Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Камни прилетали в стекло, краской обливали». В Сыктывкарском горсуде потерпевший по делу о вымогательствах с таксистов рассказал об угрозах водителям

О размерах ежемесячных платежей и способах давления — репортаж «7x7»

В Сыктывкарском городском суде продолжаются допросы потерпевших по делу о вымогательстве с таксистов. На заседаниях 12 и 22 апреля выступал таксист Сергей Никитин. Он рассказал, что за 10 лет работы ежемесячно платил в кассу автовокзала от трех до семи тысяч рублей, но приемлемой назвал сумму в две тысячи. О штрафах, взносах и повреждениях машин других водителей — в репортаже корреспондента «7х7».


Реклама. Если вашу машину повредили и вам необходима замена колесных арок, то обращайтесь в компанию "Тапас Инвест", они изготавливают арки для большинства марок автомобилей. Сайт - http://arki-porogi.ru/arki)

ООО «Тапас Инвест», юр. адрес: 22-й км Киевского шоссе (п Московский) домовладение 4, стр. 1, этаж 3, офис 291, ОГРН 5177746110108


О ежемесячных платежах

Потерпевший Сергей Никитин работал таксистом на старом автовокзале с 2003 по 2013 годы. Он рассказал, что в 2005 году на вокзале появились Дмитрий Виноградов и Алексей Личутин (двое из 11 подсудимых в деле). Последний, по словам потерпевшего, сообщил Никитину, что с первого по пятое число каждого месяца все таксисты обязаны платить в кассу вокзала деньги, так как это «их территория». Никитин платил от трех до семи тысяч рублей ежемесячно, потому что «все заплатили».

Чтобы внести ежемесячный платеж, водитель подходил к кассе, называл фамилию, направление и номер машины. После оплаты им выдавались чек с маленького кассового аппарата и пропуск. Никитин не смог вспомнить, когда появился отдельный кассовый аппарат для таксистов и выдавался ли им чек с того же аппарата, на котором пробивались билеты. Были ли штрафы и «другие неприятные ситуации» с 2005 до 2012 года — тоже.

Как рассказывали ему другие водители, отказаться от оплаты возможности не было, потому что тогда работать в автопавильоне было бы нельзя. Никитину никто не угрожал, вспомнить кому из водителей угрожали, он не смог:

— Конкретно я не помню, но платить мы обязаны были. У тех, кто не платили, могло происходить с машинами всякое. У нас там камни прилетали в стекло, краской обливали.

По его словам, приблизительно в 2012 году «камень прилетал в стекло» Владимиру с княжпогостского направления, а краска — Виталию с того же маршрута. Ему об этом рассказали сами пострадавшие, но, кто именно это сделал, они не говорили. Никитин добавил, что это произошло, когда таксисты не захотели платить и сами ушли с работы на вокзале.

 

О штрафах

— На вокзале были штрафы, если людей берешь больше четырех человек в машину, там возле кассы спрашиваешь людей или там к автобусу подходишь, — сказал Никитин.

По его словам, правила «в процессе работы» придумали охранники, но потерпевшему о них рассказали другие водители, потому что официально документа или регламента не было. Охранники же и назначали штрафы.

— Вам известно, чтобы кто-либо из присутствующих подсудимых назначал такие штрафы кому-либо из таксистов? — спросил гособвинитель.

— Ну, со слов тоже.

— Расскажите, пожалуйста, с чьих слов.

— [Подсудимый Евгений] Бауров назначал вроде бы [таксисту] Рубцову.

— А за что, знаете?

— Тоже там большая машина была. Возможно, что из-за этого.

Примерно в 2013 году таксист с княжпогостского направления по фамилии Арманов рассказывал Никитину, что за невыплаченный штраф ему порезали колеса. Охранник Сергей Туркин, со слов Арманова, ударил его по ногам. Потерпевший сказал, что отказаться от выплаты штрафа было невозможно, потому что тогда «были бы какие-то пакости», но продолжать работать было можно. Так, по его словам, одного из водителей из-за штрафа охранники «выгнали на месяц».

 

О подсудимых

Никитин сказал, что подсудимые Туркин, Бауров, Евгений Кайдо были на автовокзале охранниками. Кайдо затем «куда-то перевели», и он ходил «с папкой и портфелем». Борис Куницын примерно в 2013 году «сидел на шлагбауме», а старшим охранником был Виноградов, но отсутствовал около двух лет. А затем он «сидел в кабинете» у Александра Данилова, который был директором автовокзала с 2011 года. Фамилии подсудимых Титенкова и Эбингарда, по словам потерпевшего, «звучали в договорах», а из касс автовокзала они брали «инкассаторские сумки и увозили». Подсудимый Андрей Черкасов не работал охранником, но «не часто» приезжал с Виноградовым. Последний был главным, так как на него, по словам потерпевшего, ссылались все охранники: «Дима пришел, Дима сказал». Вспомнить, на кого ссылались охранники во время отсутствия Виноградова, Никитин не смог.

— Кто-то из названных вами охранников ссылался на Дмитрия Виноградова именно в вашем присутствии, в решении именно ваших вопросов? — спросил прокурор.

— Личутин.

— Вы можете рассказать, по какому вопросу тогда вы к нему обращались, что Личутин сказал?

— Мне сложно.

— Вспомнить не можете. Но такой факт был, именно касающийся вашей истории?

Потерпевший кивнул, но решился ли этот вопрос и когда эта ситуация возникла, вспомнить не смог.

Он сказал, что ему не угрожали, требовал платить только Личутин в 2005 году, и в дальнейшем никто не напоминал. Никитин рассказал, что, со слов водителя по фамилии Бережной, когда он отказался платить, к нему подходили с требованиями охранники. Угрожали ли они Бережному, потерпевший не знает.

 

О вступительных взносах

Прокурор спросил, были ли другие обязательные платежи, кроме ежемесячных и штрафов.

— Нет, — ответил Никитин.

— Существовали ли вступительные взносы?

— Да. Вступительные взносы были.

Их платили «новые люди», когда приходили работать на автовокзал. Взносы размером от 10 тыс. руб. до 30 тыс., по словам потерпевшего, назначали охранники. Отказаться от взносов «никто не пробовал», потому что водители, по мнению Никитина, боялись.

 

Об исковом заявлении

Составить исковое заявление, по словам потерпевшего, ему помог «какой-то человек», который его допрашивал. В иске он требует взыскать с подсудимых 450 тыс. руб., так как взял среднюю сумму платежа в месяц — пять тысяч рублей — и умножил их на 89 месяцев. Заявление в полицию он написал, потому что «многие уже написали».

Прокурор спросил, почему потерпевший обратился в полицию только в 2015 году, хотя о незаконности платежей, по его словам, понимал с 2005-м.

— Там и полиция на вокзале была, сидела. Она сидела у них в кабинете, в каморке.

Как рассказал Никитин, ему неизвестно, где составляли протоколы об административных нарушениях и чем вообще занимались полицейские на автовокзале. Потерпевший подтвердил, что связь полиции с охраной автовокзала — это его домыслы, но не вспомнил, говорил ли об этом следователю.

Подсудимый Микушев спросил, почему во время допроса у следователя в 2015 году потерпевший рассказывал о событиях 2005 года, а в суде не может вспомнить даже про допрос. Никитин сказал, что нервничал при написании заявления.

Потерпевший не знал, в чьей собственности находились здания старого и нового автовокзалов и декларировались ли платежи таксистов. Он не помнит, спрашивал ли об этом следователь. По словам Никитина, он не мог знать, куда шли деньги. Подсудимый Данилов спросил, почему потерпевший адресовал исковое заявление физическим лицам, а не организациям, которым платил деньги.

— Потому что это мое мнение, — ответил Никитин.

— Ваше мнение какое? Относительно кого?

— Конкретно этих лиц.

— Ваше мнение относительно этих лиц какое?

— Ну, что им мы платили, нужно проверить законность. Это все единое было.

— Это все единое, это что — единое?

— Ну, группа.

— Вот эта группа лиц управляла автовокзалом?

— Угу.

— В том числе [подсудимый] Куницын Борис?

— Я назвал всех тех, кого там я видел.

Подсудимый Данилов спросил, были ли на автовокзале охранники, которых нет среди фигурантов дела. Никитин это подтвердил, но не смог вспомнить, называл ли он фамилии следователю и спрашивал ли он о них. Данилов спросил, почему Никитин не указал бывшего директора автовокзала Валерия Дитца и других людей, которые там работали. Потерпевший сказал, что на тот момент «уже никого не было». Подсудимый сказал, что Эбингарда и Куницына в 2015 году также не было на вокзале, а Черкасов никогда там не работал. Никитин не смог ответить.

 

О незаконности платежей

Данилов спросил, может ли Никитин ошибаться в том, что его ежемесячные платежи начинались от трех тысяч рублей. Потерпевший сказал, что помнит это. На что подсудимый сказал, что на автовокзале велась тетрадь с указанием фамилий, месяцев и сумм таксистов, по которой его первые платежи начинались с 1300 руб. Об этом Никитин не знал, но сумму меньше трех тысяч он не помнит.

Когда Никитин не работал в течение месяца на автовокзале, он вносил платежи, потому что «иначе работал бы другой человек», так как желающих было много.

— Скажите, пожалуйста, учитывая те обстоятельства, что вы бесплатно пользовались туалетом, стоянкой, на территории чистился снег, убирался мусор, было светло, тепло, отсутствовала реклама других таксистов, автовокзал был обязан бесплатно вам разрешить на его территории осуществлять вашу коммерческую деятельность? — спросил Данилов.

— Наверное, нет.

Никитин сказал, что платежи вносил «недобровольно» под страхом потерять работу, но его бы устроили платежи в две тысячи рублей.

 

О безопасности в зале суда

Подсудимый Дмитрий Микушев спросил, с кем потерпевший пришел в здание суда. Никитин рассказал, что ему в предыдущий вечер позвонили, предположительно, приставы и сказали, что им нужно встретиться у кинотеатра «Октябрь». Сотрудник подошел к потерпевшему сам и сопроводил до суда.  

 

Противоречия в показаниях

Прокурор ходатайствовал об оглашении протокола допроса Никитина из-за противоречий.

Следователю потерпевший рассказал, что Бауров и Туркин «контролировали взнос денег» с водителей, а Бауров также «высказывал угрозы» при отказе. На суде он пояснил, что, со слов других водителей, охранник угрожал водителю по фамилии Рубцов, предположительно, из-за штрафов. Один из адвокатов спросил, в чем выражалась угроза. Никитин сказал, что было «агрессивное отношение», охранники подходили вдвоем-втроем. По словам потерпевшего, он предположил, что Туркин следил за оплатой от таксистов по спискам:

— Он находился там. Водители говорили, что вот они сейчас здесь, что он охранником там… Я уже не помню, — сказал Никитин. Вспомнить, говорил ли он следователю, что это предположение, потерпевший не смог.

В показаниях говорилось, что Титенков вместе с Бауровым и Кайдо подходили к водителю по фамилии Бережной около магазина на улице Южной и угрожали ему. Никитин сказал, что это ему известно со слов Бережного.

В показаниях потерпевший утверждал, что если таксисты прекращали платить, то им не давали работать, а когда водителям вновь удавалось набирать пассажиров на территории автопавильона, то они могли их могли избить или испортить автомобиль. Из протокола допроса следует, что он боялся подсудимых, поэтому продолжал платить. В зале суда Никитин рассказал, что какого-то водителя по направлению Сыктывкар — Усть-Кулом выгоняли, и он рассказывал об этом следователю. Примеров того, что кому-то из водителей удавалось работать после того, как их выгнали, потерпевший вспомнить не смог, и назвал это догадками. Никитин объяснил, что он «боялся покинуть автовокзал», поэтому платил.

 

Противоречия в показаниях на предыдущем суде

На заседаниях 22 и 24 августа 2017 года Никитин рассказывал, что отдельный «маленький» аппарат для платежей таксистов появился в 2012 году, заявление он написал «примерно как [водитель] Дружинин» с помощью следователя: он показывал фотографии подсудимых и спрашивал, что потерпевший о них знает. Никитин подтвердил эти показания.


В 2017 году в Сыктывкарском городском суде началось рассмотрение дела о вымогательстве в сфере пассажирских перевозок. Евгения Баурова, Александра Данилова, Евгения Кайдо, Бориса Куницына, Олега Куроша, Алексея Личутина, Дмитрия Микушева, Андрея Титенкова, Сергея Туркина, Андрея Черкасова и Александра Эбингарда обвинили в том, что они занимались вымогательством денег у таксистов под руководством Дмитрия Виноградова с 2005 по 2015 год, когда большинство из них работало в охране автовокзала Сыктывкара.

Соучредителем компании «Автоперевозчик», которому принадлежало здание автопавильона, был один из крупнейших бизнесменов Коми Валерий Веселов. Он является обвиняемым по уголовному делу об организации преступного сообщества бывшим главой Коми Вячеславом Гайзером. Сыктывкарский городской суд 5 сентября оправдал всех 12 обвиняемых. Верховный суд Коми по жалобе прокуратуры 30 ноября отменил приговор в связи с «несоответствием выводов горсуда установленным обстоятельствам». Дело отправили на пересмотр, обвиняемые находятся под подписками о невыезде.

Нина Попугаева, «7х7»

Последние новости

Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Серж
22 апр 23:35

На уголовку такое не тянет. Какое то соплежуйство.

Та
23 апр 14:50

Там таких жующих аж 13 "потерпевших". И жуют все в одном направлении.

Кутузов
23 апр 15:27

САМАЯ страшная банда в истории Р.Коми,позор следственной части.

***
23 апр 15:33

Бомбилы, а не какие не таксисты, не хотят сдавать охранников, ВМЕСТЕ с которыми организовали нелегальные перевозки на автовокзале. Вот и вся причина этих "не помню, не знаю, не видел".
Интересно, следствие привлекло к ответственности хоть одного из этих "потерпевших" за нелегальную предпринимательскую деятельность или за уклонение от уплаты налогов? Думаю, ответ очевиден