уже были на нервах, мы позвонили [в «скорую»] еще раз. Тут уже какая-то суматоха началась, я сам начал звонить с домашнего телефона. Руки трясутся, — не знаю, как набрать с мобильного — я в панике звоню на «03». Там мне говорят: «Сейчас поторопим [бригаду реанимации]». Дедушка уже стал тяжелее дышать, но до этого минут 40 у него было прям стабильное состояние — можно было его погрузить в реанимацию и довезти до областной больницы, — сказал Михаил Думанов.

 
 
 

После этого он, по просьбе медиков, стал делать дедушке искусственное дыхание, фельдшер в это время делала Николаю Ильину массаж сердца.

— Тут я побежал во двор встречать реанимацию — она поворачивала к нашему дому. Машу им рукой, говорю: «Давайте быстрее, у нас человек плохо дышит». Они [сотрудники реанимации] говорят «это плохо» и идут не спеша со своим чемоданом к дому. Пока я звонил и жаловался в Минздрав на «горячую линию», мне сказали, что дедушки больше нет.

По мнению Михаила, если бы реанимация приехала раньше, она могла бы госпитализировать деда и, вероятно, спасти:

— Если ему было 80 лет, и инсульт — это не означает, что он обязательно бы умер. У моего деда было три инсульта, они и у молодых бывают. А у него [Николая Ильина] это был первый инсульт. Он работал на огороде и жил полноценной жизнью, вам бы его рукопожатие и всем бы такого здоровья, — вспоминает Думанов. — У меня в голове не укладывается, как реанимация едет полтора часа, когда человек умирает у нас на руках. Это невозможно передать словами, у меня до сих пор шок. Так быть не должно, мы пойдем до конца.

«Скорая помощь не лечит, она лишь спасает от смерти»

Руководство Пензенской областной станции скорой помощи считает, что в случае с Николаем Ильиным приезд реанимации ничего бы не изменил.

— Квалификация линейных [общефельдшерских] бригад у нас достаточная, чтобы оказывать реанимационную помощь. Доезд этой реанимации [которая ехала к Николаю Ильину], по большому счету, не повлиял бы на исход, — прокомментировал «7х7» главный врач Пензенской областной станции скорой помощи Владимир Атякшев.

Владимир Атякшев в единой диспетчерской

Его заместители по оперативной работе и по медицинской части Анжела Каспарова и Оксана Коробкова солидарны с руководителем и считают, что та медицинская помощь, которую оказывали фельдшеры, ничем не отличается от той, которую оказали бы реаниматологи.

— Ничего необыкновенного у них [реаниматологов] с собой не было. Когда пациент умирает, ему проводится сердечно-легочная реанимация, стандарт ее проведения одинаковый у всех. Даже если бы реанимация подъехала за 10–15 минут, она бы делала все то же самое, — сказала заместитель главного врача по медицинской части Оксана Коробкова.

Анжела Каспарова и Оксана Коробкова

На вопрос корреспондента «7х7», мог бы исход быть другим, если бы на вызов к Ильину изначально поехала реанимационная, а не общефельдшерская бригада, руководство «скорой» ответило, что такого быть не могло.

— Количество реанимационных бригад по порядку скорой помощи [правилам организации деятельности выездной бригады скорой медицинской помощи] не регламентировано. Так же, как и [количество] общепрофильных бригад. Их [реанимационных бригад], в любом случае, меньше [чем общепрофильных]. На вызов, согласно этому порядку, направляется любая ближайшая свободная бригада — общефельдшерская или специализированная. На момент поступления вызова [от Ильиных] ближайшей свободной была общепрофильная бригада, ближайших реанимационных бригад поблизости не было. Поэтому нарушений нет, — уточнила замглавного врача. По словам Владимира Атякшева, назначение приоритетности вызовов экстренной и неотложной медицинской помощи происходит в системе автоматически:

Оснащение автомобилей пензенской областной станции скорой помощи

— У нас система работает так: если происходит повторный вызов на один и тот же адрес, он «утяжеляется», ему автоматически присваивается статус экстренного вызова, и мы ускоряем бригаду. Скорая помощь не лечит, она лишь спасает от смерти. Она не назначает лекарства, не назначает лечение, она купирует симптомы, которые угрожают жизни для того, чтобы перевести больного в лечебное учреждение.

Картина событий: версия «скорой»

По просьбе корреспондентов «7х7» Оксана Коробкова восстановила хронику вызовов «скорой» с улицы Заовражной 14 марта:

— Изначальный повод к вызову был, что пациента внезапно парализовало. Это вызов экстренный, и в течение минуты он был передан свободной общефельдшерской бригаде. Бригада выехала сразу, и через десять минут с момента приема вызова была уже на месте. Время доезда там было даже меньше, чем норматив [20 минут, как сказано в пункте 6 правил организации деятельности выездной бригады скорой медицинской помощи]. Дальше фельдшер начала оказывать помощь больному, оценила его состояние, поняла, что больной в коме, требуется его госпитализация. Так как [его] состояние изначально было тяжелое, [фельдшер] вызвала на себя специализированную реанимационную бригаду для транспортировки и вообще — для решения вопроса о транспортабельности пациента и возможности его перенести в автомобиль скорой помощи.

Доехать раньше реанимация, по словам замглавврача, не смогла из-за пробок и зоны частного сектора района Терновка, в котором расположен дом Николая Ильина:

— Весь вопрос там возник в том, что долго ехала реанимационная бригада. Она ехала из нашего федерального центра [сердечно-сосудистой хирургии]. У нас водители очень редко ездят вот так, чтобы встать в пробке. Включались и звуковые, и световые сигналы, чтобы объехать пробки, но даже с этим учетом потребовалось 45 минут. Чтобы доехать до Терновки [16 километров], учитывая те временные промежутки — а был день, час дня — плюс, учитывая частный сектор района Терновки, бригаде потребовалось 45 минут. В частном секторе проехать невозможно было, скорость движения там хоть пешком иди. Все это пояснили нам и сотрудники бригады, и водитель, — сказала Оксана Коробкова.

Информацию о том, что реанимобиль, со слов родственников и диспетчера якобы ехал из Сердобска, на станции скорой помощи опровергли.

— Машина ехала не из области, — сказала Оксана Коробкова. — Во-первых, никто не пошлет бригаду из Сердобска в Пензу: это просто глупо и не квалифицированно, этого не было сделано и необходимости в этом никакой не было. Во-вторых, время прибытия бригады при таком вызове в порядке не регламентировано. Скорая оказала помощь в полнейшем объеме, к фельдшеру просто нет никаких вопросов. Она лечила гипертонический криз [неотложное тяжелое состояние из-за чрезмерного повышения артериального давления], провела сердечно-сосудистую реанимацию, стандарт которой аналогичен для всех бригад. Поэтому прибытие реанимационной бригады, в принципе, здесь роли уже не играло — через час, через 20 минут. Тем более учитывая, какие результаты потом оказались: инсульт был тяжелый.

«Чиновники заврались»

Супруги Думановы начиная со дня смерти дедушки, отправляют жалобы и запросы в «скорую», Минздрав, прокуратуру и Следственный комитет, а также председателю СКР Александру Бастрыкину с просьбой взять ситуацию под личный контроль.

— Мы считаем, что чиновники, которые занимают высокие профильные должности в Минздраве, должны нести ответственность. В «скорой», когда мы там были, работники сказали, что согласны с этим, что сами недовольны нехваткой машин и мизерной зарплатой, — сказала Юлия Думанова «7х7».

— Они [чиновники] просто заврались: говорят, что реанимация к нам ехала из [района Пензы, где находится улица Стасова] Арбеково, а диспетчеры сказали [фельдшерам], что из Сердобска, — добавил Михаил Думанов.

Юлия и Михаил Думановы

По словам Думановых, руководство «скорой» незаконно скрывает от них данные о загруженности бригад 14 марта, ссылаясь на врачебную тайну. Прокуратура 7 мая внесла представление в адрес главного врача Пензенской областной станции скорой помощи Владимира Атякшева за неполный ответ на запрос внучки Ильина Юлии Думановой. Суд 23 мая назначил за это заместителю главного врача по клинико-экспертной работе Денису Дурнаеву штраф в размере 5 тыс. руб. по статье 5.59 КоАП РФ («Нарушение порядка рассмотрения обращений граждан»). Редакция «7х7» также обжалует в прокуратуре несвоевременный и неполный ответ Владимира Атякшева на редакционный запрос по загрузке бригад «скорой» за 14 марта.

«Сомневаемся, что не будет давления на Следственный комитет»

Прокуратура Ленинского района Пензы установила, что время доезда бригад скорой помощи к пациентам «грубо нарушается». В ответе Юлии Думановой от 7 мая и представлении в адрес Владимира Атякшева от 17 мая сказано, что первый вызов от Ильиных в «скорую» поступил 14 марта в 11:10. Общефельдшерская бригада № 8 была на место через десять минут — в 11:20. Вторую бригаду, по данным прокурорской проверки, к Николаю Ильину вызвали в 11:56, этот вызов реанимационной бригаде № 22 передали в 12:28. Она прибыла на место только через 47 минут. По мнению надзорного ведомства, это нарушение закона, и повторный вызов бригады «скорой» так же не должен превышать 20 минут:

«В нарушение пункта 6 приложения 2 к порядку оказания скорой, в том числе, скорой специализированной, медицинской помощи, утвержденному приказом Минздрава России от 20.06.2013 № 388н, время доезда реанимационной бригады скорой помощи на вызов составило более 20 минут».

 

Прокуратура подтвердила слова руководителей станции скорой помощи о том, что реанимация ехала к Николаю Ильину от федерального центра сердечно-сосудистой хирургии (улицы Стасова, 6).

Следственный отдел по Первомайскому району Пензы 19 марта 2019 года начал собственную проверку по случаю смерти Николая Ильина «Предположительно, из-за длительного отсутствия реанимобиля», — уточняли следователи в официальном пресс-релизе. Спустя месяц, 19 апреля, Михаил и Юлия Думановы ознакомились с показаниями врачей фельдшерской бригады скорой помощи, которая первой приехала на вызов. Фельдшер первой (линейной) бригады Наталья Антипова сообщила, что когда в первый раз вызывала реанимацию, ей сказали, что «свободных бригад» нет и «нужно ждать», при звонке во второй раз — «что бригада едет из Сердобска». Реаниматологи второй (специализированной) бригады в своих показаниях сказали, что ехали от кардиоцентра и в Сердобске не были. По словам фельдшеров первой бригады Александра Комбарова и Натальи Антиповой, они дважды предлагали вызвать реанимацию, но родственники согласились на госпитализацию Николая Ильина только со второго раза.

— Мы от госпитализации не отказывались, этого быть не могло: такой отказ всегда подтверждается собственноручной подписью, — сказали Думановы.

Михаил и Юлия Думановы надеются, что виновные должностные лица, из-за которых долго ехала реанимация, понесут ответственность и в отношении них возбудят уголовное дело.

— Мы не исключаем, что какие-то лица на руководящих должностях останутся на своих местах. И мы сомневаемся, что не будет давления на Следственный комитет. Потому что оно есть, это правда сегодняшней реальности, — сказали Думановы.

Проверка Следственного комитета продолжается, от комментариев «7х7» в следственном отделе по Первомайскому району Пензы и в пресс-службе регионального ведомства отказались.

Екатерина Герасимова, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости