Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия

«Зимняя вишня» год спустя. Как в Кемерове помнят и забывают о пожаре 2018 года

Специальный репортаж «7x7»

 

Кемеровчане не хотят вспоминать о пожаре в торгово-развлекательном комплексе «Зимняя вишня» и не могут его забыть. Накануне годовщины трагедии 25 марта 2018 года, в которой погибли 60 человек, в том числе 37 детей, корреспондент «7x7» побывал в Кемерове и пообщался с очевидцами случившегося, психологами, блогерами и обычными горожанами, чтобы узнать, что с тех пор изменилось в городе, а что осталось прежним.

 

Глава I. «Теперь без меня мои дети ни в какое кино не идут»

Константин Наговицын — человек в Кемерове известный. Фотокорреспондент и видеооператор, уже более 20 лет сотрудничающий с разными кузбасскими СМИ. Однако под запись о той трагедии рассказывает впервые. К «Зимней вишне» он подъехал по заданию редакции через два с половиной часа после начала пожара.

— В свое время я снимал боевые действия в Чечне. Думал, меня эмоционально уже никакие трагедии затронуть не могут. Но «Зимняя вишня» — затронула. Я видел, как выходили пожарные — взрослые здоровенные мужики — и плакали. Эмоционально очень тяжело. Само нахождение рядом с «Зимней вишней» давит, — объяснил Константин Наговицын.

А на вторые сутки он вернулся к зданию торгово-развлекательного комплекса уже в качестве волонтера и всю ночь помогал сотрудникам МЧС разгребать завалы.

 

Константин Наговицын. Фото Андрея Новашова

 

— Приехал домой. Честно говоря, не хотелось уже никуда. Но позвонили ребята: «Ты — аттестованный спасатель с удостоверением. Давай, собирайся. Поехали!».

— Вы заходили внутрь?

— Да, но не по всему зданию ходил. Где-то работал Следственный комитет, где-то еще пожарные. Людей уже не искали, насколько помню. Нам, добровольцам, поручили разгребать самые безопасные места. Вытаскивали и складировали обломки коммерческих ларьков, банкоматы.

— Основная версия причины возгорания — короткое замыкание. Вы видели какие-нибудь подтверждения этому?

— Я не эксперт в этой области, но видел, из каких материалов в «Зимней вишне» все сделано. Там пожар мог быть хоть от чего. Удивительно, что не полыхнуло раньше [ранее в этом здании, еще не ставшем ТРК, произошло два пожара]. Валялись куски какой-то синтетики, сплавленного пластика и стекло. Все, больше там ничего не было. Много раз снимал разные пожары. Допустим, дерево — оно не так горит. А пластик вспыхивает быстро, как порох. И дым очень едкий, ядовитый — люди просто задыхаются. Конечно, пластик пластику рознь. Но, судя по тому, что я увидел, в «Зимней вишне» пожар распространялся с невероятной скоростью. Вообще для меня эта трагедия — апофеоз пофигизма и разгильдяйства на всех уровнях. Начиная от охранника и заканчивая теми, кто выдавал лицензию на перестройку этого объекта под торгово-развлекательный центр. Даже я знаю, что на определенное количество людей должно быть определенное число пожарных выходов. Раньше в этом здании размещалась кондитерская фабрика. Сколько там человек в смене было? Несколько десятков, наверное. А туда [в ТРЦ] загнали полторы тысячи. Максимальное количество ляпов, которые сложились в единое целое. В итоге погибли люди.

— Давайте вернемся к первым часам пожара. Что увидели, когда прибыли на место в качестве фотокорра?

— Толпу, которая стояла вокруг «Зимней вишни» и тупо глазела. Конечно, все оцепили полицейские вместе с волонтерами, но народу собралось вокруг много. Снаружи пламя было не очень сильное, все горело внутри. Удивился, что пожар такой серьезный и что столько сотрудников МЧС. Тяжело было фотографировать, но такая работа. Видел убитых горем людей. Весь город в трауре. Трагедия коснулась каждого кемеровчанина. У моего коллеги — очень хорошего корреспондента — в «Зимней вишне» погиб сын.

— Настоящие виновники привлечены к ответственности?

— Я думаю, нет. Хотя не готов сказать, кто главные виновники. Видел, как там работали пожарные. Они бегали, не ходили. Никто из них не стоял в стороне, не травил анекдоты. Они делали все, что только возможно.

— Многие жители Кемерова уверены, что местные и федеральные СМИ необъективно освещали трагедию, замалчивали факты. Вы с этим согласны?

— Отчасти согласен, отчасти нет. Не было [в день пожара] никакой информации. СМИ не замалчивали, а просто не знали. Думаю, и у МЧС информации не было. Сведения действительно трудно собрать. В «Зимней вишне» находились дети, которые с педагогами приехали на автобусах в Кемерово из других территорий. Как можно вычислить, сколько их? Хотя для меня точное число жертв — не самое важное. Даже один погибший ребенок — это много. Каждый ребенок — целая вселенная. Если он погиб, значит, не сделает того, что должен был сделать в этом мире, не родит своих детей.

А согласен в том, что долго не было комментариев властей. Вышел бы в первые часы кто-то из руководителей и сказал: «Ребята, все делается. По фактам пока можем сообщить то-то и то-то. Остального пока не знаем». Не знаешь ты чего-то — так и скажи. И все бы поняли, все — люди. Но этого не было сделано. Все запаниковали: что можно говорить, что нельзя? Очень зашуганные в этом отношении. В этом молчании какая-то необъективность была.

 

Cтихийный мемориал у «Зимней Вишни» 27 марта 2018 года. Фото Елены Шагиахметовой

 

— На стихийный митинг, состоявшийся после пожара 27 марта 2018 года, вы тоже приходили по заданию редакции?

— Да. Митинг у меня не вызвал эмоционального отклика. У меня хорошая зрительная память. На митинге я видел немногих из тех, кого двумя днями раньше видел у «Зимней вишни». Некоторые пытались на этой трагедии что-то выгадать. Не знаю, хорошо ли это. Не знаю, в чем смысл этого митинга. Погибших он не вернет. Наказать виновных не поможет. В данном случае это неконструктивная мера, на мой взгляд. Удивило, что вокруг чиновников был просто вагон полиции. Мне показалось, что власти напуганы. Но на митинг вышли люди, убитые горем. Чего бояться-то?

— Изменилась ли жизнь в Кемерове после трагедии?

— В первые дни после пожара заметил, что машин на улицах почти нет. Никто никуда не ехал. Город как будто вымер, погрузился в апатию.

— Стало ли в Кемерове безопаснее в торговых центрах и других многолюдных местах?

— Нет, все так же осталось. Как из дерьмовых материалов делали торговые центры, так и делают. Всем понятно, что плана эвакуации при задымлении все равно видно не будет. Во мне что-то поменялось. Теперь без меня мои дети ни в какое кино не идут. Я, как обученный, аттестованный человек, знаю, что делать. По крайней мере, не запаникую в критической ситуации.

 

Глава II. «Все мы под богом ходим…»

Кузбасс печально известен как регион, где происходили крупные аварии на шахтах с большим числом жертв: «Ульяновская» (2007 год, 110 погибших), «Юбилейная» (2007 год, 39 погибших), «Распадская» (2010 год, 91 погибший). Промышленные катастрофы кузбассовцев не удивляют. Пожар в торгово-развлекательном комплексе, унесший жизни детей, — совсем другое. Ничего подобного здесь прежде не случалось.

«Зимняя вишня» была не самым крупным кемеровским торговым комплексом, но одним из самых заметных. Она находилась на главной городской магистрали — проспекте Ленина — в 15 минутах ходьбы от железнодорожного вокзала. Среди погибших и пострадавших при пожаре были и приезжие — из других городов Кузбасса и из других регионов. Кемеровчане заглядывали в «Вишню» спонтанно, просто гуляя по центру. Кафе, карусели и игровые автоматы, кинозалы — все как в любом ТРК каждого крупного города. По выходным в «Зимней вишне» всегда было многолюдно: подростки, молодежь и семьи с маленькими детьми.

 

Пустырь на месте «Зимней вишни». Фото Андрея Новашова

 

После пожара здание снесли. Корреспондент «7x7» побывал здесь в середине марта. На месте бывшего ТРК как будто дыра, яма, обнесенная серым забором ровно такой высоты, чтобы издалека сливался с пейзажем и надежно скрывал от глаз прохожих пустырь. Кемеровчане говорят, что после пожара люди, проходя здесь, ускоряют шаг и стараются ни на кого не смотреть.

В марте 2018 года кемеровчане приносили к «Зимней вишне» свечи, горы цветов, сотни игрушек в память о погибших детях. Летом 2018 года на месте центра появился официальный мемориал: вымощенная камнем площадка, памятный камень, радиальные скамейки. Здесь осталась единственная корзинка с плюшевыми игрушками и лишь два букета белых роз. Кажется, что приносить их сюда входит в чьи-то должностные обязанности. К мемориалу никто не подходит. Редкие прохожие направляются мимо, во дворы.

 

 
 
 
Фото Андрея НовашоваМемориал погибшим в «Зимней вишне»
Фото Андрея НовашоваМемориал погибшим в «Зимней вишне»

 

Любовь — студентка кемеровского вуза. Приехала в областной центр из маленького кузбасского поселка.

— Правду о пожаре никто не знает и не узнает, — считает девушка, — и настоящих виновников к ответственности не привлекут. В городе после пожара ничего не изменилось. В других торгово-развлекательных центрах закрыли, а потом снова открыли детские площадки.

— Виновные будут наказаны, следствие разберется! — уверен пенсионер Михаил. Коррупционной составляющей в случившемся он не видит.

Через несколько минут к мемориалу все-таки подошли люди, чтобы возложить красные розы. Мужчина и женщина приехали в Кемерово из Москвы. Решили почтить память погибших.

— Все мы под богом ходим. Сегодня произошло с одними, завтра с другими. Это страшно. Конечно, надеемся, что такие несчастья будут случаться реже.

Подробностей кемеровской трагедии москвичка не знает. На вопрос, безопасно ли в торгово-развлекательных центрах столицы, ответить не смогла. Похоже, что на этом месте людей охватывает какой-то фатализм. Студентка Любовь сказала, что бывала в основном на нижних этажах «Зимней вишни», а на верхние, где произошло возгорание, поднималась редко. Словом, произошедшее ужасно, но случается такое с другими — только не с нами! И, конечно, предотвратить такие трагедии никак нельзя. Психологи называют это «выученной беспомощностью».

Еще одна кемеровчанка — двенадцатилетняя Наташа — живет по соседству с «Зимней вишней» и школа, где она учится, в двух шагах отсюда. Наташа часто заходила в «Зимнюю вишню», возвращаясь с занятий. В ТРК располагался «Детский мир».

— Например, я смотрела, не купили ли еще игрушку, которую просила у родителей, — вспоминает девочка.

В день пожара она была в гостях у подруги. Когда узнала о возгорании в «Зимней вишне», стала звонить родителям. Но они в этот же момент набирали ее номер. Дозвониться не получалось.

— Бросила телефон, заплакала. А потом телефон зазвонил, и на экране было написано «Папа». Я поняла, что мои близкие в безопасности.

Позвонив, Наташа вернулась домой. Прошла мимо горящего ТРК. Увидела маму своей подруги, которая велела девочке немедленно уходить, пока дыма не наглоталась. Дым был виден даже из ее квартиры, хотя окна выходят на другую сторону. Девочка переживала не только за людей, но и за животных, сгоревших в контактном зоопарке «Вишни». Она часто приходила в этот зоопарк.

Наташа в первые дни боялась заходить в магазины, ей казалось, что такие пожары будут случаться снова и снова. Но через неделю страх прошел.


Как спасали пострадавших в «Зимней вишне»

Заместитель главного врача кемеровской скорой Татьяна Шадчинева 24 апреля 2018 года выступила перед коллегами с отчетом о работе своих подчиненных в дни трагедии. Врач Елена Шагиахметова предоставила аудиозапись в распоряжение редакции.

— Первый звонок на телефон 103 поступил в 16:10, потом их было много, через систему 112. Все данные системы ГЛОНАСС переданы в следственные органы, то есть это честная, правдивая информация. В 16:16, спустя шесть минут, прибыла первая бригада. Вторая бригада прибыла в 16:22, в 16:32 прибыли еще четыре бригады, затем одна в 16:33 и одна в 16:40. Таким образом, за 30 минут станция скорой помощи выставила и нарастила группировку сил и средств в количестве семи бригад скорой медицинской помощи, — сообщила Татьяна Шадчинева.

По ее словам, 25 марта у «Зимней вишни» работала 21 бригада скорой медицинской помощи, из них 12 врачебных и 9 фельдшерских. Был задействован 71 сотрудник. При этом оказана помощь сорока пациентам: 21 пострадавшему при пожаре и 19 родственникам.

— У нас была хорошая ситуация, если можно так выразиться. У нас не было большого количества пострадавших. У нас бригад хватало. Сначала был ребенок, который выпал с четвертого этажа. Потом паренек 18 лет выпрыгнул с интервалом и еще там несколько пострадавших, допустим. Остальные-то все от страха разбежались подальше, потом подъезжали наши бригады, и тогда они сами стали подходить к машинам скорой помощи, все опаленные, с черными лицами, в саже, с отравлением СО [угарным газом] и, возможно, ожогом верхних дыхательных путей. Поэтому сортировка не нужна была, потому что бригад хватало. Можно сказать, с колес работали, — уточнила Татьяна Шадчинева.

Она призналась:

— Вот так уж получилось, что мы ликвидируем ЧС, а особых знаний у нас в этом нет. У нас, вспомните, не было давным-давно ни одной какой-нибудь хорошей путной учебы, ни каких-то методических рекомендаций.


Глава III. «Рыба гниет с головы»

Сотрудник штаба политика Алексея Навального в Кемерове Александра Старостина в марте 2018 года работала в здании «Зимней вишни» баристой в мини-кофейне. По ее словам, в течение месяца перед возгоранием в ТРК частенько срабатывала пожарная сигнализация. Тревоги были то ли учебные, то ли ложные. Большинство сотрудников перестали обращать на них внимание.

— Народу 25 марта в «Зимней вишне» было много, в том числе школьных групп, но кофе никто не хотел, — рассказала Александра Старостина о том, как начался пожар. — В тот раз сигнализация не включилась. Я болтала с коллегой. Вдруг кто-то спускается: «Ребята, выходим! Там пожарная тревога». Но мы думали, опять ложная, и остались на месте. Потом мне показали запись с камер видеонаблюдения: мы разговариваем, а мимо пробегают толпы людей. Сидели, пока уже дым не пошел. Я понимаю, что в центральную дверь уже не пройти — там толпа. И мы пошли к выходу, который в другом крыле — у парковки на заднем дворе. Идем, и как раз над нами очаг возгорания. Ничего не видно от дыма, и в нос запах горящего пластика. Я начала теряться в пространстве, но мы все-таки выбрались. Еще другие люди выходили, все кричали. У нашего выхода давки не было. Наверное, о том, что есть выход у парковки, знали только те посетители, которые на машинах приехали. Мы эвакуировались, потому что знали планировку. Там вообще планировка мудреная: поднимаешься в лифте — попадаешь в одно место, а если на этот же этаж по лестнице — в другое. Человек, который не знает, мог бы потеряться. Полгода там работала, но так полностью и не смогла в планировке разобраться, особенно на четвертом этаже.

 

Александра Старостина. Фото Андрея Новашова

 

— То есть, насколько была велика опасность, вы поняли в последний момент?

— Мы долго не могли разобраться. Отошла подальше — увидела окно, из которого шел черный дым. Думала, может быть, локальное возгорание в подсобке, в кладовке. Только когда увидели, как парень начал из окна выпрыгивать, поняли, насколько пожар серьезный, и какая опасность грозит оставшимся в здании, но скорая и пожарные почему-то очень долго не ехали. Потом появилась одна пожарная машина, которая почему-то очень долго петляла, не могла подъехать.

— Кого вы считаете главными виновниками трагедии?

— Тех, кто подписывал документы. Здание бывшей кондитерской фабрики отреставрировали и перестроили, оно выглядело красивым, но планировка ужаснейшая. Полгода работала и не видела там никаких схем, планов эвакуации. В здании работали и кинозалы, и карусели. Вероятно, проводка не была рассчитана на такую нагрузку, поэтому и произошло короткое замыкание.

— Хозяев ТРК не вините?

— Рыба гниет с головы. Не было бы людей, которые закрывают на нарушения глаза, не было бы и таких учредителей.

— В «Зимней вишне» работали сотни продавцов. После пожара они смогли трудоустроиться?

— Во всяком случае, те, с кем я плотно общалась, работу нашли. Их перенаправили в другие магазины. Все отнеслись с пониманием.

— Что-то изменилось в других торгово-развлекательных центрах Кемерова после трагедии?

— Стало заметно, что появились и огнетушители, и планы эвакуации. Я больше не работаю в этой сфере, а знакомые рассказывают, что с ними проводят занятия по эвакуации. Раньше такого не было.

— Как изменилась жизнь города после «Зимней вишни»?

— Вначале, мне кажется, у всех был шок, а потом все встало на свои места. Единственное заметное изменение — протестная волна пошла.

— Вы участвовали в митинге, состоявшемся после пожара. Многие пишут и говорят, что на митинге были люди, занимавшиеся политической агитацией.

— Я на тот момент не работала в кемеровском штабе Навального, но общалась с тогдашним координатором штаба Ксенией Пахомовой. Штаб никакой агитации не проводил. Это был стихийный митинг, люди вышли сами.

— Вы видели на митинге пьяных или провокаторов?

— Асоциальные слои? Пьяные? Нет, я таких не видела. Вышли адекватные сознательные люди. Митинг не политический.

 

Митинг 27 марта 2018 года. Фото Александра Балашова

 

— У митинга были результаты?

— Я считаю, что нет. Если бы губернатор Тулеев ушел в отставку с позором… Но он ушел якобы по собственному желанию. [Аман Тулеев попросил президента России об отставке 1 апреля 2018 года, в видеообращении к жителям региона он заявил, что «морально нельзя работать на посту губернатора с таким тяжелейшим моральным грузом»] Для власти это была возможность показать, что она хотя бы иногда прислушивается к народу, но власть этой возможностью не воспользовалась. Все сошло на нет. На митинге [вице-губернатор] Сергей Цивилев предложил собравшимся прийти завтра и поговорить без эмоций. Но на следующий день всю площадь оцепила полиция. Кемеровчан, которых было гораздо меньше, чем в первый день, на площадь не пустили. И Цивилев не пришел.


Как в Кемерове прошел первый митинг после пожара в «Зимней вишне»

Митинг состоялся в Кемерове 27 марта 2018 года. По оценкам независимых журналистов, у здания обладминистрации собрались около 4 тысяч человек. Когда к собравшимся вышел Сергей Цивилев — на тот момент вице-губернатор Кемеровской области — его встретили криками: «Правду!», «В отставку!», «Убийцы!». Одним из главных действующих лиц митинга стал Игорь Востриков, потерявший в «Зимней вишне» детей, жену и сестру. Цивилев, не разобравшись, обвинил Вострикова в том, что тот «пиарится на чужом горе». Позже Цивилев встал перед собравшимися на колени и попросил прощения.

Митингующие требовали, чтобы к ним вышел Путин, прибывший в тот день в Кемерово (президент не пришел), требовали независимого расследования и сомневались, что официальное число жертв соответствует действительности. Митинг продолжался около семи часов.

 

Глава IV. Вопрос на пять суток

К сторонникам Навального относит себя и кемеровский фотограф Александр Балашов — единственный задержанный в связи с митингом 27 марта 2018 года. Полицейские доставили его в отдел 31 марта. В тот же день суд приговорил его к пяти суткам ареста за нарушение порядка проведения публичного мероприятия и неподчинение законному требованию полицейского. В конце 2018 года Балашов уехал во Вьетнам, где работает фотографом и ретушером. В переписке с корреспондентом «7x7» он рассказал, что на митинге в Кемерове он поинтересовался у полицейского, зачем перекрыли площадь.

— Они получили указание ни с кем не разговаривать. Чтоб разговорить полицейского, я попросил его выполнить пункт пятый закона о полиции — представиться и показать мне документы. Не выполнить мою просьбу полицейский не мог, и мы начали разговор. Беседу нашу заметил человек в кожаной куртке с погонами и каракулевой шапке в стилистике сталинский чекистов. Он в жесткой форме потребовал убраться отсюда и не провоцировать [Балашов предположил, что это мог быть сотрудник ФСБ]. Когда я спросил его, кто он вообще такой и в чем заключается моя провокация, он сообщил, что я об этом еще пожалею, и удалился. Задержали через несколько дней — прямо во время работы на свадебной съемке. Обвинили в том, что я ломал ограду, к которой даже не прикасался, и не выполнял требования сотрудника полиции. Показания свидетеля, говорившего, что такого не было, и я ничего подобного не делал, сочли незначимыми, и мне дали срок в пять суток по трем одинаковым рапортам сотрудников, которых на митинге даже не было — причин не доверять их показаниям суд не нашел. Отпустили своеобразно — из ИВС меня встречали пять друзей и целых три машины сотрудников отдела «Э», которые снимали на камеры все происходящее.

 

 

Для Александра Балашова митинг после пожара в «Зимней вишне» был вторым в жизни. Во время кампании по выборам президента России он участвовал в акции «Забастовка избирателей» 28 января. После нее суд приговорил его к 25 часам обязательных работа по тем же статьям Кодекса об административных правонарушениях о неподчинении полиции и нарушении порядка проведения публичных акций.

— На митинге после «Зимней вишни» чувствовался страх властей. Толпы ОМОНа, автозаки во дворах и необычно сдержанная реакция полиции. И при этом достаточно яро настроенная толпа. Я был в самом центре толпы, где было много родственников и знакомых пострадавших, общался со многими, рассказывал, что число погибших не занижено — в этом я был уверен сразу, так как слушал рации МЧС. Мне сложно оценивать результаты митинга. Возможно, именно из-за него сложил полномочия Тулеев. Может, митинг повлиял на размер помощи пострадавшим [родственники погибших в «Зимней вишне» получили по 5 млн рублей]. Однозначно только, что силовики сделали выводы и получили опыт, который поможет им подавлять подобные митинги в будущем. По своей работе я имею достаточно обширный круг знакомых. В пожаре погибли наши постоянные клиенты, погибли дети знакомой. У многих моих друзей погибли родственники. Мне сложно говорить о том, повлияло ли это на мою жизнь. Отпечаток в памяти это оставило значительный, но жизнь продолжается. Меня запугать достаточно сложно. Уехал больше потому, что надоело бороться с ветряными мельницами. Летом попробую вернуться [из Вьетнама], очень люблю Россию. В трагедии виноваты мы все, в том числе и потому, что позволяем власти воровать и закрываем глаза на многое. Случись такая ситуация в другом месте — было бы все тоже самое, но круг козлов отпущения был бы немного другим. А «грамотных» управленцев у нас не принято наказывать и все они на свободе. Не думаю, что что-то изменится, — написал Александр Балашов.

 

Глава V. «Ранен весь город»

У кемеровского предпринимателя Сергея (имя изменено) в «Зимней вишне» была торговая точка. Как и другим бизнесменам, Сергею выплатила компенсацию от контролировавшего ТРК холдинга «КДВ-групп». Он получил 70% от стоимости материалов и оборудования. Но никто не компенсирует потерянную прибыль.

— Я два года потратил на эту точку в «Зимней вишне». Точка сначала работает в убыток, потом «в ноль» и только потом начинает приносить прибыль. Так можно всю жизнь в минусах оставаться. — объяснил предприниматель.

Как стало известно Сергею, на одной из недавних встреч с родственниками погибших высокопоставленный кемеровский чиновник заявил, что они могли бы получить дополнительные выплаты из благотворительных фондов, но пришлось отдать деньги предпринимателям-погорельцам. Из фондов, созданных для помощи родственникам погибших, Сергей никаких выплат не получал. Он считает, что деньги, конечно, должны получить близкие погибших. Но бизнесмена возмутила ложь чиновников. Он предложил кемеровским сторонникам Навального выяснить, нет ли здесь коррупционной составляющей».

Координаторы штаба посоветовали Сергею обратиться в благотворительный фонд, чтобы документально подтвердить ложь чиновника, о которой он рассказал. Но через несколько дней представитель штаба рассказал, что предприниматель от них «закрылся» и перестал выходить на связь.

В истории «Зимней вишни» такие «передумавшие» не редкость. Среди тех, с кем пообщался корреспондент «7x7» в Кемерове, был педагог — очевидец пожара. В «Зимней вишне» он потерял друга. Когда текст готовился к публикации, от него пришло сообщение: «У нас приказ по учреждению не давать никому интервью о «Зимней вишне», есть возможность меня исключить? Мне еще работать при директоре».

Когда этот человек рассказывал о случившемся в ТРК, он несколько раз подчеркнул, что испытывает острое чувство вины перед погибшими, хотя вряд ли для этого есть основания. Психолог Кузбасского регионального центра «Здоровье и развитие личности» Елена Баронская объясняет, что в городе с этим чувством живут многие. Она работает с семьями погибших, с горожанами, которых трагедия затронула косвенно, с коллегами-психологами и социальными работниками, которые оказывали помощь пострадавшим.

— На них пришлась первая волна горя, от которой многие не оправились в полной мере до сих пор, — говорит Елена Баронская. — К подобной трагедии нельзя быть готовым.

По словам Елены Баронской, пострадали не только родственники и друзья погибших.

— Ранен весь город, и за год, прошедший с момента трагедии, исцеления не произошло — боль ушла вглубь. Зияющая пустота на месте «Зимней вишни» — как рана в районе солнечного сплетения. Эту боль не могут заглушить материальные блага. Исцелить может только одно — и это не подарки, и не увеселения. Это все равно, как вместо родительской любви дарить детям игрушки, откупаясь от них. Людям, пережившим горе, как и детям, нужна любовь, нежность, доверие, искренность, теплота. Им важно чувствовать, что город изменился, стал добрее. Что исчезло отчуждение, что те, кто виновен, понесли наказание, и что каждый из жителей стал ответственнее относиться к тому, что делает. К сожалению, этого не произошло. Ни Мариинский театр, который собираются строить в Кемерове, ни бодрые лозунги не заменят мечты — сделать так, чтобы весь город, переживший трагедию, стал одной семьей, — считает Елена Баронская.

По словам психолога, людям, потерявшим близких, невыносимо оставаться в городе, который стал чужим, но многие не готовы покинуть Кемерово, где навсегда остались их дети.

 

Глава VI. «Глобальная имитация безопасности»

Роман Янченко — кемеровский блогер, который первым рассказал историю 23-летней Анастасии Симахиной, инструктора детского центра на четвертом этаже «Зимней вишни». Анастасия спасала детей, отравилась дымом и едва не погибла. Пожар отнял у нее работу и здоровье. Девушка страдает от постоянных головных болей и кашля. Симахиной не хотели присваивать статус пострадавшей в «Зимней вишне». В апреле 2018 года врач в поликлинике, к которой Анастасия пришла с жалобами на кашель и одышку, направила ее в психиатрическую лечебницу «полечить нервишки». Анастасия отказалась.

 

 

Роман Янченко рассказал, что после публикации его видеоролика нашлись неравнодушные люди, которые перечислили деньги на лечение девушки. Что сейчас с Анастасией, блогер не знает, по его словам, она давно не выходит на связь. В первые недели после трагедии говорила, что хочет быстрее все забыть.

Янченко считает, что Анастасия — не единственная пострадавшая, оказавшаяся в такой ситуации.

— Кто несет ответственность за пожар в «Зимней вишне»?

— Конечно же, собственник. Тот человек, который построил этот лабиринт. Не удивлюсь, если еще на стадии перестройки бывшей кондитерской фабрики в торгово-развлекательный центр были куплены какие-то справки, экспертизы, и о безопасности будущих посетителей никто не позаботился. В нашем городе подобных вещей полно. Достаточно вспомнить другой кемеровский ТРК — «Лапландию». Там тоже все сделано с нарушениями, и был небольшой пожар. Почти во всех ТРК кинотеатры на последних этажах. И планировка настолько нелогичная, что найти выход невозможно. Я дважды бывал на верхнем этаже кемеровского ТЦ «Аврора» и дважды там заблудился. Сразу после пожара в «Зимней вишне» в других ТРК стали открывать пожарные выходы, а несколько недель спустя — снова закрывать под предлогом борьбы с терроризмом. По-прежнему всюду раздолбайство. Глобальная имитация безопасности. По сути, не изменилось ничего. Я не исключаю повторения такой трагедии и в Кузбассе, и в любом другом российском регионе. По странному стечению обстоятельств после «Зимней вишни» торговые центры стали гореть по всей стране. И это были не поджоги, а банальное российской разгильдяйство.

 

Роман Янченко

 

— Как, на ваш взгляд, действовали пожарные?

— Не берусь оценивать их работу, но уровень их технического обеспечения — то, что я видел по видеороликам, — это мрак и полный финиш. Не могли автолестницу развернуть, стучали по ней, чтобы начала функционировать. Отсутствие батутов. Хотя я, как журналист, бывал на их учениях — на этой показушной фигне, где они батуты демонстрировали. В этом плане мало что изменилось. Прошлым летом в Кемерове загорелась девятиэтажка, в которой я жил. Установлены видеокамеры, и я потом записи посмотрел. Из подключенного шланга тут же начала бить вода — он оказался дырявый. Пожарные бросились другой шланг подключать. При этом возгорание было с одной стороны подъезда, а подъехали они с другой и тянули пожарный рукав через весь подъезд. Мне кажется, к ответственности должны быть привлечены боссы МЧС, отвечающие за материальное обеспечение своих подчиненных.

— А что можно сказать о реакции властей?

— Губернатор Тулеев отвратительным образом повел себя во всей этой истории. От него даже я такого не ожидал. Конечно, понятно, что человек уже старый, но не думал, что настолько неадекватный. Если верить пресс-релизам администрации Кемеровской области, он сказал после трагедии, что тут на каждом метре люди работают, и помощи нам не надо. В первом публичном выступлении после пожара извинился не перед пострадавшими, а перед Путиным, что в подведомственной ему, Тулееву, территории, такое произошло. Полный неадекват. Тулеев двадцать лет выстраивал в Кузбассе вертикаль власти. И выстроил. Без его ведома ничего не происходило. Значит, несет ответственность за коррупцию, за действия своих подчиненных. С поста губернатора он должен был быть изгнан с позором, а ушел «по собственному», сохранив все регалии и звания, включая «почетного гражданина Кемеровской области» и «почетного гражданина города».

— Насколько объективно местные и федеральные СМИ освещали трагедию?

— Ток-шоу на федеральных каналах — это вообще цирк с конями. Украинский пранкер вбросил информацию, что погибло якобы триста человек [25 марта 2018 года пранкер Евгений Вольнов, настоящее имя — Никита Кувиков, выложил в Youtube несколько роликов, в которых утверждал, что в «Зимней вишне» могли погибнуть около 300 человек. Эту цифру он обосновал «анализом количества мест в кинозалах». Следственный комитет России возбудил против него уголовное дело о возбуждении ненависти или вражды, Басманный суд вынес постановление о заочном аресте пранкера]. И федеральные каналы за это зацепились, отодвинув обсуждение настоящих вопросов о причинах и виновниках пожара. Певец Газманов в эфире Первого канала у Малахова орал, что надо запретить все иностранные соцсети, через которые распространяется недостоверная информация. Полнейший бред.

В местных СМИ в первые несколько часов был информационный вакуум. Я специально зашел на сайт МЧС и посмотрел сводку за 25–26 марта прошлого года. В первые четыре-пять часов там появились две новости, в которых пожар в «Зимней вишне» назывался «задымлением». В час ночи — новость, что пожар локализован. В 8 утра 26 марта 2018 года — что продолжается тушение пожара. Но, самое главное, — ни в одном из этих релизов не упоминается о жертвах. Потому и распространялась фейковая информация о числе погибших, что никакой официальной не было. Пресс-релизы администрации Кемеровской области не вносили ясности. А на сайте горадминистрации о пожаре очень долго вообще не упоминалось. Мэр Кемерова [Илья] Середюк обычно очень активный товарищ в инстаграме, а тут просто выпал из информационного поля на несколько дней.


Как пожар в «Зимней вишне» привел к досрочной отставке губернатора Амана Тулеева

Аман Тулеев — губернатор Кузбасса с 1997 по 2018 годы. Политическую карьеру начал в конце 1980-х годов. В 1991 году выдвигал свою кандидатуру на первых выборах президента России, набрал 7% голосов. В том же году во время августовского путча он поддерживал Государственный комитет по чрезвычайному положению, выступивший против политики президента СССР Михаила Горбачева. Впоследствии Аман Тулеев участвовал в президентских выборах 1996 и 2000 годов, но превзойти результат 1991 года не смог.

В 19941996 годах возглавлял Законодательное собрание Кемеровской области, считался неформальным лидером региона, более влиятельным, чем глава кемеровской администрации Михаил Кислюк. В 1990-е симпатизировал КПРФ, входил в партийный список на выборах в Госдуму 1999 года. В 2005 году вступил в «Единую Россию».

С 2011 года у Тулеева начались серьезные проблемы со здоровьем. В мае 2017 года прооперирован в Германии. Затем проходил лечение в Центральной клинической больнице Управления делами президента. 12 августа 2017 года вернулся в Кемерово и, находясь в инвалидном кресле, приступил к работе. В последние годы Тулеев стал надолго пропадать из публичного пространства. На последних в его политической карьере губернаторских выборах в 2015 году набрал 96,69%.  По версии лидера партии «Демократический выбор» Владимира Милова, выборы прошли с серьезными нарушениями.

Вскоре после пожара в «Зимней вишне» 1 апреля 2018 года Аман Тулеев попросил президента России освободить его от должности губернатора «по собственному желанию». Принимая отставку Амана Тулеева, Владимир Путин поблагодарил его за проделанную работу.

С апреля по сентябрь 2018 года Аман Тулеев возглавлял Кемеровское заксобрание, а 17 сентября 2018 года назначен ректором Кузбасского регионального института развития профессионального образования.

Преемником Амана Тулеева стал Сергей Цивилев. В 20142018 годах он был гендиректором ООО «Угольная компания „Колмар“» в Якутии, со 2 марта 2018 года — заместителем губернатора Кемеровской области по промышленности, транспорту и потребительскому рынку. До 2018 года Цивилев, победивший на сентябрьских выборах с результатом 81,28% голосов, никак не был связан с Кузбассом.

 

Глава VII. «Мультяшный пиар»

Еще один кемеровский блогер Фома (Роман) Неверов тоже считает, что в том, что фейк о 300 погибших в «Зимней вишне» распространился так быстро, есть вина местных чиновников и СМИ.

— Для меня было непонятно: почему областное телевидение при его ресурсах не отправило корреспондента ночевать возле здания. Последний репортаж они сделали еще засветло, когда уже было понятно, что погибших будет много. В результате все, включая СМИ, следили за происходящим по соцсетям. На сайте горадминистрации до утра 26-го марта последней новостью висело поздравление от мэра каким-то библиотекарям. Понимаю, выходной, но хотя бы телефон «горячей линии» могли опубликовать. И, конечно, не сказать ни слова о многотысячном митинге 27 марта на площади Советов — это было верхом журналистского мастерства. Объяснил им Тулеев, что там «двести бузотеров», — на том и успокоились. Федеральные СМИ освещали с той же осторожностью — аккуратно с фактами, без политики, со скорбящими звездами. Конечно, всем им понравился украинский пранкер, можно сказать подарок сделал своей дурацкой выходкой.

 

Фома (Роман) Неверов. Фото Андрея Новашова

 

Фома Неверов едва не оказался в злополучный день и час в кинотеатре «Зимняя вишня» вместе с дочерью. Долго собирались, опоздали на сеанс и решили сходить в другое место.

— Пожар случился в воскресенье, а с понедельника начинались каникулы, и в «Зимней вишне» должен был начать работу детский лагерь, половина класса дочери должна был туда ходить. То есть было бы очень много детей без родителей, и могла случиться еще более страшная трагедия. Как это все согласовывалось — ума не приложу, — рассказал Фома.

В блоге на «Эхе Москвы» и на основанном им сайте «Абажур. Вид из Кузбасса» Неверов опубликовал несколько резонансных постов о «Зимней Вишне». Михаил — знакомый Фомы — был в ТРК за два часа до пожара и видел, что недалеко от будущего очага возгорания ведутся строительные работы. В Следственном комитете Михаил рассказал про мотки проводов рядом с грудой поролона, микроволновку, строителей, которых там не должно было быть. До визита Михаила в СК Неверов звонил в МЧС и в МВД, где информацией о свидетеле тоже не заинтересовались. По официальной версии из-за протечки потолка случилось кроткое замыкание, ставшее причиной пожара. Судя по показаниям Михаила, причина та же — короткое замыкание. Но одно дело, когда случайное стечение обстоятельств, и совсем другое, если на незаконные строительные работы руководители «Вишни» смотрели сквозь пальцы.

Михаил обратил внимание на посторонние предметы, потому что сам строитель. Год назад он строил бутик в другом кемеровском ТРК — «Лапландия». Фома цитировал знакомого в очередном посте: «Заказчики заставляли нас нарушать все правила, — с тревогой рассказывает Миша, — требовали соединять проводку обычными «скрутками», без специальных клемм, при покраске мы не делали противопожарную пропитку. Для них главное было — скорее сдать магазин».

В разговоре с корреспондентом «7x7» Фома Неверов подробнее рассказал об эпизоде с «Лапландией», где он побывал вместе с Михаилом.

— Мы туда приехали. Я спрашиваю у продавцов: «Девчонки, вам не страшно тут работать? Вы знаете, что этот бутик не принят никакими инспекциями, никем?» Они глазами хлопают. Задача была не к продавцам пристать, а выйти на руководство, которое полностью от нас отгородилось. Мало того, — они Михаилу деньги за работу отказались платить. Михаил говорит: «Меня так испугала эта „Зимняя вишня“, что я готов за свои деньги исправить все недочеты, и мне плевать, что они мне должны остались, лишь бы не случилось новой трагедии». После того, как мы в том бутике побывали и я сделал публикацию в блоге на «Эхе Москвы», на нас вышли совладельцы бутика. Поконфликтовали мы немножко. Вопрос вроде бы решили. Все недочеты вместе с Михаилом исправили. Но вот — только таким способом. И, разумеется, в «Лапландии», которая на моей памяти как минимум один раз горела — еще до «Зимней вишни» — не один такой бутик.

После пожара в «Зимней Вишне» Неверов организовал с друзьями волонтерские рейды по другим кемеровским ТРК. Судя по результатам, трагедия никого ничему не научила.

— Не так давно, спустя девять месяцев после пожара, мы повторили опыт, снова проехались по развлекательным центрам. Там так же успешно заперты экстренные выходы. В «Променаде-2», который рядом с моим домом, из четырех створок дверей основного выхода была открыта только одна. — рассказал блогер.

— Как изменилась жизнь в Кузбассе после «Зимней Вишни»?

— Сразу после пожара люди были напряженные, злые и растерянные одновременно. Но постепенно все забывается, и сейчас напоминание о той трагедии вызывает у кемеровчан раздражение и желание отгородиться, — как я вижу, общаясь с людьми. Цивилев получил карт-бланш. После «Зимней вишни» Тулеев ушел с позором в свой облсовет, и новому губернатору можно было заняться областью, пусть даже под сурдинку наращивая добычу угля и перекраивая денежные потоки. Но получилась клоунада с обещаниями открыть в Кемерове Мариинский театр, какой-то культурный кластер. [Создание культурного центра Сибири врио губернатора Кемеровской области Сергей Цивилев анонсировал летом 2018 года. По его словам, к 2021 году в областном центре должна появиться сцена Мариинского академического театра] Мультяшный пиар. Он обещает совершенно фантастические проекты, а реальные проблемы никак не решаются. Надо расселять район Афонино города Киселевска, где люди задыхаются, где в феврале выпал черный снег, где самое адское место. А Цивилев собирается в областном центре кадетский корпус построить в стиле хай-тэк. В Кемерове мы видим, как уже при новом губернаторе пытались закрыть роддом в Кировском районе, заменить на правом берегу государственную службу скорой медицинской помощи частной. Кузбассовцы нового губернатора не приняли.

По словам Фомы Неверова, высокопоставленные чиновники тулеевского призыва к ответственности за пожар в «Зимней вишне» не привлечены, и, судя по всему, привлечены уже не будут. Он привел пример бывшего первого заместителя главы Кемерово Ольги Турбабы. В этой должности она отвечала за работу с противопожарными службами и курировала составление паспорта безопасности «Зимней вишни». Через несколько дней после пожара, 29 марта 2018 года она возглавила в ранге вице-губернатор аппарат обладминистрации.

К митингу 27 марта 2018 года Неверов относится сдержано. Говорит, что среди вышедших на площадь Советов были провокаторы и пьяные, гнувшие щиты полицейским. Блогер сочувствует молодым дознавательницам, которым в тот день пришлось стоять в оцеплении. По словам Фомы Неверова, митинг — вспышка гражданской активности, после которой кузбассовцы вернулись в привычное состояние апатии.

 

Глава VIII. «Большинству удобнее жить в счастливом неведении»

У автора и куратора арт-проектов в Кемерове Ольги Васильевой другие воспоминания о митинге.

— Я не могла туда не пойти, у меня был такой душевный порыв! — рассказала она. — На митинге горожане открылись с совершенно новой стороны. Политики, управленцы выглядели беспомощными, у них был испуганный взгляд. А в обычных людях вдруг обнаружилась харизма, они находили нужные слова. Социальный запрос был накоплен в тулеевскую эпоху. Хотелось перемен, но они, к сожалению, не произошли. Поэтому сейчас еще большая усталость, еще больший откат назад, еще больше страха. Надо было как в Армении: выработать стратегию и каждый день выходить на площадь, пока требования не будут удовлетворены. Спрашивала у людей на митинге, готовы ли они выйти завтра. У каждого находились причины этого не делать. Мне вообще кажется, что за последние 10–15 лет активные, смелые уехали отсюда. Остались только те, кто готов терпеть и приспосабливаться. В стихийном митинге я видела шанс. Речь не о смене политического строя. Хочется перемен, касающихся повседневной жизни. Устала от нафталина. От того, что за меня решают, как мне жить, отбирают последние права. Может быть, предоставляют взамен хорошие дороги, доступное здравоохранение, безопасность? Нет, я этого не получаю. Мы и так живем в Сибири. Когда говорят, что где-то что-то тяжелое происходит, я отвечаю: но там хотя бы тепло! А у нас — вечная борьба за выживание. К нам относятся, как к мясу. Нашими руками копают уголь, вывозят отсюда миллиарды, мы умираем от онкологии, но нам говорят: вы сами это выбрали. Я думала, после «Зимней вишни» кузбассовцы сделают выводы. Но этого не случилось.

 

Ольга Васильева, фото Андрея Новашова

 

В 2013 году Васильева открыла в Кемерове антикафе «Кот да Винчи», быстро превратившееся в творческое объединение, площадку для неортодоксальных музыкантов, поэтов, искусствоведов, вообще для свободомыслящих горожан. Сама хозяйка «Кота» политикой никогда не занималась, но у нее есть гражданская позиция, которую она не боится отстаивать.

Как и многие, она вела видеотрансляцию с митинга на своих страницах в соцсетях. А позже записала и выложила в открытый доступ несколько видеообращений, в которых поделилась мыслями о происходящем в Кемерове. У группы «Кота да Винчи» несколько тысяч подписчиков, высказывания получились резонансными. Через несколько месяцев «Кот да Винчи» закрылся. Формально — потому что учредители не могли больше оплачивать аренду реконструированного ими подвального помещения в центре города.

По словам Ольги Васильевой, «закрытие «Кота» — комплексное мероприятие». После «Зимний вишни» на страницах «Кота» в соцсетях стало больше высказываний на общественно значимые темы. Это отпугнуло аполитичных посетителей. Самой Васильевой в тот момент совсем не хотелось устраивать в «Коте» развлекательные мероприятия. В итоге самый главный ее проект прекратил существование.

— Что изменилось в Кемерове после «Зимней вишне»?

— У нас как тогда, после пожара, не было информации, так нет и сейчас. Первое время кемеровчанами овладел гнев, а потом как будто пелена создавалась, чтобы казалось: «Зимняя вишня» — это было так давно…

Все как воды в рот набрали. В конце февраля в горадминистрации награждали победителей молодежного конкурса «Вече». Нас тоже пригласили. Глава города Илья Середюк обратился к лидерам сообществ, у которых много подписчиков в интернете, с просьбой не поднимать тему «Зимней вишни», пообещав, что все мероприятия с родственниками погибших будут проведены. Угнетает эта ситуация. Когда несколько месяцев назад в Кемерово приезжала красноярский драматург Лера Березкина, чтобы пообщаться с горожанами и написать пьесу о «Зимней вишне», вдруг появилось столько противников, требовавших не трогать эту тему. Самими кемеровчанами случившееся до сих пор не отрефлексировано. В любой момент может случиться трагедия, и тогда мы вдруг узнаем, что у нас общественный транспорт в плачевном состоянии или здания — в аварийном. А пока мы в счастливом неведении. Большинству удобнее так жить.


Как расследуется дело о пожаре в «Зимней вишне»

Возгорание в «Зимней вишне» произошло на верхнем, четвертом этаже ТРК, где находились кинозалы. Именно в кинозалах обнаружено больше всего жертв. Сигнал о возгорании поступил на пульт дежурного 25 марта около 16:00 по местному времени. Пожар с последующим обрушением кровли, перекрытий между четвертым и третьим этажами охватил площадь 1600 м2. Ликвидировать его удалось только на следующий день.

Следственный комитет возбудил три дела об обстоятельствах пожара в «Зимней вишне» по девяти статьям Уголовного кодекса: нарушение требований пожарной безопасности; оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности; получение взятки; дача взятки; посредничество во взяточничестве; халатность; растрата; злоупотребление должностными полномочиями; мошенничество.

Под арестом находятся 15 человек. Следствие по первому делу было завершено еще в августе прошлого года. Обвиняемые по нему генеральный директор ООО «Зимняя вишня» Надежда Судденок, руководитель компании «Системный интегратор» Игорь Полозиненко, инженер противопожарной системы этой же компании Александр Никитин, сотрудник частного охранного предприятия Сергей Антюшин, начальник караула пожарно-спасательной части №2 Сергей Генин; технический директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» (собственник ТРЦ) Георгий Соболев, генеральный директор комбината Юлия Богданова знакомятся с материалами дела.  В декабре эту же процедуру начал и начальник службы пожаротушения Первого кемеровского отряда противопожарной службы Андрей Бурсин, говорится в сообщении Следственного комитета от 25 марта 2019 года.  

Фигурантами третьего дела являются бывший начальник Главного управления МЧС России по Кемеровской области Александр Мамонтов, начальник отдела надзорной деятельности и профилактической работы Кемерово ГУ МЧС России по Кемеровской области Григорий Терентьев, начальник инспекции Государственного строительного надзора Кемеровской области Танзилия Комкова, ее сын Эдуард Комков, заместитель начальника инспекции государственного строительного надзора Кемеровской области Светлана Шенгерей и генеральный директор ООО «ИСК Ресурс» Никита Чередниченко.

В годовщину пожара в «Зимней вишне» Следственный комитет сообщил о задержании в Польше бывшего гендиректора ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Вячеслава Вишневского. Ранее он был заочно арестован в России.

ТРК «Зимняя вишня» введен в эксплуатацию в сентябре 2013 года. В этом здании прежде располагался кондитерский комбинат, в нем без разрешения надзорных органов провели реконструкцию, увеличив число этаже с двух до четырех. ТРК входил в состав ООО «КДВ групп», принадлежащего миллиардеру Денису Штенгелову, живущему за рубежом. Он обещал выплатить семьям погибших компенсации по 3 млн рублей, но до сих пор этого не сделал. К уголовной ответственности не привлечен. Арендатором третьего и четвертого этажей здания являлось ООО «Зимняя вишня Кемерово». Владелец управляющей компании — Надежда Судденок — местный предприниматель и бывший депутат Топкинского района Кемеровской области от партии «Единая Россия».

В июне 2016 года государственный инспектор МЧС России по Кемеровской области Дарья Москалева, не посещая торговый центр, составила акт, согласно которому при проверке «Зимней вишни» не выявлено нарушений противопожарной безопасности.

Андрей Новашов, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

"Торговый центр "Зимняя вишня" в Кемерово, при пожаре в котором погибли 64 человека, возвели самовольно, без разрешения на строительство!" - Следственный комитет РФ

ТЦ "Зимняя вишня" находился в здании бывшей кондитерской фабрики, построенном в 1968 году. Здание было перестроено в торговый центр и реконструкция проводилась без разрешения надзорных органов. В эксплуатацию "Зимняя вишня" была введена в сентябре 2013 года.

Разрешение на ввод в эксплуатацию дал заместитель главы кемеровской администрации Владимир Зуб.

По словам владельца ТЦ "Зимняя вишня" Д.Штенгелова, принцип его успеха таков: "Мы в принципе строим бизнес-модель и на постоянном росте, и на выжигании ненужных издержек."

Вот и доэкономился упырь - доигрался до больших жертв, до большой беды.

Для справки: Денис Николаевич Штенгелов - российский миллиардер с состоянием, по оценке Bloomberg на конец 2017 года, 1 млрд долларов. Владелец КДВ групп. Ныне постоянно проживает в Австралии.

Родственники погибших в "Зимней вишне" требуют экстрадиции Дениса Штенгелова, а тот заявил о нежелании ехать в Россию, чтобы "садиться в тюрьму".

Владельцам этих торговых центров - миллиардерам, сам чёрт не брат! Что творят миллиардеры и коррумпированные чиновники в регионах, иначе чем беспределом не назвать!

К примеру, по сведениям филиала ФГБУ "Кадастровая палата" по Пензенской области на территории региона по состоянию на 4 июня 2015 года в государственном кадастре недвижимости учтено 1462 земельных участка категории земли населенных пунктов с кадастровой стоимостью...1 (ОДИН) РУБЛЬ.

Рыночная стоимость земельных участков по г. Пензе под торговыми и офисными объектами с высокой доходностью составляет от 7 до 15 тысяч рублей за 1 кв.м. Вместе с тем, были выявлены торговые центры с "рублевой" стоимостью!..

Какая "прелесть", не правда ли? Прямо оазис коммунизма среди барханов дикого капитализма...

В.Путин: "Государство держит в руках дубину, которой бьёт всего один раз. Но по голове!"

КОРРУПЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ПРИРАВНЕНА К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЕ!

https://anticriminal.livejournal.com/33608.html

P.S. Массовые проверки торговых центров по стране начались после пожара в кемеровском ТЦ "Зимняя вишня" и МЧС России выявило нарушения практически в каждом втором торговом центре России после проверки, проведенной совместно с прокуратурой РФ.

Vova
25 мар 17:25

Вся эта "деятельность" на потребу публике, дабы успокоились и не волновались. А сами понастроили всюду огромных торговых комплексов, многоэтажных, очень опасных. Гораздо симпатичней маленькие одноэтажные магазинчики, и гораздо безопасней.

Чего уж сейчас
25 мар 22:24

жаловаться на миллиардеров. Они не из ниоткуда взялись. Мы сами их породили. Сами. Собственными руками и головой.
К сожалению, "Белая лошадь", "Зимняя вишня" не единственное наше порождение.

Последние новости