Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область

«Нас обокрали!» Как у жителей села в Рязанской области отобрали лес

На земельном участке планируется строительство коттеджного поселка

В отдаленном селе Мжакино Рязанской области вырубили часть леса, который селяне называют своим уже пятый десяток лет. Они сами высадили деревья и ежегодно спасали их от пожаров, а теперь в лесу хозяйничают гастарбайтеры с бензопилами и тракторами. По сведениям местных жителей, в их лесу будет построен коттеджный поселок, но они не понимают, как высаженный их руками лес попал в частные руки в 2016 году. В этом разбирался корреспондент «7x7».

Делянка, солярка, оставленные удочки

Военный пенсионер Александр Зобнев 28 мая отправился порыбачить на лесном карьере, который находится в полукилометре от села Мжакино Спасского района. Он любил посидеть с удочками у окруженного лесом водоема, в котором купались всем селом. С рыбалки пенсионер не вернулся: скорее всего, у него случился инсульт, и он упал лицом в воду. Его дочь Ольга Зобнева, как большинство селян, уверена: пенсионер с военной закалкой умер от переживаний за гектары вырубленного леса — деревья рядами высаживали жители села в 1960-х годах. Теперь от них остались пеньки — тоже рядами.

 

Вместе с Ольгой едем через делянку к водоему, который образовался на месте песчаного карьера около 30 лет назад. К нему ведет через лес пыльная грунтовая дорога. По правой стороне дороги, примерно в середине пути, открывается вид на большую светлую поляну — при ближайшем рассмотрении она оказывается той самой делянкой с вырубленными деревьями. Посреди поляны зачем-то оставлены три-четыре молодых дерева с тонкими стволами. Земля устлана высохшим до рыжины лапником — вероятнее всего, ветви деревьев обрубали прямо здесь. Чуть в стороне — груды кругляка (стволы деревьев без сучьев). Все это настолько высохшее, что, кажется, при температуре воздуха в плюс 30 вот-вот воспламенится без посторонней помощи. Сосредоточиться и зафиксировать фотоаппарат в одном положении мешают слепни и оводы, их здесь полчища.

— Вообще-то места наши болотистые, только вот на этом месте были сплошные пески. Потому и пришлось высадить деревья: чтобы песком не заносило плодородные поля. Село считалось крепким, все работали в колхозе. Мой дедушка, Дорохин Василий Петрович, был председателем. Мечтал проложить к селу и по селу дорогу, но не успел: умер, — ввела в курс дела спутница, отмахиваясь от кровососов.

Ольга Зобнева

Сейчас в Мжакино на зиму остаются лишь несколько стариков, остальные несколько десятков людей «открывают сезон» по погоде: пока не сойдет снег и не высохнет «убитая» дорога, проехать по ней на обычном легковом автомобиле невозможно. В 2019 году, как только просохли дороги, местные потянулись на малую родину и обнаружили, что на повороте на Мжакино с дороги Агломазово — Веретье появились груды бревен, а в их лесу возникли «проплешины». Вскоре выяснили, что лес попал в частную собственность и владелец может делать с ним что угодно.

— Этот лес высаживала моя мама и другие родственники, жители села, будучи еще школьниками. Потом каждый год рыли противопожарные траншеи, постоянно бегали сюда с лопатами, вилами и ведрами — оберегали от пожаров, где тогда были эти «хозяева»? Для чего мы его сохраняли, чтобы пришли чужие люди и все забрали? Мы считаем, что нас обокрали! Если б знать раньше — да и гори оно все синим пламенем! — высказалась Ольга, приплясывая и размахивая руками в попытке отогнать слепней.

 
 
 

Снова тронулись в путь, метров через 400 выехали к лесному водоему. С песчаными подходами к воде, в которой отражаются окружающие карьер деревья, оно казалось сошедшим со сказочной иллюстрации. Вагончик для рабочих-гастарбайтеров, их раскиданные телогрейки и сапоги с портянками, трактор советского производства — предметами инородными, не вписывающимися в пейзаж. Раньше в водоеме купались все местные вместе с детьми, в этом году никто ни разу не зашел в воду: на ней периодически появляются пятна то ли солярки, то ли машинного масла. По наблюдениям жителей села, рабочие моют в водоеме трактор и стирают промасленные тряпки.

На этот раз вагончик оказался закрытым. Спутница указала рукой на другой берег карьера: «Туда папа пошел в последний раз ловить рыбу», вдруг изменилась в лице. На том берегу стояло желтое ведерко для рыбы и удочки, которые так никто и не убрал. Ольга молча собрала папины вещи: смотала леску, прополоскала ведерко. А на обратном пути рассказала историю встречи отца с мамой:

— Сам он родом из Темрюка. Ехал с товарищем из нашей деревни в поезде, да проспал свою станцию. Друг пригласил его к нам, в Мжакино. Вечером пошли на танцы, папа заявил: «Ну, знакомь теперь с самой красивой девушкой!» А самой красивой считалась мама — Валентина Дорохина. Они целых пять лет переписывались, прежде чем пожениться. Оба очень любили ходить в лес. Мамы уже нет, папа умер здесь, и все это теперь должно стать для нас чужим.

 

«Мы — патриоты»

Около 40 жителей села, включая проживших здесь всю жизнь стариков, пришли на встречу с корреспондентом «7x7». Многие из них сажали тот лес своими руками вместе с одноклассниками. По их словам, вырубать начали еще осенью 2018 года, но потом дорога в лес стала непроходимой, а весной обнаружили вырубленную поляну. Коренные жители, эмоционально жестикулируя руками и перебивая от волнения друг друга, рассказали о множестве других проблем.

— Село забыто, зимой дороги не чистят! У меня в доме АОГВ [водонагревательный отопительный котел], дом нужно протапливать, попасть сюда я могу только в выходные — а как попасть? Проехать невозможно вообще! — пожаловался Анатолий Петрыкин, поправив кепку с надписью «20 лет ЛДПР».

Анатолий Петрыкин

Больше Петрыкина невозможность проехать по зимним дорогам к своим домам возмущала женщин: мамам и бабушкам хотелось бы вывезти детей на каникулы в деревню, нарядить посреди улицы елку, показать и рассказать о русских рождественских обычаях.

— Это нам только по телевизору говорят, что стариков забывать нельзя, надо им помогать, что нельзя забывать свои корни. А как проехать — километр дороги перед собой лопатами раскапывать? — почти хором прокричала женская часть населения Мжакино. Люди пожаловались еще на одну проблему — невозможность добраться из одного конца села на другой. Протяженность населенного пункта — примерно 1,5 километра в длину, село дважды пересекает пересыхающая река Кашка. Оба так называемых моста — в реальности это бетонные трубы — проваливаются. Проехать на машине затруднительно, пройти пешком — опасно и страшно. И на этом не все: в селе нет ни одного противопожарного водоема, пожарные приезжают без воды, разворачиваются и едут заправляться в соседнюю деревню. Местным приходится просто смотреть, как горит соседний дом. Если даже отбросить проблему отсутствия воды для тушения огня, останется другая: бездорожье, по которому многотонные машины не могут проехать.

 

Встреча местных жителей с корреспондентом «7x7» проходила у дома напротив избы, над которой развевался российский флаг.

— Да, мы тут патриоты, любим Родину. Да только у Родины нужно выпрашивать, вымаливать малейшие блага жизни, но она все равно не дает. Отбирает, распродает наше, взамен — ничего, — подытожили селяне.

«Участки, покрытые древесно-кустарниковой растительностью»

В администрации Федотьевского сельского поселения точно не знают, каким образом лес в Мжакино стал частной собственностью. По словам замглавы администрации Лидии Лапшевой, поселковая администрация жаловалась во все инстанции на вырубку леса, ответ отовсюду был одинаковым: участки — в частной собственности, владельцы имеют право делать с ними что угодно. Заполненный водой карьер также находится на участке, который имеет собственника.

— В частную собственность они, скорее всего, попали так: был колхоз, потом колхозникам раздали паи еще в конце 1990-х, и они продали свои паи. Вот — результат, — пояснила чиновница. — А кому продавали паи, я даже не могу сказать.

По словам жителей Мжакино, они не были в курсе, где именно расположены их земельные паи: в лесу или болоте. О наличии паев свидетельствовали только «бумажки» — документы, в которых не были указаны координаты участков. Поэтому что именно они продавали — не знали.

 
 
 

Редакция «7x7» направила запросы в минприродопользования, природоохранную прокуратуру Рязанской области и в администрацию Спасского района. Были заданы вопросы о процессе продажи земель в частные руки, причинах продажи леса, который почему-то не вошел в лесной фонд, и многие другие. Министерства и ведомства конкретных ответов не дали. Так, администрация Спасского района ответила: районная администрация не предоставляла лесные участки в собственность, собственник не обращался в администрацию за разрешением на строительство. Министр природопользования Рязанской области Сергей Абрамов в ответе назвал участки леса «земельными участками, покрытыми древесно-кустарниковой растительностью» и не ответил, почему земля не была включены в лесной фонд, а стала частной собственностью. В ответе поселковой администрации, который предоставила редакции Лидия Лапшева, минприроды сообщило: полномочия министерства на частную собственность не распространяются. Из того же ответа следует: вид разрешенного использования участков — под перспективное развитие жилой зоны. Со слов одного из местных жителей, на месте вырубки появится коттеджный поселок - он получил эту информацию от бригадира рабочих.

Межрайонная природоохранная прокуратура по Рязанской области пока не ответила на запрос редакции «7x7». Местные говорят, что их «отправили по кругу» точно так же: в одном ведомстве якобы ничего не знают, в другом за лес не отвечают. Они описали историю своего леса на прямую линию с президентом Владимиром Путиным и надеются, что он сможет остановить тотальную распродажу и вырубку рязанских лесов.

Екатерина Вулих, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.