Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
  1. article
  2. Пензенская область

«Вменяется одно и то же, а защищаться приходится раздельно». Защита по делу «Сети»* потребовала объединить «пензенское» и «питерское» дело о создании террористического сообщества

Екатерина Герасимова, фото автора

В Пензенском областном суде 21 мая состоялось четвертое заседание по делу о террористическом сообществе «Сеть»* в отношении семи антифашистов. Одновременно с этим в Санкт-Петербурге проходит процесс по так называемому «питерскому» делу, где судят еще двух фигурантов дела «Сети»* ― Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Игра в «бердман» и требования адвокатов об объединении «пензенского» и «питерского» дел — в репортаже «7х7» из зала суда.

«Ваш электрошок не убьет наши идеи»

Перед началом заседания подсудимые ответили на флешмоб «бердман» (человек-птица) «питерским» фигурантам дела «Сеть»* Виктору Филинкову и Юлию Бояршинову, которые запустили его в зале суда в Петербурге.

— Видели на питерских кадрах «бердмана» показывают? Ну вот, нам нужно [им] ответить, — сказал другим подсудимым Пчелинцев. — Если непонятно, я объясню. Эта игра называется «бердман»: если тебе показывают вот так [надетые на глаза воображаемые перевернутые очки], и ты соприкоснулся с человеком взглядом, то ты должен лечь. Ну, если в метро — то отжаться. Отговорки вообще не принимаются. Соответственно, чтобы не проиграть — кстати, я как-то проиграл — нужно так же посмотреть на человека.

Дмитрий Пчелинцев пришел на процесс в свитшоте с надписью «Ваш электрошок не убьет наши идеи» и логотипом сайта, посвященного репрессиям против антифашистов, Rupression.com. К Михаилу Кулькову привели бабушку, чтобы повидаться с внуком в зале суда.

Дмитрий Пчелинцев

«Дело достаточно сложное»

Процесс начался с очередного ходатайства Дмитрия Пчелинцева о том, чтобы ввести в дело его двоюродную сестру Анну Шалункину в качестве второго защитника. Ранее суд отказался это сделать, так как у Шалункиной нет юридического образования. По мнению Пчелинцева, отказ суда по этому основанию незаконен:

— Я считаю это нарушением моего права на защиту. Насколько мне известно, одного моего доверия к Шалункиной уже должно хватать [чтобы ввести ее в процесс]. Она является моим представителем в ЕСПЧ [Европейском суде по правам человека], и это как минимум означает, что она имеет опыт по защите моих интересов. К тому же, мой защитник [Олег] Зайцев живет в Саранске и не может приезжать на суд настолько часто, насколько мне это необходимо. Есть вещи, которые нужно долго объяснять защитнику [Олегу Зайцеву], с которым мы выросли слишком в разных поколениях. А с ней [Шалункиной] мы очень хорошо друг друга понимаем с полуслова.

Пчелинцев сказал, что адвокат «не совсем хорошо слышит его», и из-за этого могут быть заминки, а сестра, например, хорошо понимает его почерк.  

Гособвинитель Сергей Семеренко заявил, что Шалункину нельзя ввести в процесс, поскольку у нее нет необходимого опыта:

— Дело достаточно сложное, на мой взгляд. Нужен профессиональный защитник, а такого опыта [работы в уголовных делах] у нее нет.

Председательствующий судья Юрий Клубков согласился с мнением гособвинителя и во второй раз отказал ввести в процесс Анну Шалункину. По его словам, новых доводов у Дмитрия Пчелинцева не появилось, а введение нового адвоката затянет процесс из-за его ознакомления с материалами дела.

Нестыковки в материалах «питерского» дела

Пчелинцев заявил второе ходатайство. Оно было связано с допросом в качестве свидетеля по «питерскому» делу, который прошел в Пензе 16 мая.

На нем Дмитрий Пчелинцев заявил о том, что протокол его допроса в качестве свидетеля от 23 марта 2018 года сфальсифицирован. По его словам, в тот день он не выезжал из СИЗО и не был в здании управления ФСБ по Пензенской области. Пчелинцев попросил судью Юрия Клубкова посмотреть его личное дело, которое конвой возит с собой, и проверить, если в нем сведения о выезде из здания СИЗО в тот день.

— Ну так отношение какое это имеет? — спросил Юрий Клубков, услышав от Пчелинцева, что речь идет о «питерском», а не о «пензенском» деле.

Пчелинцев предположил, что отсутствие этих сведений в уголовном деле может свидетельствовать о том, что занимавшийся им следователь мог сфальсифицировать доказательства.

— Громкие заявления, — прокомментировал его высказывания гособвинитель Сергей Семеренко и сказал, что протокола допроса Пчелинцева по «питерскому» делу от 23 марта в материалах «пензенского» дела нет.

Адвокат Олег Зайцев согласился со своим подзащитным:

— Это очередная фальсификация материалов уголовного дела. После очередных пыток ФСБ тогда оставила его [Пчелинцева] в покое, и допросов никаких не было. Моей подписи там нет, там есть подпись Ванина [адвоката Пчелинцева, выбывшего из процесса]. Но вопрос проверки этой подписи еще встанет.

Ходатайство Пчелинцева судья удовлетворил частично: он зачитал из личного дела все его передвижения за март. Про перемещения 23 марта информации в деле не оказалось. Вернуться к этому вопросу судья пообещал на стадии исследования доказательств.

Одна «Сеть»*, два дела  

Все девять присутствующих на заседании адвокатов заявили ходатайство об объединении "питерского" и "пензенского" дел в одно. По их словам, допросы пензенских подсудимых по «питерскому» делу, которые прошли в Пензе 16 мая, нарушают их право на защиту. Раздельное рассмотрение этих дел защитники расценивают как «необъективный и предвзятый подход», который «препятствует рассмотрению [пензенского] дела судом».

Первым ходатайство об объединении дел заявил один из защитников Ильи Шакурского Сергей Моргунов. Эту позицию поддержал адвокат Максима Иванкина Константин Карташов. Обстоятельства «питерского дела», по его словам, могут идти вразрез с обстоятельствами «пензенского», большая часть из которых в материалах дела не установлена.

— И это может сыграть ключевую роль, — подчеркнул Карташов.

По словам второго адвоката Ильи Шакурского Анатолия Вахтерова, позиция следствия и обвинения «разделяй и властвуй» «уводит суд от истины»:  

— Здесь [следователи] нагадили, там нагадили, и теперь пытаются связать все воедино. Можете так и передать… Так мы истины не добьемся.

По его словам, де-факто он не видит взаимосвязи и криминальной деятельности фигурантов дел, а де-юро — исходя из предъявленного обвинения — есть все основания объединить дела в одно

По словам защитника Михаила Кулькова Игоря Кабанова, связность дел заложена в тексте обвинения:

— По обоим делам вменяется одно и то же обвинение, а защищаться приходится раздельно. Нас поставили в умышленно невыгодную позицию.

По мнению Кабанова, разделение на два процесса нарушает логику и хронологию дела: в Петербурге рассматривается участие подсудимых в сообществе «Сеть»*, тогда как в Пензе еще не рассматривалось его создание. То же самое, как он считает, происходит и с обстоятельствами дела: одни и те же обстоятельства в Петербурге уже рассматривают, а в Пензе — еще не исследовали.

Адвокаты подсудимых

Адвокат Василия Куксова Александр Федулов привел в качестве аргумента отсутствие информации о том, что происходит в Петербурге.

— Мы лишены возможности слышать и знать, что говорят в том [«питерском»] деле, а показания по нему [пензенские фигуранты] давать должны.

Одна из адвокатов Армана Сагынбаева Ольга Рахманова предположила, что в Петербурге быстрее вынесут приговор, так как там судят двух, а не семерых человек. Она отметила, что на свидетельском допросе 16 мая прокурор Екатерина Качурина из Петербурга задавала ее подзащитному такие же вопросы, которые ему задавали как подозреваемому в ноябре 2017 года.

По словам адвокатов Андрея Чернова Станислава Фоменко и Марины Лукидис, объективная истина в деле «Сети»* возможна только через объединение двух дел. Марина Лукидис предположила, что свидетельские показания пензенских фигурантов по «питерскому» делу и одновременно их показания в качестве подсудимых по «пензенскому» делу обвинители используют для усиления своих позиций:

— Они [обвинители] как будто говорят нам: «У нас не очень много доказательств, но мы тут выдернем это и возьмем сюда, и у нас получится красивая картинка, что они [подсудимые в Пензе] — террористы.

 «Сложилось впечатление, что меня обвиняют по «питерскому» делу»

Подсудимые поддержали своих защитников и попросили судей объединить «питерское» и «пензенское» дела, ссылаясь на свое право на защиту.

 Позицию всех фигурантов высказал Арман Сагынбаев:

— Все подсудимые согласны с адвокатами. В деле говорится, что у нас якобы высокая сплоченность, но это не так: многие из нас не видели друг друга. Но мы не можем сказать об этом, пока дела разъединены по двум регионам. Здесь [в Пензе] могут быть исключены какие-то доказательства, там [в Петербурге], наоборот, может не быть наших.

Илья Шакурский сказал, что на допросе по «питерскому» делу 16 мая ему показалось, что он проходит по нему обвиняемым:

— Я сначала был как свидетель, а потом мне начали задаваться вопросы, как будто я обвиняемый. Когда вызвали на допрос моих друзей и родственников, то им тоже задавались только вопросы про Шакурского. У меня вообще сложилось впечатление, что по тому [питерскому] делу обвиняют меня. Если питерский прокурор хочет обвинить меня, тогда тоже логичнее объединять дела, — предположил Илья Шакурский.

 

Позиция гособвинения: «Пора рассматривать дело по существу»

Гособвинитель Сергей Семеренко попросил у суда час для того, чтобы подготовить ответ на ходатайство адвокатов об объединении дел. После перерыва он вернулся в зал суда с напечатанным текстом, который занимал две трети листа формата А4.

Он заявил, что объединение дел не соответствует требованиям законодательства. «Питерское» дело, по его словам, расследовал следственный отдел ФСБ в Петербурге — он же принимал решение о направлении дела в суд.

— Я не знаю, что там в Санкт-Петербурге... А из материалов нашего уголовного дела видно, что было несколько групп, которым следственными органами вменялась деятельность террористической направленности. Да, они контактировали с теми подсудимыми, в отношении которых рассматривается дело в Санкт-Петербурге. Поэтому они и допрашивались работниками, которые в Петербурге, в качестве свидетелей. Кстати, по поводу допроса, о котором сейчас очень много и очень эмоционально говорили [допрос Пчелинцева 23 марта 2018 года]. Нам никто не предъявил протокол этого допроса, и мы не видели его, и мы не знаем, кто его допрашивал. 

Гособвинитель Сергей Семеренко пришел к выводу, что оснований для объединения уголовных дел нет и пора переходить к следующей стадии судебного процесса в Пензе:

— Мы не можем перейти к исследованию доказательств из-за того, что защита отодвигает. Пора переходить к рассмотрению дела по существу.

Следующее заседание в Пензе назначено на 22 мая.


Суд по делу «Сеть»* начались в Пензе 14 мая, на первом заседании огласили обвинительное заключение. После оглашения обвинения все семеро фигурантов дела не признали свою вину.

По словам арестованных, они дали признательные показания под пытками. Часть признательных показаний впервые обнародовали 15 января 2019 года на открытом заседании в Пензенском областном суде.  

Несмотря на заявления адвокатов, которые раскритиковали работу следствия, суд 16 мая отказался вернуть дело «Сети»* в прокуратуру для пересмотра. Подсудимые Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский на том же заседании высказались против предъявленного обвинения.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Герасимова, фото автора, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Zema
22 май 2019 11:09

используя в постах и комментариях слово "сеть", всегда ли нужна оговорка о её "запрещенности", даже если "сеть" не организация?

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных