Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Жить рядом с самым большим полигоном в Европе, наверное, никто не хочет»

Предприниматель Виктор Вишневецкий

Виктор Вишневецкий — предприниматель из Коми и член правления межрегиональной организации «Комитет защиты Вычегды». Эту организацию жителей двух регионов — Коми и Архангельской области — создали, когда в июле 2018 года узнали о строительстве полигона для московского мусора на станции Шиес в Ленском районе Архангельской области. Вишневецкий выступает на митингах, распространяет информацию о полигоне в соцсетях и ездит на станцию Шиес несколько раз в месяц: сопровождает журналистов или фиксирует нарушения. В интервью «7х7» он рассказал, как он оказался в протестном движении, во сколько ему это обходится и как далеко все может зайти.

«Поехал, чтобы понять»

До мусорных протестов вы участвовали в каких-либо акциях и митингах?

— Я был 26 марта на народном сходе «Он нам не Димон» [сход против коррупции на Театральной площади в Сыктывкаре состоялся 26 марта 2017 года].

С этого все началось?

— Ну по большей части да.

Когда впервые услышали про свалку на Шиесе?

— 7 августа 2018 года. Я как только увидел в интернете публикацию, проверил эту информацию. Вышел на активистов «Чистой Урдомы», на Светлану Бабенко, спросил у нее, что там вообще происходит, что строится. Они говорят: «Да, у нас строится полигон». И я им говорю: «Вы не против, если я к вам приеду?» Они ответили: «Да, мы тебя ждем». В выходные к ним попал, и в этот день, 11 августа, они как раз в своем доме культуры собирали подписи против строительства полигона. На тот момент, когда я был там, уже было 840 подписей.

Почему вы приняли участие в протесте?

— Как таковой протест сначала не намечался. Я поехал туда, чтобы понять, что там строится. И мы сделали документальный фильм, который называется «Урдома: заражение». Это [сделала] группа гражданских активистов из Республики Коми. У нас получился неплохой, даже, я бы сказал, отличный документальный фильм.

Почему вы против полигона на Шиесе?

— Это угрожает здоровью моих родственников и мне, людям, природе. Это угрожает моим финансовым интересам, потому что жить так близко к московской свалке, даже, можно сказать, под свалкой на Шиесе — это имиджевые и финансовые потери. А я хочу жить в Республике Коми.

«Есть и другие документы»

Если сравнивать, допустим, обычный рабочий день и общественную работу, на что вы тратите больше времени?

— Наверное, сейчас уже на протестную деятельность по Шиесу. Она очень много времени занимает. Много тратится и сил, и личных денег.

Я не считал, сколько. Но кошелек меньше стал. Я чувствую, что сумма приличная, если честно. Очень много занимают переговоры, логистика, общение с людьми, которых интересует стройка. Тут очень много работы.

Потери есть такие, которые ты сейчас ощущаешь, которые невозобновимы. Это, грубо говоря, то, что по бизнесу бьет. Могу сказать, что это недешевое удовольствие для меня. Нельзя сказать, что это хобби, это реальные вложения себя и средств.

Для населения [это тоже] больше потери. В плане того, что все мы — жители этой республики, у кого-то есть недвижимость, у кого-то бизнес. И как только упадет первая банка на этот полигон, то капитализация наших квартир, наших инвестиций в республику резко упадет. Жить рядом с самым большим полигоном в Европе, наверное, никто не хочет. Отдаленность не такая уж и большая, меньше 100 километров. А 60 процентов выбросов с этого полигона пойдет как раз на Сыктывкар.

Во всех официальных документах, которые мне удалось найти, написана площадь свалки в 300 гектаров. Почему вы думаете, что по-другому?

— Потому что есть другие документы, которые показывают, что три тысячи гектаров. И объем не 500 тысяч, как раньше было заявлено, а 2 миллиона 300 тысяч тонн мусора в год. Поэтому и понимание есть, почему по таким объемам и на такой площади идет такая стройка с нарушениями законов Российской Федерации.

Где эти документы? Во всех официальных документах на сайте области или где-то еще — 300 гектаров.

— Ну я так понимаю, что есть договоренность между Архангельской областью и Москвой. Вот в этих документах как раз и фигурируют 3 тысячи гектаров и 2 миллиона 300 тысяч тонн.

Как вам удалось их увидеть?

— Как-то удалось. У нас, по крайней мере, подтвержденная информация такая. Потому что судите сами: почему такой маленький объем — 500 тысяч тонн — так заинтересовал москвичей? Понятное дело, что из-за таких маленьких объемов не может быть такая грандиозная стройка в нарушение законов.

По всем документам на станции Шиес строят погрузочно-разгрузочную площадку. Откуда информация о полигоне?

— Из логики. Зачем станцию реконструировать? Вы ее для чего-то должны использовать. Единственная цель, которую мы увидели в августе месяце, что там работает техника ГБУ «Московские дороги». Отсюда вывод, что прямая связь с Москвой. А что Москве интересно? Москве интересно избавиться от своих отходов, которых много, и они не могут их ни сортировать, ни перерабатывать, хотя есть для этого и финансовые, и промышленные возможности. К тому же, во всех презентациях, которые были 13 декабря, 14 декабря, 30 января, были красивые картинки, но мы все по ним видим, что территория предназначена для хранения мусорных отходов в вакуумной пленке.

Про провокации

Как появился «Комитет защиты Вычегды»?

— Активисты с Архангельской области, с Республики Коми решили объединиться. Просто было понимание, что надо наши силы как-то сгруппировать и лидеров протеста объединить в одну общую общественно-экологическую организацию. Она будет заниматься экологическими проблемами по бассейну реки Вычегды.

В ней простые гражданские люди, которые раньше вообще не занимались политикой. Я так понимаю, что в протесте принимает участие широкий слой населения. В меру своих возможностей. Кому-то по должности не положено, он не может принимать в этом участие открыто, но помогает, как может. Даже правоохранительные органы, думаю, не с одобрением смотрят на всю эту ситуацию. Жители того же Ленского района, которые увольняются.

Активистам угрожали?

— Очень много провокаций на самой станции Шиес. Там действительно бывают угрозы со стороны ЧОП «Гарант безопасности» [предприятие охраняет территорию стройки]. От них как раз исходит вот эта вся агрессия, в которой они обвиняют активистов. Уже был и физический контакт со стороны чоповцев: и телефоны выбивали, и оскорбления были, и угрозы жизни были.

Как полиция на это реагирует?

— Бездействует. А если сотрудники охранного предприятия жалуются на то, что кто-то их там из активистов тронул, то сразу же требуют объяснения от активистов. Даже если на видео видно, как сотрудники ЧОП «Гарант» в присутствии международных СМИ с Deutsche Welle просто взяли и закрутили одного из политиков Вельска, например. Просто ни за что. Ну, опять же, вот зачем это? Это провокация. И все это снято на камеру.

Известно вам о давлении на активистов со стороны работодателей?

— Мне такая информация не доходила. Многие организации просят, по крайней мере, если у них есть какая-то эмблема, бренд, чтобы он не светился там на Шиесе. Такое есть. Про это я слышал. Просто сказали: «Занимайтесь в свободное время, чем хотите, только лишь бы не присутствовал наш бренд».

Сделано максимально. Остались только митинги в Москве

Какие у Комитета и активистов есть способы борьбы?

— Самое действенное — это, конечно, вахта и мониторинг. И работа со СМИ, работа по запросам, хотя они и бездейственны, но все равно какой-то маленький результат они дают.

Активисты сделали народный контроль на станции Шиес. Это нужно для того, чтобы видеть в режиме онлайн нарушения и выкладывать в интернет. Соответственно, делать самые быстрые запросы. Понятно, что на них пришли отписки, но это дает нам шанс смотреть дальше и говорить, где бездействуют власти, правоохранительные органы, РЖД, проверяющие органы.

Непонятно, почему на территории РЖД возможен незаконный провоз топлива, например, почему ж/д пути пересекает автотранспорт. Они говорят, что это временный переезд. Но по закону Российской Федерации нет такого понятия «временный переезд» — есть не обустроенный переезд, который должен штрафоваться. И все это запечатлено на видео, в присутствии полицейских Ленского района, которые это видели и бездействовали. Потом когда-нибудь они ответят на все эти вопросы, почему при них проходят правонарушения и они бездействуют или, наоборот, почему они сами инициаторы этого правонарушения.

Митинги, акции — это действенный способ?

— Я считаю, что митинги — это изюминка на торте. Массовые протесты — это то, на что болезненно реагирует власть. Мы это увидели в Рикасихе. В Северодвинске строили полигон. Два-три раза собираются по 10 тысяч человек — и строительство полигона в Рикасихе закончилось. По крайней мере, они заявляют, что будут прорабатывать другие варианты. Акции должны быть многочисленными. Только массовый протест даст результат.

Люди понимают, видят, что могут, чувствуют, что могут изменять ситуацию и готовы уже выходить на протестные акции. Даже под угрозой, например, увольнения, лишения премий. Максимально распространяют информацию в соцсетях, в кругу своего влияния.

Какие еще законные способы не использованы?

— Я думаю, что сейчас в Ленском районе это максимально все, что активисты могут сделать. Наверное, если только протестные акции устраивать в самой Москве. Собирать там многотысячные митинги.

Вы задумывались, что вы будете делать, если полигон все-таки построят?

— Протестовать до того времени, чтобы он вообще не построился. Если он будет построен, значит — чтобы он не функционировал. Завозить начнут — значит дальше протестовать. До тех пор, пока не закроется полигон. Я считаю, что это один из долгих протестов. Возможно, он растянется на год, это сейчас считается самым сильным протестом на уровне с Ингушетией. То, что блокируют во всех центральных СМИ, другие СМИ открывают. Независимые СМИ заинтересованы освещать эту тему ввиду того, что это очень популярная тема по всей стране.

Как далеко может зайти протест против Шиеса?

— Эскалация конфликта, конечно, возможна. Если правоохранительные органы Ленского района или Архангельской области или федеральные правоохранительные органы не будут реагировать должным образом. Поэтому я считаю, что самый действенный способ закрытия всех проблем по всей этой конфликтной ситуации — это закрытие полигона и рекультивация территории станции.

Нина Попугаева, «7х7»

Комментарии (5)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
по поводу геноцида
16 май 12:06

Путин : прошу отнестись к этому с пониманием

Не оппозиция
16 май 14:05

А какое то гумно, простите

патриот путинизма
16 май 21:37

Слава Путину ! Это Он поднял нас с колен !
С ним мы безусловно обречены на успех !
Нам завидует загнивающий запад ! Мы как мученики попадем в рай ,
а они просто сдохнут. Потому что у них нет Путина !

ну да
17 май 12:10

не зря трудоголик рабствовал на галере 20 лет, чтобы ватки стало 86%

Насколько я помню, документы (с указанием площади 3000 га) всплыли, когда был суд Ростехнадзора с Технопарком (они были предоставлены суду)

Последние новости