Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Выбран подход слепого обвинения». В прениях экс-мэр Сыктывкара Зенищев рассказал о ежемесячных переводах на счет финансиста-технолога Фаерштейна

Взятки, долги, сломанные диски

В Верховном суде Коми 26 февраля экс-мэр Сыктывкара Роман Зенищев, обвиняемый во взяточничестве, закончил выступления в прениях. Он рассказал, что получал деньги от бывшего руководителя предприятия «Пассажирские автоперевозки Республики Коми» Николая Шлопова на предвыборную кампанию. На заседании присутствовал корреспондент «7х7».

 

О Юрии Бондаренко

В начале судебного заседания судья попросила Зенищева не повторяться, он заявил, что все, что он говорит, — это дополнения к прениям. По мнению подсудимого, Сыктывкарский суд проигнорировал показания свидетелей про взаимоотношения во время предвыборной кампании 2007–2008 годов предпринимателя Юрия Бондаренко и Зенищева:

— На основании огромного количества показаний опровергается факт любой возможности встречи, которая могла быть проведена с Бондаренко, потому что сам Бондаренко, [бывший первый заместитель главы Коми Алексей] Чернов, [руководитель исполнительной дирекции ассоциации «Совет муниципальных образований Республики Коми» Юрий] Болобонов, Зенищев, все говорят о конфликте. И этих конфликтов было достаточно много. В совокупности все эти показания подтверждены, последовательны, дополняют друг друга и полностью опровергают версию следствия о том, что Бондаренко мог хоть о чем-то договориться с Зенищевым, тем более о каких-то выплатах непонятных, непонятно за что.

 

О взятках и долгах

Бывший мэр заявил, что вся «логика событий» основана на двух документах: записи совещания фигурантов дела бывшего главы республики Вячеслава Гайзера и таблиц, предоставленных бывшим руководителем предприятия «Пассажирские автоперевозки Республики Коми» Николаем Шлоповым. Первоначальные показания, по словам Зенищева, были разбиты на четыре пункта.

Во-первых, по договоренности Бондаренко с Зенищевым, в 2006 году за победу ООО «Сыктывкаравтотранс» в муниципальном конкурсе, а также за общее покровительство в перевозках с 2007 по 2009 год Шлопов и Бондаренко передали Зенищеву 600 тыс. руб.: 200 тыс. руб. — наличными, 400 — безналичными платежами на счета аффилированных с Зенищевым предприятий.

Во-вторых, бывший руководитель Фонда поддержки инвестпроектов Игорь Кудинов договорился с экс-мэром о продолжении выплат за «предоставленные ранее преференции, а также согласование дополнительных маршрутов». В-третьих, с 2009 до середины 2010 года деньги не выплачивались, а учет задолженности вел финансист-технолог Антон Фаерштейн. В-четвертых, в 2010 году компании «Жилремонт», «СЖКК», «ЖКХ Чов» и «ЖКХ Орбита» (последние две, по словам Зенищева, не существуют) были проданы ему с учетом скидки в 10 млн руб. накопившегося долга.

По его словам, выплат и переводов на счета компаний не было. В 2005 году права на все компании Зенищев передал отцу, но следствие не запрашивало у них финансовую информацию. Экс-мэр заявил, что договоренности по продолжению выплат между ним и Кудиновым не было:

— Если изначально не была доказана выплата в 600 тысяч рублей, если изначально не была доказана договоренность об этих выплатах, то как ее можно продолжать, основываясь на тех договоренностях, которых не было? Мне непонятно, как можно продолжать то, чего не было, путем учета того, чего не было и нет, в долг.

Он добавил, что сумма долга за полтора года составляет 19,2 млн руб., что на 92% превышает размер скидки при передаче предприятий ЖКХ.

Все факты, по словам Зенищева, имеют «свой временной характер». Например, в допросах 6 июня 2016 года и 28 февраля 2017 года Шлопов говорил только о выплатах в 200 тыс. руб., 4 апреля 2017 года он знал о выплатах в 600 тыс. руб. со слов предпринимателя Валерия Веселова и Бондаренко, а на суде 24 января 2018 он говорил, что знал только о 200 тыс руб. в месяц.

 

О предприятиях ЖКХ

По словам Зенищева, никто из свидетелей не говорил о передаче шести предприятий, горсуд не установил их собственников и людей, которые давали оценку стоимости. Из показаний Фаерштейна, торг вел Веселов. Веселов заявлял, что согласовывал стоимость предприятий с Зенищевым Фаерштейн.

— Эти факты судом проигнорированы, им не дана оценка и пояснения, а вышеперечисленные противоречия не устранены, и принцип абсурда, заявленный следствием, что незаконно, кто неизвестно, когда неизвестно, где неизвестно, с кем неизвестно, на каких принципах основываясь, оценили неизвестно какие предприятия и договорились путем соглашения сторон о скидке… Как вообще к этому можно относиться? — сказал Зенищев.

По показаниям бывшего руководителя «СЖКК» Риммы Макаровой, ее компания стала управляющей и имела одни убытки, поэтому ее стоимость определить было невозможно, как и у других предприятий ЖКХ.

— В очередной раз показания профессионалов, полностью подтвержденные документами, не учитываются, а показания, как они сами заявляют, членов ОПГ, не знающих даже названия организаций, которые находились под контролем и, как говорили в девяностых, под «крышей», не имеют ни единого документального подтверждения. Но именно эти показания ложаться в основу приговора, не устраняя явных и очевидных противоречий. В очередной раз выбран подход, не основанный на Конституции Российской Федерации, законах и общепризнанных нормах международного права, а выбран подход слепого обвинения, — заявил Зенищев.

 

О сломанных дисках

Он рассказал, что обнаружил совпадение в выписках Сбербанка от 22 сентября 2016 года по суммам и датам из таблицы Шлопова с суммами, вносимыми на личный счет Фаерштейна:

— На тот же счет ежемесячно с 2008 года по 2011-й зачислялись по 400 тысяч рублей с предприятий, подконтрольных Зарубину.

На следующий день, по словам Зенищева, диски были сломаны, поэтому защитники не смогли с ними ознакомиться, скриншота с диска в материалах дела не было, а ходатайства о повторном запросе данных не выполнялись. В мае 2018 года Сбербанк сообщил, что информация хранится не более пяти лет.

— Когда я показал ему [следователю Белякову] это все, действительно, что это было и после этого сразу же сообщил, насколько успел, адвокатам об этом вопиющем факте, человек покраснел, закрыл компьютер, схватил документы и убежал, — рассказал подсудимый.

 

Об организации конкурса

Начальник управления ЖКХ в администрации Сыктывкара с 2006 по 2008 год Виктор Шаталович рассказал на суде 30 октября 2017 года, что руководителя транспортного отдела Евгения Сидорова посоветовал назначить бывший заместитель мэра Сергей Гераймович, а позиция Зенищева насчет его кандидатуры была ему неизвестна. Экс-мэр рассказал, что в 2007–2008 годах в «бюджетной сфере» администрации работало больше 10 тыс. человек и знать всех было невозможно.

— Управление ЖКХ было создано летом 2006 года. Для того, чтобы принять кого-либо в транспортный отдел, никого увольнять не надо было. Были свободные вакансии. И людей подбирали в транспортный отдел, который занимается пассажирскими перевозками. Откуда могли пригласить людей? Соответственно, с предприятий, которые занимались транспортными перевозками. Людей, которые имели образование. Тех людей, которые имели опыт работы. Сидоров работал в государственном унитарном предприятии. Если бы он был поваром или столяром, вопросов нет. Но это логично, правильно и понятно. [Заместитель руководителя транспортного отдела Сергей] Ичаев там когда появился, я не знаю. Я этого человека вообще в первый раз увидел на суде. Но он тоже работал в каком-то транспортном предприятии. Я не исключаю, что, может быть, его действительно Шлопов как-то отправил куда-то, зачем-то, почему-то. Эти цели до сих пор никто не объяснил и не доказал, — сказал подсудимый.

 

О деньгах Шлопова

Зенищев заявил, что суд проигнорировал и не опроверг его слова о передаче по поручению Чернова 200 тыс. руб. для оплаты работы технологу корпорации «Я» Игорю Резникову.

— Я этого не рассказывал, но говорю. В 2007 году по указанию Чернова я через Шлопова получал деньги два раза, которые передавал Резникову. Схема была достаточно простая и объективная. Все вещи, которые были связаны с выборными процессами, контролировались, поэтому я и подписывал те документы, которые были переданы вам на позапрошлом судебном заседании. С этими деньгами я шел к Чернову, отдавал их — это все мои показания, которые подтверждались не единожды — и потом уже людьми Чернова выдавалась заработная плата Резникову, — рассказал подсудимый. — Если я в этом совершил какое-то преступление, то да, я виноват. Но этот факт был в конце 2007-го и начале 2008-го. Этот факт два раза был в связи с поручением первого заместителя. Мог я его не выполнять? Теоретически — да, практически — нет.

По словам Зенищева, Шлопов не мог попасть к нему в кабинет в отсутствие секретаря больше 10 раз, а кабинет, который по фотографиям на заседании узнал свидетель, был полностью отремонтирован в 2011 году. По его показаниям, в коридоре шириной 80 сантиметров стоял комод, в который Шлопов клал взятку.

На следующем заседании 28 февраля в прениях выступят адвокаты.


В конце марта 2016 года фигуранты дела Гайзера Валерий Веселов, Юрий Бондаренко, финансист-технолог Антон Фаерштейн, а также Николай Шлопов, курировавший часть автотранспортных предприятий, одновременно написали явки с повинной. В них говорилось, что предприниматели стремились монополизировать бизнес пассажирских перевозок. В 2007 году подконтрольная бизнесменам компания «Сыктывкаравтотранс» действительно выиграла конкурс на пассажирские перевозки.

Зенищев заявлял о недостоверности доказательств его вины и обвинял следствие в фабрикации уголовного дела. Часть свидетелей рассказывала, что деньги, которые бизнесмены передавали экс-мэру, шли на предвыборные кампании «Единой России», а также на оплату работы политтехнологов в Коми из PR-агентства «Корпорация „Я“».

В октябре 2018 года Сыктывкарский городской суд признал Романа Зенищева виновным в получении взяток за предоставление выгодных маршрутов компании «Сыктывкаравтотранс». Суд посчитал доказанным, что экс-мэр получил от руководителей автотранспортных предприятий в качестве взяток 3 млн 757 тыс. руб. наличными и еще 10 млн руб. — компаниями в сфере ЖКХ.

Суд приговорил Зенищева к семи годам колонии строгого режима, штрафу 500 тыс. руб., конфискации имущества на сумму взятки — 13 млн 757 тыс. руб. — и запретил занимать руководящие должности в течение трех лет. Путем сложения уже действующего наказания (девять лет заключения) Роману Зенищеву было назначено 10 лет и 6 месяцев колонии и 1,5 млн руб. штрафа.

Нина Попугаева, «7х7»

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
зирка
27 фев 22:45

вот и денежки нашлись куда их посылали,еще три года назад это было видно

Последние новости