Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область

Куратор раздельного сбора бытовых отходов Экологического рязанского альянса Ирина Куликова: Нет никакого «мусора», есть полезное вторсырье

О предложении «начать с себя», вовлечении горожан в общее дело и электрокаре как способе сэкономить

Ирина Куликова присоединилась к сообществу «Экологический рязанский альянс» (ЭРА) — городскому сообществу экоактивистов, созданному волонтерами, тушившими лесные пожары в 2010–2011 годах, — в 2015 году. Она стала куратором раздельного сбора бытовых отходов и организовала прием вторсырья по субботам в каждом из четырех районов города. Первые годы она присутствовала на каждой акции, теперь ее место заняли другие добровольцы. Недавно Ирина Куликова приобрела один из первых в Рязани электромобилей, решив последовать призыву начать изменения в окружающей среде с себя. В интервью «7x7» она рассказала, что значит быть экоактивистом в провинциальном российском городе и как объединить людей вокруг экологической идеи.

 

Как в Рязани начали разделять мусор

— С детства задумывалась об экологии, хотя еще и не понимала этого. Собирала бутылки: не для того, чтобы сдать и получить деньги, а просто не могла пройти мимо — стеклянные или пластиковые бутылки неуместно смотрелись, например, в лесу. Повзрослев, задумалась о раздельном сборе отходов. Была мысль идти в администрацию, «бить в колокола», шуметь, рассказывать всем об ужасающем состоянии экологии. Потом пришла как-то на работу в муниципальное учреждение, а там ведерки с водой по всему периметру помещения стоят — крыша протекла, на помощь никто не торопится. Ну, думаю, долго ж мне придется ждать ответа на свои предложения. Так и решила заниматься самостоятельно. Конечно, я была не одна, а с теми, кто разделяет идеи раздельного сбора, — ребятами из ЭРА. И сразу же было понимание того, что если народ не поддержит — все будет впустую, идея так и останется таковой.

— Сначала, когда я вникала в работу ЭРА, решили поэкспериментировать в своей семье: в течение месяца набрали такие огромные пакеты пластика, бумажных отходов и других неорганических отходов, что они еле поместились на кухне. Удивились мы — это не то слово. Шок — это первая эмоция, которую испытывают люди, впервые пробующие отсортировывать пластик.

Все спрашивают, как восприняла мою идею семья. Тут я скажу, что главное — не «закручивать гайки», разумные люди сами все понимают.

После уже решили протестировать на рязанцах — зайдет ли, готовы ли люди к такому подходу. Первая акция прошла 4 апреля 2015 года, результат был неожиданным. Люди несли и везли пластик, стекло, батарейки с криками: «Наконец-то!», даже обнимали нас и целовали. Конец апреля — то есть сыро, промозгло, казалось бы, никто просто так на улицу не выйдет, да и мы должны были замерзнуть. Но у нас глаза и щеки горели не от ветра, а от воодушевления: на нашу идею откликнулись! Люди уже сами понимали, что пластик не разлагается в земле сотни лет, стекло вообще не разлагается. У рязанцев рука не поднималась выбросить это в общий мусорный контейнер, а куда все это сдать, тоже не понимали. На той акции они дали нам такой заряд энергии, что акции проходят до сих пор. [Всего во время первой акции по раздельному сбору мусора активисты ЭРА собрали 12 пятидесятилитровых мешков пластиковых отходов, почти 10 мешков стекла, 72 мешка макулатуры и пять 5-литровых бутылок с батарейками. Партнеры акции отправили все это на переработку]

— Мне кажется, что главное — понять, что то, что мы называем привычным словом «мусор», — это никакой не мусор, а вторсырье, очень даже полезное явление.

О пользе переработки макулатуры мы узнаем еще в детстве, к пластику и остальному вторсырью нужно относиться так же. Не говоря об опасности накопления батареек и ртутных ламп «в обычном мусоре».

 

От троллинга до поддержки

— Провести акцию [по раздельному сбору отходов] и прийти на нее к началу — десяти утра каждую субботу — само по себе немножко подвиг. Мне даже мама как-то сказала: да брось ты все, Ирина! А как бросить, теперь уже не бросишь — теперь вон, волонтеры стоят, уже мое место заняли.

Мы как-то задались целью посчитать, сколько людей придут сдать вторсырье. Один из волонтеров ни на что не отвлекался, только считал. Пришло около 250 человек — это в одном районе, во время одной акции. Много это? Да, потому что если еще увеличить информированность населения, если будет приходить еще больше людей, наша пропускная способность не выдержит. Нужно будет больше ресурсов. На точках работает 12 волонтеров. Еще кто-то пишет в соцсетях, занимаются другими вопросами.

Проводили акцию у «Барса на Есенина» 30 декабря — что там было!

— Каждому хотелось освободить свое жизненное пространство от накопившихся отходов, собирали, но не выбрасывали в дворовые контейнеры. Казалось, весь город собрался перед Новым годом сдавать вторсырье, вокруг нас стояла очередь в четыре витка. Люди уже втянулись в то, что мы делаем!

Определенным индикатором отношения к любому процессу является интернет. Начиналось с того, что много людей в группе «Раздельный сбор в Рязани» писали комментарии, которые либо не имели отношения к делу, либо несли, мягко говоря, ложную информацию. И что мы все равно все на одну общую «мусорку» все сдаем, и что в России нет заводов по переработке вторсырья, и даже что мы сдаем это за деньги и наживаемся на чужом труде. Мол, все это бесполезно, ведь вся планета завалена мусором, никто не может справиться с этим. И что во многих регионах проходят протесты против ввоза московского мусора, а мы только «показухой занимаемся».

Сначала сильно возмущалась, потом стала больше разъяснять. Еще лучше подталкивать людей к тому, чтобы они сами находили полезную информацию. Как в той же ситуации с якобы отсутствием перерабатывающих заводов — женщина самостоятельно нашла информацию об их существовании после нашего разговора. Сейчас таких комментариев в нашей группе нет. Противники раздельного сбора, вероятно, остались, но противники они больше по привычке, весомых аргументов у них нет.

 

 

 
 
 

Акция по раздельному сбору мусора в Рязани

Помимо раздельного сбора, проводим конкурсы по сбору макулатуры среди школьников «ЭкоБУМ», давно включились в акцию «Добрые крышечки», мероприятия по сбору батареек, проводим экоуроки в школах. Налаживаем отношения с бизнес-партнерами, которые помогают закупать и устанавливать контейнеры для раздельного сбора во дворах домов, жители которых готовы сортировать отходы ежедневно.

— Никакой личной выгоды из этого у нас нет, напротив, зачастую тратим свои деньги — к примеру, на изготовление переносных контейнеров, которые используем в еженедельных акциях по раздельному сбору, на покупку пакетов для вторсырья.

 

Зачем в провинции электромобиль

— Я однажды никак не могла написать в телефонном сообщении слово «экологично» — автоматически исправлялось на «экономично». После того, как мы с мужем решили купить японский электромобиль, в очередной раз поняла, а ведь это так и есть! Перед покупкой автомобиля мне приходилось тратить на бензин 15–20 тысяч рублей — я много ездила по городу по работе. Теперь, если заряжать от розетки, выходит около двух тысяч рублей.

Еще есть понятие «экологический след» — то, насколько серьезно вредит экологии производство деталей, к примеру, автомобиля, также какой вред будет нанесен при утилизации.

— В электромобиле «вредная» для экологии деталь — это батарея. Самый экологичный транспорт — это троллейбус. Но все же электромобиль гораздо экологичнее «бензиновых» собратьев.  

Бытует мнение, что «на электромобиле далеко не уедешь», но это не так. Когда нам доставили машину через Владивосток из Японии, она долгое время находилась без подзарядки, и мы решили ее разрядить до конца. И долго-долго ездили вокруг дома. Сначала панель показала, что заряд близится к нулю и услышали голосовое предупреждение, потом на электрокаре включился «режим черепашки», потом только она остановилась. Потом получилось так, что я за день проехала 120 километров, и заряд еще оставался.

 

«Экологично — значит экономично»

 

Воздух в салоне гораздо чище, чем в нашей прошлой «бензиновой» машине, хотя она была не старой и не дешевой. Еще она работает гораздо тише, почти бесшумная, у меня даже ребенок засыпает в машине. Мощность двигателя — сто лошадиных сил; отличие от обычного автомобиля в том, что электрокар может набрать скорость сразу, едва тронувшись с места. Поэтому не рекомендовала бы его начинающим водителям, на него можно пересаживаться человеку с опытом. При этом он хорошо «держит дорогу», устойчив, так как электробатареи расположены под днищем. Перевернуться на электромобиле проблематично.

Я бы посоветовала именно электромобиль тем, кто сейчас стоит перед выбором. Он экологичнее обычного авто и для окружающей среды, и для самого водителя.

— Хотелось бы, чтобы и власти как-то стимулировали владельцев экологичного автомобиля — к примеру, предоставляли бы бесплатные места на платных стоянках. Такую льготу предоставляют владельцам электромобилей в Москве. В Рязани таких машин пока не больше десяти, хотелось бы гораздо больше.

Написала такое предложение в городскую администрацию еще в сентябре 2018 года, но мне до сих пор так и не ответили. Мэрии, наверное, это неинтересно.

Что дальше? Много еще дворов, в которых нет контейнеров для раздельного сбора, не все подключились к акции, впереди работа с оператором по вывозу мусора. Хотелось бы, чтобы мэрия помогала в наших акциях и замыслах, но пока работаем так, как есть. Главное — не просто стартовали, а уже и поехали, и катимся по накатанной дороге. Надеюсь, что в гору.

 

 

Екатерина Вулих, фото автора, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости