Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Белгородская область

Сумка, деньги, три ребра. В чем обвиняют бывшего главу городского уголовного розыска Белгорода

Интернет-журнал «7x7» публикует репортаж Telegram-паблика «Белгород №1» с суда

Октябрьский районный суд Белгорода арестовал на два месяца бывшего начальника городского уголовного розыска Алексея Морозова по статье о превышении должностных полномочий с применением насилия. Следствие полагает, что Морозов выбивал показания из задержанного и сломал ему три ребра в кабинете. Защита настаивает на том, что задержанный получил травму при задержании, когда оказывал сопротивление. Интернет-журнал «7x7» публикует текст Telegram-паблика «Белгород №1», корреспондент которого побывал на заседании.

 

Введение

Обычно в судах по мере пресечения полный зал собирается в редких случаях. Например, на громких процессах, вызывающих большой интерес у журналистов. Дело об избиении полицейским начальником задержанного такого интереса не вызвало, но аншлаг все равно собрался.

— Это все родственники задержанного, что ли? — не без иронии спросил судья Куриленко у занявших все места в зале мужчин.

— Розыск, — тихо ответили уже бывшие коллеги, пришедшие поддержать шефа.

Судья ничего не расслышал и еще пару раз переспросил у присутствующих, кто они такие, и, получив внятный ответ, риторически спросил у оперов, почему они не на службе.

Затем очередь представляться перешла Морозову. Ему 44 года, он уроженец Валуек, сейчас на пенсии: подполковник в отставке, женат, есть несовершеннолетний ребенок. В прошлом Морозов работал в таможенной службе, но после сокращений 2012 года перешел на службу в полиции.

Уголовное дело против Морозова возбудили 15 февраля: через месяц после того, как он, по версии следствия, избил задержанного. Чтобы задержать его, понадобилось еще два месяца: почему следователи так тянули, никто не знает. Все это время бывший полицейский находился дома. Задержание произошло за три дня до подготовки к судебному разбирательству по заявлению самого Морозова: он подал иск о незаконном увольнении. Прийти на это заседание у него уже не получилось: суд его арестовал. Чтобы судья удовлетворил ходатайство следователя об аресте обвиняемого, тому было необходимо доказать две вещи: причастность Морозова к совершению преступления, а также то, что на свободе или под домашним арестом он сможет повлиять на ход следствия либо скрыться. Защите, напротив, необходимо было указать на непричастность Морозова, а также опровергнуть доводы о том, что их подзащитный может как-то повлиять на свидетелей. Для этого обе стороны выборочно приводили цитаты из материалов уголовного дела: показаний участников задержания, а также других документов.

 

Фабула

В начале января белгородка Анна Фролова (имя изменено) обратилась с заявлением в полицию: у нее дома из сумки пропали 60 тыс. руб. Следователи возбудили уголовное дело по факту кражи, а подозрение сразу пало на белгородца Дмитрия Скурыхина: он делал ремонт в квартире Анны, больше посторонних в доме не было.

Полицейские стали искать Скурыхина, но по месту жительства его не обнаружили. Однако через знакомых подозреваемого смогли выманить его на встречу, которую назначили на парковке супермаркета «Европа» на улице 60 лет Октября. События, которые произойдут на этой парковке, позже станут поводом для еще одного дела: уже против полицейского.

На встречу с подозреваемым тогда, 5 января, отправились сразу четверо сотрудников, в том числе новый начальник уголовного розыска Белгорода Алексей Морозов, которого назначили на должность буквально за неделю до этого. Морозов с двумя оперативниками ехал в «Газели», еще один сотрудник вместе с назначившим подозреваемому встречу был в другой машине. Из показаний сотрудников следует, что, как только Скурыхин подошел к нужной машине, Морозов отдал приказ задержать его. Спокойным это задержание едва ли можно назвать. Даже сам подозреваемый, который станет потерпевшим из-за перелома ребер, в показаниях признается, что оказал сопротивление полицейским. Сначала, как следует из рапортов сотрудников, они попросили Скурыхина пройти в машину и взяли его за руку, но затем он ее вырвал и стал оказывать сопротивление.

«Я увидел, что у них ничего не получается, — говорится в показаниях одного из полицейских, сидевших за рулем «Газели». — Я встал с водительского сиденья и, не выходя из машины, попытался затащить Скурыхина в автомобиль. Скурыхин продолжал упираться и кричать, также он падал как минимум два раза на ступеньки машины областью грудной клетки и ребер. Также Скурыхин залазил под автомобиль, мы пытались его вытащить, но сделать это не получилось».

Только после того, как на помощь четверым полицейским подошел прохожий, им удалось надеть на подозреваемого наручники и усадить его в машину.

Как именно Скурыхин сломал ребра, никто точно не знает. Сам он говорил врачам, что, скорее всего, это произошло во время его падения на ступеньки автомобиля «во время избиения неизвестными» — так он назвал оперативников, задержавших его. «Со слов пациента, 5 января 2019 года в 19 часов он упал правым боком на подножку „Газели“», — описывается причина перелома в амбулаторной карте пациента. Следствие считает по-другому. После задержания оперативники отвезли задержанного в здание УМВД по городу Белгороду на Богдана Хмельницкого. И там, по версии следствия, Морозов ударил Скурыхина коленом по ребрам, когда тот лежал на животе в наручниках за спиной.

«Морозов совершил Скурыхину загиб рук сзади кверху, от чего Скурыхин лег передней поверхностью тела на живот, а затем нанес не менее одного удара коленом ноги в область ребер последнего справа, причинив ему телесные повреждения в виде перелома седьмого, восьмого и девятого ребер со смещением отломков», — озвучил следователь свою версию происходившего.

Сам Скурыхин это не подтверждает. Во время медосвидетельствования он не упоминал об этом случае, а позже в протоколе допроса заявил, что «неизвестные сказали мне лечь на пол» и далее «за спиной пристегнули руки в наручники и стали поднимать вверх, делая ласточку». «Я захотел привстать, однако почувствовал, что человек придавил меня коленом к полу, сильно надавив в область ребер сзади со стороны спины. Данный человек постоянно спрашивал меня, где похищенные деньги».

Других документов, хотя бы косвенно подтверждающих версию следствия об избиении Морозовым Скурыхина в кабинете, следователь во время избрания меры пресечения представить не смог. Однако и Скурыхин, и еще один полицейский, доставлявший того в отдел, указывают, что Морозов дважды ударил задержанного ладонью, пока они ехали в машине.

 

 

 

О главном

Если описывать версии следствия и защиты коротко, то первые считают, что Морозов поломал Скурыхину ребра в кабинете, а вторые — что перелом произошел во время задержания, когда тот оказывал сопротивление и упал на ступени «Газели».

Опровергая версию следствия, адвокаты заявили, что, во-первых, Скурыхин не смог сказать, кто именно его прижал коленом в кабинете, а во-вторых, этот факт больше не описан ни в одном документе, и это означает, что «его сам следователь и придумал», поскольку следователь заявил о том, что Скурыхина били коленом, а не прижимали.

Интересна позиция следствия и в вопросе возможного влияния Морозова на свидетелей, если он останется на свободе: последний якобы угрожал подчиненным увольнением, если они не изменят свои показания. Адвокаты Морозова настаивают на том, что он не может уволить полицейских, поскольку сам был уволен 1 марта.

 

Версии

По словам жены Алексея Морозова Ирины, следователям подвернулась удобная возможность получить звезду на погоны: потерпевший с переломами, участвовал в задержании высокопоставленный полицейский. «Да и честные принципиальные сотрудники на высоких должностях никому не нужны». «Палочную систему никто не отменял», — вторит ей друг семьи Александр, который сам прежде работал в СОБРе.

В разговоре с корреспондентом «Белгород №1» друг Морозова Александр с удивлением вспомнил упоминание «ласточки» в уголовном деле: этот термин использовал потерпевший задержанный Скурыхин. «Я 16 лет прослужил в органах, работал в спецназе, занимаясь направлением боевой и специальной физической подготовки, и я не знаю, что такое ласточка и как она делается. Вот вам сейчас скажут — что такое ласточка? Гнездо заставили его вить?» — удивляется он.

На самом деле в «ласточке» ничего удивительного нет: это одна из самых распространенных форм полицейских пыток. «Ласточка», то есть связывание рук за спиной (и их поднятие) в лежачей позе, не оставляет следов на теле, но причиняет серьезную физическую боль человеку. Известен громкий случай в казанском отделении полиции, когда доставленный мужчина умер, пролежав 15 минут в этой позе. Резонно замечание жены, что человека в такой позе довольно сложно ударить коленом: для этого самому нужно спуститься на пол. Интересно и то, что тот полицейский, который дал показания о побоях в «Газели», больше не работает в Белгороде: он перевелся в Севастополь.

Есть у друга Морозова Александра и предположение, почему следователи так долго (два месяца с момента возбуждения дела и три — с момента предполагаемого преступления) не задерживали и не арестовывали Морозова. По словам друга, «у них на Алексея ничего не было, но и дело они закрыть не могли», так как за такое всем, кто занимается делом против полицейского, «прилетит по шапке».

Оптимистично настроены и адвокаты Морозова: «Мы обязательно докажем, что он не причастен к этому». Оптимизма в глазах поубавилось, когда судья стал зачитывать свое решение. Причастность Морозова к совершению преступления доказана, повлиять на ход следствия он может, ходатайство следователя удовлетворить, защите — отказать. Арест до 15 июня, решение может быть обжаловано.

Игорь Ермоленко, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.