Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Уходить было некуда, поэтому вымогательство». Что узнал Сыктывкарский горсуд на очередном заседании по делу о незаконных поборах с таксистов

Репортаж «7х7»

Сыктывкарский городской суд 9 апреля продолжил повторное рассмотрение дела о вымогательстве организованной группой в сфере пассажирских перевозок. На заседании потерпевший Игорь Никитин отказался от части суммы в заявлении о вымогательстве и некоторых первоначальных показаний, рассказал в своем репортаже корреспондент «7x7».

 

В чем суть дела

В 2017 году началось рассмотрение дела об вымогательстве в сфере пассажирских перевозок Сыктывкара. Следствие считало, что Евгений Бауров, Александр Данилов, Евгений Кайдо, Борис Куницын, Олег Курош, Алексей Личутин, Дмитрий Микушев, Андрей Титенков, Сергей Туркин, Андрей Черкасов и Александр Эбингард, с 2005 по 2015 год, когда большинство из них работало в охране сыктывкарского автовокзала, под руководством Дмитрия Виноградова занимались вымогательством денег у таксистов. Одним из учредителей компании «Автоперевозчик», которому принадлежало здание автопавильона, был один из крупнейших бизнесменов Коми, фигурант дела экс-главы Коми Вячеслава Гайзера Валерий Веселов.

Прокурор Елена Архипова потребовала для обвиняемых от 7,5 до 13 лет лишения свободы. Сторона защиты во время прений возмутилась, что заключение прокуратуры, по их мнению, почти полностью совпадает с заключением предварительного следствия. Сыктывкарский городской суд 5 сентября оправдал 12 обвиняемых по делу о вымогательстве организованной группой.

Прокуратура Сыктывкара обжаловала приговор в Верховном суде Коми. Суд 30 ноября отменил приговор в связи с несоответствием выводов горсуда «установленным обстоятельствам». Всем обвиняемым была выдана подписка о невыезде.
 

Про вымогательство

Большой зал Сыктывкарского городского суда 9 апреля был заполнен наполовину. Обвиняемые и их родственники заняли места в зале, их защитники расположились рядом с судьей вокруг секретаря и гособвинителя. На заседании допрашивали потерпевшего Игоря Никитина.

Он рассказал, что работал таксистом и с 2005 года в сотрудничестве с городским автовокзалом возил пассажиров в село Корткерос. По мнению Никитина, помещение старого автовокзала находилось в «городской» собственности, вопросов по этому поводу он не задавал. Он сказал, что платил в кассу автовокзала ежемесячно сумму в 5 тыс. руб. за возможность работать на территории вокзала. При этом на платежи всегда выдавали чек, сумма в нем не отличалась, а оплату таксистов кассиры пробивали на «маленьком аппаратике», а не на том, на которых пробивали билеты. Свидетель сказал, что 2 тыс. в месяц было бы законным и приемлемым платежом «за обслуживание площадки, туалет».

Подсудимый Данилов поинтересовался, как Никитин понимает указанное в исковом заявлении слово «вымогательство». Никитин ответил:

— Может быть, до сих пор не совсем понимаю. Все равно, не по добровольной воле я платил. Ну, был, конечно, вариант. Но либо плати, либо уходи. Уходить было некуда, поэтому такого рода вымогательство.
 

Про отказ от исковых требований

Один из адвокатов спросил, учел ли свидетель при написании заявления «законные две тысячи». После этого Никитин частично отказался от требований:

— В иске, что написано, можно делить пополам примерно.

Он рассказал, что иск помог составить следователь, но сумму они с братом посчитали сами.

— Вы сказали, что сначала вы были в разных кабинетах, а потом брат со следователем пришли, и у них уже все было готово. Исковое заявление было готово? — спросил подсудимый Данилов.

— По-моему, да.

— Кроме суммы вы ничего следователю не называли, что указано в заявлении?

— Я уже и не помню.

— Фамилии, которые указаны в заявлении, вы называли следователю либо они уже были внесены куда-то?

— Я не помню. Может, было готовое — я подписал. Не помню.
 

Про обязанности и вступительные взносы

Некоторые таксисты, по словам Никитина, уступали свои места другим водителям, а охрана брала у них «входящие»:

— Я не знаю, как вам объяснить. Платили деньги за место. Я знаю чисто по разговорам, по слухам. Я слышал, что Аносов платил 10 тысяч охране, чтоб встать на корткеросскую трассу.

Никитин рассказал, что за работу на автовокзале была конкуренция, и некоторые водители работали по городу в ожидании места в более прибыльных межрайонных перевозках.

По поводу законности договора потерпевший ни с кем не консультировался:

— Для себя было такое мнение, что у нас обязательств дохрена, а прав никаких. Кому не нравится, свободен и все. Даже если бы я проконсультировался, и сказали, что тут незаконно, то вот дверь, до свидания.

Он посчитал, что не хватало собственной стоянки, чтобы не ругаться за место каждое утро.

 

Про работу охранников

Никитин рассказал, что сотрудники автовокзала часто ссылались на Диму, например, в угрозах другим водителям, но на какого именно, он не знает. Он сказал, что были периоды, когда Виноградов отсутствовал, и начальником охраны был другой Дима. Но при имени Дима водители, по словам Никитина, сразу думали о Виноградове, так как он был «старше и авторитетнее».

Никто из подсудимых, по словам свидетеля, никогда ему не угрожал и не требовал вносить платежи или оплачивать штрафы. Прокурор спросил, почему таксисты платили существенные суммы, если ни потерпевшему, ни его друзьям никогда не поступало угроз от охраны.

— Они как бы создали себе такой имидж. Не могу вам объяснить. Создали себе такой образ, что если что [случится], то все, будут проблемы. С машиной, например. Я говорил еще на самом первом суде. Там у кого-то печка замкнула, загорелась машина. А кто-то из охранников [сказал]: «Да это мы ему сожгли. Платить не хотел».

Прокурор уточнил, знает ли Никитин, чем занимались Бауров, Личутин, Куницын и Виноградов. Он рассказал, что они создавали «грозный вид» и контролировали посадку в автобусы.

Он рассказал, что переписал у брата заявление о вымогательстве не думая, потому что прождал в коридоре два часа, был голодный и хотел побыстрее уехать. По протоколу Никитин только «пробежался и то, можно сказать, не до конца», потому что доверял следователю.


Отказ от первоначальных показаний

Прокурор ходатайствовал об оглашении протокола допроса Никитина в связи с наличием противоречий о занятии подсудимых, требованиях внести деньги в кассу, возможных негативных последствий, штрафах, суммах и обстоятельствах вступительных взносов.

Следователю потерпевший сообщал, что «вступительный взнос» размером от 15 тыс. руб. брал с водителей Алексей Личутин, а при отказе таксистам угрожал Евгений Бауров, ссылаясь на Дмитрия Виноградова. Никитин рассказывал, что с водителей, у которых были хорошие отношения с охраной, брали платежи значительно меньше.

В зале суда Никитин отказался от части показаний, данных на предварительном следствии. Так он рассказал, что фамилий охранников и суммы он не называл, а при имени Дима мог упоминаться и другой человек. Суммы платежей, по его словам, действительно отличались, но это зависело не от отношений с охранниками, а от направлений. Потерпевший также отказался от угроз физическим насилием, назвав собственные слова в протоколе «какой-то мутью». Один из адвокатов спросил, почему в протоколе нет фамилий бывшего начальника охраны Дмитрия Буяна и директора автовокзала с 2005 по 2011 Валерия Дитца. Никитин сказал, что переписывал заявление у брата, и если бы в нем они были, то переписал бы и их.

Следующее заседание суда назначено на 10 апреля.

Нина Попугаева, фото Кирилла Шейна, «7х7»

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.