Новости, мнения, блоги
Архангельская область
  1. article
  2. Архангельская область
Архангельская область

«Я благодарна нашей власти. Она нас разбудила»

Активистка Елена Калинина

Елена Калинина — один из лидеров антимусорного протеста в Архангельске и член инициативной группы по вопросу референдума о запрете ввоза мусора из других регионов. В марте и апреле 2019 года она выступила истцом в суде против областного Собрания депутатов и регионального Избиркома и защитила право жителей Архангельской области провести у себя референдум, чтобы запретить ввоз московского мусора на станцию Шиес. Сейчас Елену Калинину подозревают в распространении фейк-ньюс о протестной акции 7 апреля. Ранее суд оштрафовал ее на 47 тыс. руб. за участие в этой же акции. Она рассказала «7x7», как  история с Шиесом повлияла на жителей области.

Контекст

Летом 2018 года жители Архангельской области узнали, что у железнодорожной станции Шиес начали вырубать лес, привозить стройматериалы. Вскоре появилась информация о том, что на Шиесе будут строить полигон для московского мусора. Начались протесты: митинги, пикеты, круглосуточная вахта на Шиесе (активисты перекрыли дороги, чтобы остановить доставку топлива для строительной техники, установили вагончики и палатки).

«Я пошла заниматься протестом»

— Я всю жизнь была очень далека от политики, подобными вещами [протестные акции] я никогда не занималась. Никогда не участвовала ни в каких митингах, ни в каких пикетах. До начала протеста я занималась бизнесом мужа. Мы продали его, потому что планировали переехать в Краснодарский край. Но когда я поняла, что я уеду, как крыса с тонущего корабля, что здесь творятся вещи, при которых мне надо быть, вопрос с переездом отпал. Мужу пришлось просто устроиться на работу, а я пошла заниматься протестом.

На информацию о Шиесе наткнулась только в сентябре [первые сообщения о вырубке леса появились в конце июля 2018 года] и в октябре уже активно начала принимать участие. Наверное, и основная протестная деятельность в Архангельске началась в октябре — перед тем митингом, который проходил на третьем Лесозаводе [один из микрорайонов города]. Несколько активистов уже до этого пытались скоординировать действия. Все это на самом деле было очень спонтанно, просто несколько неравнодушных человек объединились.

«Поморье — не помойка!»

Когда создавалось движение «Поморье не помойка!», главная цель была — остановить стройку на Шиесе. Это и на сегодняшний день одна из главных целей. Но в связи с тем, что мы уперлись в стену непонимания власти, перед нами выросли и другие задачи. Мы выступили против губернатора, против депутатов, особенно «Единой России», которая блокирует все решения, о которых просит народ. Мы поняли, что нам с этой властью не по пути. Если они нас не слышат в очевидном вопросе (что полигон — это плохо), то я думаю, они и дальше не будут нас слушать.

У нас в команде есть специалисты, которые хорошо понимают, например, в территориальной схеме. Я считаю, если у каждого будет какая-то своя узкая направленность — это будет правильно. Сейчас остро стоят юридические вопросы. Их очень много. Это и суды над активистами, другие административные дела, которые сейчас идут, уголовное дело, заведенное после ночи с 14 на 15 марта [конфликт между активистами и строителями мусорного полигона]. Я стараюсь быть в курсе, чтобы люди не оказались без помощи. Есть еще такие вещи как всевозможные жалобы. Если мы получили какой-то ответ, то его надо двигать дальше, в это нужно вложить много труда.

О судах и штрафах

— Основная проблема сейчас — это гонения, репрессии на активистов и обычных горожан, к которым приходят домой, которых задерживают. Мы собираем базу, по которой потом будем обжаловать незаконные действия полиции. Мы всегда рады специалистам-экологам, в этом у нас есть определенные пробелы, и опять же юристам, потому что объем работы растет каждый день. Подсказать готовы многие, но мало тех, кто берется за это.

Активисты направляли тысячи собранных у граждан обращений. Отправляли в областное правительство, в полицию, в прокуратуру, президенту. Почти на все пришли отписки. Ни одного конструктивного ответа я не видела. Отписки — это тоже результат. Теперь жители области понимают, что власть их не слушает и слушать не собирается.

О блокировках в социальных сетях

— В социальных сетях было распространено несколько версий о финансировании движения «Поморье — не помойка!», самая распространенная версия — иностранные источники.

Областное правительство, как всегда, недооценивает свой народ. Даже на бессрочке сейчас стоит этот ящичек [для сбора денежных средств, сначала их собирали для изготовления значков и наклеек «Поморье не помойка», а теперь — на штрафы]. Это удивительно, но я наблюдала, как там в течение дня собиралось от 7 до 15 тысяч наличными, плюс люди переводят на карты. Им [правительству] очень не сложно отследить, если бы нас финансировал госдеп. Если бы у них были доказательства, мы бы здесь уже не стояли.

— Мы прекрасно понимаем, что «ВКонтакте» — такая социальная сеть, которая подвергается контролю и давлению. В качестве решения проблемы мы предлагаем людям переходить в Telegram, все-таки он безопаснее. И в этом есть большой прогресс. Люди начинают изучать новые мессенджеры. Понятно, что товарищ майор в нашем чате есть, но хотя бы личные беседы люди могут вести, не боясь.

О Едином дне протеста

— Связи с другими регионами были налажены, когда мы объявили первый всероссийский протест (2 декабря 2018 года). Нельзя сказать, что у других регионов опыт в этом вопросе намного больше: некоторыми вещами мы делились с ними, некоторыми — они с нами. Почему у нас и получилась такая акция, когда много регионов стали протестовать в один день. Но это, опять же, народная инициатива: там народ, здесь народ, некоторые регионы шли на митинги под эгидой каких-то партий, но, в основном, это был народный протест. Присоединялось и несколько округов Московской области, но они разобщены, у них нет сплоченности. Есть у них такой косяк, что они перетягивают одеяло друг на друга. Больше всех из регионов поддерживает Коми. Они на самом деле даже ближе нас находятся к Шиесу, для них это тоже большая проблема. Но у них другая ситуация: они находятся в другом регионе, и им говорить с нашим правительством намного сложнее.

О бессрочке

— Бессрочка на самом деле очень интересна. Мне очень хотелось, чтобы на митинге все не остановилось. Когда 7 апреля я объявляла о ней со сцены, я не верила, что люди будут приходить и стоять. Те первые дни бессрочки были очень волнительны. Я не понимала: придут люди или не придут. Люди пришли и на следующее утро — 8 апреля, тогда начались аресты, но я видела, что троих забирают, а шестеро приходят. Пусть нас было мало, но бессрочка не останавливалась ни на один день. Никто не ожидал, что она будет длиться так долго.

Что здесь происходит? Общение. Многие жалуются: «Я активно протестую, а в подъезде меня никто не поддерживает или в семье меня никто не поддерживает», а когда приходят сюда, видят единомышленников, и у них рождаются планы, идеи, общие цели. Идет формирование общественной активности. Только ради такого бессрочку стоило создать. Сейчас это одно из самых интересных мест в городе. Очень много знаменитых, уважаемых людей приходит на эту бессрочку, кто-то делится своим творчеством, кто-то просто ведет интересные беседы. Сюда хочется приходить снова и снова. Это окажет влияние на самосознание людей.

У нас нет возможности использовать как средство массовой информации тот же телевизор, который пока еще смотрит большое количество человек, но когда они проходят вокруг площади, у них возникает вопрос: «Что эти люди здесь делают?» А когда они понимают, начинают вовлекаться.

Очень много диванных войск. И это не страх. После 7 апреля я поняла, что в людях страха уже нет, это какая-то инертность, нежелание сделать конкретное дело. Пока бессрочка набирает обороты, и люди готовы стоять. Из-за каких-то маленьких послаблений власти они не уйдут. Если это будут  кардинальные решения, например, остановка стройки или хотя бы приостановка, я думаю, что люди могут разойтись — часть их требований будет выполнена. Но так же быстро они соберутся обратно, когда поймут, что их обманули. Мы совсем еще не приблизились к разрешению этой проблемы, потому что власть ничего не решает.

О полиции

Они [полицейские] — такие же люди, как мы, такие же горожане. У меня нет к ним неприязни, и я не хочу, чтобы у людей она была. Конечно, среди них есть товарищи, которые четко выполняют приказы, но забыли прочитать закон. Полиция в первую очередь охраняет законность, а не выполняет приказы сверху. Понятно, почему мнение людей по отношению к полиции меняется. Я не хочу этого, потому что я прекрасно видела, что происходило 7 апреля. Полиция отказалась разогнать демонстрацию, потому что сотрудники понимали, что в этой толпе идут их родители, дети, друзья и знакомые. Они всегда могут проявить бездействие, и это не будет большим нарушением. Но таким способом, конечно, не выслужишься.

«Я благодарна нашей власти»

— На самом деле я очень благодарна нашей власти за такую своеобразную помощь для своего народа. Они нас разбудили. На мне всю жизнь были розовые очки, и падали они больно. Но это произошло, и каждый день просыпается все больше и больше людей, которые понимают: что-то здесь не так, и если дальше мы не будем принимать активное участие в общественной жизни, то все деградирует. Я надеюсь, что большинство людей останутся хотя бы наблюдателями, будут отслеживать процессы, иметь свою точку зрения и будут активнее на выборах.

Губернатор попал в жернова: с одной стороны народ, с другой стороны обязательства перед кем-то (Собяниным, московским правительством, не знаю). И он все-таки не склоняется к воли народа.

Противостояние народа с губернатором затянулось, и мы уже много раз думали: «Ну вот-вот сейчас-то его должны снять», но будет это или нет, мы не знаем. Федеральные власти прекрасно видят, что регион не доволен своим губернатором, и их молчание рождает еще больше вопросов. Как таковые столы переговоров якобы властью делались. Было организовано несколько комиссий и встреч, но состав у этих комиссий был «нацелен» в одну сторону [активистов антимусорного движения туда не приглашали]. С той властью, которая у нас есть, диалог уже невозможен.

Вся область раскачалась за такой короткий срок, потому что это болит. У нас [на севере] люди интересно устроены, у них нет сильных меркантильных интересов. Пенсионная реформа была — людям не понравилось, но они это пережили. Да и пенсионная реформа — это федеральная повестка, а Шиес происходит у нас в регионе. Люди почувствовали неуважение к себе и сразу поднялись. Это защита своей территории и понимание, что никто не придет и не поможет — ни москвич, ни вологжанин.

О городе и раздельном сборе мусора

— Когда мы занялись протестом, городские проблемы стали всплывать и сами по себе. Сейчас у нас начали загораживать площадь [администрация города решила отремонтировать площадь Ленина, на которой протестуют бессрочники]. Может, эти 15 миллионов на реконструкцию площади и раньше были. Но тут же вечером я вижу: Поморская улица, жуткие лужи, люди ходят по поддонам, брошенным предпринимателями. И ты понимаешь, что область не совсем правильно распределяет средства. Люди стали замечать такие вещи, более пристально наблюдать и высказывать свою критику. Я думаю, что рано или поздно общественность поднимется и возникнет какая-то структура народного контроля, которая не позволит нашим властям так бездумно распоряжаться средствами, которые формируют налогоплательщики.

Что дальше?

— Моя жизнь вообще целиком и полностью изменилась. Я поняла, что я уже никогда не смогу быть равнодушна. Даже когда закроют стройку, я так и буду дальше волнительно относиться ко всем несправедливостям и пытаться это решить.

Я думаю, что и город после этого протеста очень сильно изменится. По настроению людей я уже сейчас вижу, что они ждут, когда весь снег растает и кто-то возьмет грабли, кто-то возьмет мешки, пойдут прибирать город. Очень много предложено акций, я думаю, изменения будут огромные. Нам уже сейчас есть что предложить. В области есть люди, которые могут помочь разложить по полочкам и объяснить, как это сделать и где взять деньги.

Многие уже занялись раздельным сбором несмотря на то, что это неудобно. Нам некуда его принести, отвезти. Воскресные акции по сбору вторсырья движения «42» бывают далеко не всегда и чаще всего проходят где-то далеко от спальных районов. А если это будет удобно, то у людей даже сомнений не будет. Конечно, останется часть людей, выкидывающих мусор из окон, но когда большинство в обществе осознает пользу раздельного сбора и переработки, они просто не позволят это делать. Понятно, что за один день мы не изменимся.

Ко всему этому процессу в области подключилось много творческих людей. Кто-то уже занялся созданием художественного фильма, кто-то — документального, поэтому я думаю, что просвещение населения будет двигаться вперед. Чтобы что-то донести до людей, нужна массовость, и обычно через творчество это проявляется намного интереснее, а главное — до людей быстрее доходит.

Карина Заболотная, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Виталий
17 май 06:30

Работайте братья...

17 май 19:49

Люди, как я вас поддерживаю и уважаю!
Я из другого региона, но разве в наше время это имеет значение?
И кстати, сама раздельно собираю мусор, благо в деревенских реалиях его мизер... Никуда не сдаю! Компактно храню отсортированным - до вменяемой переработки!


В.Ф.
18 май 06:34

Вы молодцы! Держитесь! Мне много лет и я за бережное отношение к природе и к людям.

Последние новости