Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Все факты — выдернутые слова». В Верховном суде Коми с последним словом выступил экс-мэр Сыктывкара Роман Зенищев

«Была сделана попытка слепить некое уголовное дело в отношении опального мэра»

В Верховном суде Коми 28 февраля завершились прения по делу экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева, который обвиняется в получении взятки. Свои позиции представили адвокат Зенищева и гособвинитель. Сам обвиняемый в последнем слове попросил объяснить, что именно в его действиях было незаконно, и потребовал вынести «решение, которое не вызовет сомнений». На заседании присутствовал корреспондент «7x7».

 

Мнение адвокатов

Адвокат Антон Косырев заявил, что показания команды бывшего главы Коми Вячеслава Гайзера на предварительном следствии подстраиваются под материалы уголовного дела. Например, свидетели говорили, что 400 тыс. руб. изначально перечислялись на счета подконтрольных Зенищеву предприятий, а потом на некий «виртуальный счет». Бывший руководитель ГУП «Пассажирские автоперевозки Республики Коми» Николай Шлопов сначала говорил, что приносил 200 тыс. руб. в кабинет к Зенищеву ежемесячно и регулярно. Затем заявлял, что даты совпадают с указанными в предоставленных Шлоповым таблицах, а потом даты вовсе перестали совпадать, и деньги относились «по мере поступления». В обвинении горсуд указал, что наличные приносили в шкаф, хотя Шлопов говорил о комоде:

— На каком основании суд скрестил у нас шкаф с комодом? У меня, вот если честно, не находится объяснений, как получилось так, что если мы говорим об одной вещи, в приговоре у нас появляется совершенно другая вещь, совершенно других размеров.

По мнению Косырева, суд первой инстанции не обратил внимание на отсутствие скидки при продаже предприятий ЖКХ бывшей жене Зенищева Полине Головановой. Адвокат аргументировал это тем, что предприниматель Валерий Веселов и проводивший оценку предприятий эксперт Максим Григорьев говорили о стоимости шести компаний в 25 млн руб. На суде 22 января 2018 года свидетель Ольга Бабикова, с 2008 года работавшая в фирме Головановой «Эко-Технологии», рассказала, что бывшая жена подсудимого требовала от сотрудников компаний ЖКХ работать так, чтобы вернуть 25 млн, потраченных на их покупку.

Адвокат добавил, что непонятно, почему из вмененной Зенищеву суммы не исключен период с 1 января 2009 года по март 2011-го, связанный с компанией «Гермес». В горсуде гособвинитель исключил из заключения незаконные действия в пользу этой компании, хотя именно взятки в этот период послужили скидкой.

Адвокат Олег Филиппов попросил суд по достоинству оценить анализ материалов дела, проведенный стороной защиты, и дать ответ, который не будет вызывать сомнений «у той стороны, не в пользу которой состоится решение»:

— Если оценивать эти доказательства сами по себе, без их взаимосвязи, без их совокупности, без их взаимного дополнения друг друга, если не обращать на это внимания, то доказательства, собранные по делу, сами по себе замечательные. Когда мы начинаем с помощью этих доказательств проверять версию произошедшего, которая нарисована была в обвинительном заключении следствием, которая изображена в приговоре суда, то мы начинаем сталкиваться с большим количеством несоответствий. Несоответствий как в большом масштабе, так и в маленьком. У меня сложилось стойкое впечатление, что, к сожалению, из большого пазла доказательств, собранных по этому делу, была сделана попытка слепить некое уголовное дело в отношении опального мэра, который уже осужден за подобного рода преступления, у которого есть приговор, лишь только с одной надеждой, что вот этот-то состав в любом случае пройдет.

 

Мнение гособвинителя

По словам прокурора Владимира Трофимова, Веселов и предприниматель Бондаренко, согласно доводам защиты, могли оговорить Зенищева из-за компании «Комиснаб», недопуска к выборам и свалки, организованной предприятием Веселова «СЛДК», однако мотивов для оговора у Шлопова, финансиста-технолога Антона Фаерштейна, бывшего первого заместителя главы Коми Алексея Чернова и других защита не привела.

Трофимов добавил, что сторона защиты не привела мотивов для фабрикации дела следствием. Он напомнил, что Чернов и технолог корпорации «Я» Игорь Резников отрицали оплату работы последнего через Зенищева. Стоимость предприятий и сумма задолженности, по словам прокурора, не совпадает в связи с тем, что изначальный размер взятки мог корректироваться. Слова Зенищева об ознакомлении с выписками со счетов Сбербанка фигурантов дела Гайзера он назвал предположением, так как в протоколе не было указано, что подсудимый знакомился с ними. Трофимов пояснил, что сумма задолженности в обвинительном приговоре не изменилась, так как договор на осуществление пассажирских перевозок действовал до 2010 года. По его мнению, оснований для изменения наказания нет.

 

Последнее слово

Зенищев в своем последнем слове заявил, что если он в чем-то виноват, то он хочет знать в чем:

— Мы все время спрашиваем, я с этого фактически начал свое выступление, и адвокаты сказали, если вы прекрасно понимаете, что могло быть альтернативное [решение]... Ну, хорошо, не понимаете слово «альтернативное» — другое законное решение, другое любое законное, представьте его. Но такого не было. Его нет, оно не представлено. Было одно единственное решение. Не выполнить его — невозможно! Мы об этом и говорим. Это постановление полностью законно, другого решения быть просто не может. Вот если б было два решения и одно из них выбрано мной и подписано, да, даже при том виноват, не виноват, — это уже основание для того, чтобы мы о чем-то здесь говорили. Но даже из этого, из закона берут и выдергивают слова, берут и выдергивают слова из [бывшего руководителя Фонда поддержки инвестпроектов Игоря] Кудинова. Когда Кудинов сказал, что весь разговор относится к Роману Валерьевичу. Но после следующего же вопроса, четыре строчки невозможно опуститься, там же написано просто, что нет, он ошибся. Потому что у Романа Валерьевича нет водоканала, о котором там идет речь, Роману Валерьевичу не могут продать транспортные предприятия и поставить их на баланс Романа Валерьевича. Вы понимаете, да? И так во всем. Даже вот сейчас вот все перечисленные факты — это выдернутые нужные слова, которые не имеют вообще ничего общего, которые опровергнуты, причем практически везде. При этом даже когда свидетелей называют, приводят таких свидетелей, которые даже не говорили таких слов, что самое удивительное. Поэтому, уважаемый суд, я, наверное, в своем последнем слове просто говорю о том, что если я действительно в чем-то виноват, то я хочу, чтобы это было понятно. Сам принцип, что мне в 2007 или в 2000 каком году мог платить взятку господин [предприниматель Александр] Зарубин, особенно учитывая то, что сейчас практически вся республика смотрит за тем судом, который проходит в Москве, и какие факты там вскрываются. И после этого мне говорят, что меня боялись.

Верховный суд вынесет свое решение 1 марта.


В конце марта 2016 года фигуранты дела Гайзера Валерий Веселов, Юрий Бондаренко, финансист-технолог Антон Фаерштейн, а также Николай Шлопов, курировавший часть автотранспортных предприятий, одновременно написали явки с повинной. В них говорилось, что предприниматели стремились монополизировать бизнес пассажирских перевозок. В 2007 году подконтрольная бизнесменам компания «Сыктывкаравтотранс» действительно выиграла конкурс на пассажирские перевозки.

Зенищев заявлял о недостоверности доказательств его вины и обвинял следствие в фабрикации уголовного дела. Часть свидетелей рассказывала, что деньги, которые бизнесмены передавали экс-мэру, шли на предвыборные кампании «Единой России», а также на оплату работы политтехнологов в Коми из PR-агентства «Корпорация „Я“».

В октябре 2018 года Сыктывкарский городской суд признал Романа Зенищева виновным в получении взяток за предоставление выгодных маршрутов компании «Сыктывкаравтотранс». Суд посчитал доказанным, что экс-мэр получил от руководителей автотранспортных предприятий в качестве взяток 3 млн 757 тыс. руб. наличными и еще 10 млн руб. — компаниями в сфере ЖКХ.

Суд приговорил Зенищева к семи годам колонии строгого режима, штрафу 500 тыс. руб., конфискации имущества на сумму взятки — 13 млн 757 тыс. руб. — и запретил занимать руководящие должности в течение трех лет. Путем сложения уже действующего наказания (девять лет заключения) Роману Зенищеву было назначено 10 лет и 6 месяцев колонии и 1,5 млн руб. штрафа.

Нина Попугаева, фото Кирилла Шейна, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Зирка
28 фев 22:13

Неблагодарные деньги носил в Единую Россию,они же его и "законопатили"

Последние новости