Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми

«Нет сил терпеть такое отношение». Что изменилось в Кочпонском психоневрологическом интернате в Коми после обращения к Путину

Обзор «7х7»

Около 20 медсестер Кочпонского психоневрологического интерната (ПНИ) получили уведомления о сокращении в январе 2019 года. О будущей оптимизации сотрудники ПНИ узнали еще летом 2017 года. Вступиться за них сотрудницы интерната просили президента России Владимира Путина и главу Коми Сергея Гапликова. Права сотрудников ПНИ защищали две общественные организации Сыктывкара — «Особое детство» и «Аппарель». Как развивался конфликт вокруг интерната — в обзоре интернет-журнала «7x7». 

 

Что произошло в ПНИ

В июле 2017 года в Кочпонском ПНИ появился новый директор — Ольга Бушенева. Как рассказала корреспонденту «7x7» руководитель республиканской общественной организации родителей детей с особенностями развития «Особое детство» Юлия Посевкина, вновь назначенный руководитель якобы должна была сократить зарплаты младшему медперсоналу. Для этого предполагалось заменить в штатном расписании должность «младшая медицинская сестра по уходу» на «санитарку (мойщицу)», добавив к их обязанностям уборку помещений. Сотрудники интерната написали коллективное обращение в инспекцию по труду, республиканское министерство труда и социальной защиты, министерство здравоохранения, прокуратуру и Общественную палату Коми с требованием отменить распоряжение о переводе младшего медицинского персонала на другие должности. В документе говорилось, что в обязанности санитарок не входит уход за воспитанниками интерната, большинство из которых имеют психологические и физические отклонения. Если работники в новой должности не будут выполнять прежние обязанности, ухудшатся условия пребывания воспитанников, если согласятся и на новые, и на прежние обязанности — это будет нарушением прав самих работников.

После обращения медсестер, на закрытой встрече с сотрудниками региональных интернатов в Общественной палате республики 15 августа 2017 года замминистра труда, занятости и соцзащиты Коми Светлана Суворкина объяснила нововведения. По ее словам, идея оптимизации в Минтруда республики возникла в 2016 году, когда в России появились новые профстандарты для медработников. Так как медсестры в интернатах не только ухаживают за больными, но и убираются в комнатах, это позволяло перевести их на должности санитарок.

О намечающихся переменах в Кочпонском ПНИ медсестры рассказали общественнице Юлии Посевкиной, которая включилась в борьбу за их права.

— Мы начали совместно большую кампанию, в результате которой власти приняли поражение и ничего не сократили, а наоборот, повысили зарплату. После этого начались различные изменения в Кочпонском интернате, — рассказала Посевкина.

В августе 2017 года министерство труда действительно отказалось от идеи оптимизации, а член Общественной палаты Коми Николай Беляев предложил бесплатно обучить работников, у которых нет достаточной квалификации, и сохранить за ними должности младших медсестер.

Одна из работниц Кочпонского ПНИ сообщила «7x7», что в 2018 году обучили примерно 70 человек: 50 сотрудников в мае, еще 20 — в конце года. По ее словам, руководство интерната использовало этот процесс, чтобы избавиться от тех, кто активнее всего отстаивал свои права.

— Главным условием, как нам озвучили на круглом столе в Общественной палате, было наличие среднего образования — 11 классов. Но мы точно знаем, что обучены те, кто не имеют среднего образования, но те, кто угоден руководству. Хотя руководитель медколледжа четко говорила, что это будет главным условием обучения, — рассказала женщина в разговоре с корреспондентом «7x7».

По ее словам, около 20 медсестер в январе 2019 года получили уведомления о сокращении.

 

Как проходило обучение

Бывшая сотрудница интерната (она работала с 2011 года, в конце 2018-го, по ее словам, ее попросили уволиться) рассказала корреспонденту «7x7», что прошла обучение на младшую медицинскую сестру на базе девяти классов школы:

— Я училась в училище, но до конца не доучилась. У меня есть свидетельство, но я не знала, что мне требуется закончить вечернюю школу или еще что-то. На тот момент, когда я начала обучаться, я была в полной уверенности в том, что у меня есть все-таки эти 11 классов. И мои документы приняли к обучению.

После успешной сдачи экзамена, по словам женщины, при повторной проверке документов в Сыктывкарском медколледже заявили, что у нее нет полного среднего образования, но руководство «урегулировало конфликт», и ей выдали документ о прохождении обучения.

Она рассказала, что обучение предлагали пройти всем сотрудницам в порядке очереди, но из-за отпуска педагога оно затянулось. Тогда руководство дало «стопроцентную гарантию, что никого не выкинут на улицу».

— Но когда начались проблемы, они стали говорить и писать по-другому. Начали просто отсеивать народ за ненадобностью. Хотя люди работали многие годы, имеют колоссальный опыт, профессиональный подход к детям и вкладывают в эту работу все силы и всю душу, — сказала бывшая работница Кочпонского ПНИ.

 

Кого сокращают в интернате

Младшая медсестра Данута Шарканайте получила уведомление о сокращении 15 января. Ее не отправляли на обучение несмотря на то, что она сдавала документы. Она рассказала корреспонденту «7х7», что ей предложили несколько специальностей, но из-за отсутствия высшего образования она может перейти только на должность младшего воспитателя. По ее словам, ее зарплата стала бы в два раза меньше, потеряла бы она и в продолжительности отпуска.

— Допустим, есть должность главного специалиста. У него уже более престижный оклад. Еще есть должность инженера по технике безопасности. Но директор начала [объяснять], что главный специалист должен отвечать за снабжение и торговлю, эти должности требуют высшее образование. А у меня среднее специальное. Для инженера по технике безопасности высшее образование тоже основной [критерий], — объяснила Шарканайте.

По словам медсестры, поводом для ее сокращения стало замечание, полученное от администрации ПНИ в мае 2018 года. Шарканайте рассказала, что в мае 2018 года она «приводила себя в порядок» в закрытом на ключ помещении. В это время в интернате якобы проходила проверка, и Шарканайте лишили зарплаты на сумму 20 тыс. руб. Сотрудница подала заявление в прокуратуру, и директор ПНИ получил штраф в 2 тыс. руб.

— Оказывается, я попала на видеокамеру. Они мне не показали ни одного документа, какая проверка была в это время в интернате. Они постучали в двери, я спросила «кто?» — никто не ответил. Я написала объяснительную. Потом появился приказ о проверке, оформленный задним числом. Проверка была 5 мая, приказ прошел 28 мая, но в нем значилось 17 апреля, — рассказала Шарканайте.

Она сказала, что планирует уйти по сокращению, потому что «нет сил терпеть такое отношение».

Всего с 1 августа 2017 года по 16 января 2019 года от младшего медперсонала Кочпонского ПНИ поступило 116 обращений о сокращении, о применении дисциплинарных взысканий, об оплате проезда к месту отдыха и об изменении условий трудового договора и графика работы. По результатам проверок вынесены предостережения о недопустимости нарушения закона, к административной ответственности привлекли руководителя и юридическое лицо. Об этом 21 января сообщил заместитель руководителя городского отдела трудинспекции по правовым вопросам Павел Муравьев в ответ на запрос «7x7».

 

Как сотрудники интерната боролись за свои права

В июле 2018 года сотрудники Кочпонского ПНИ пожаловались в общественную организацию «Особое детство» на то, что им пришлось работать с больными туберкулезом без средств защиты. По данным Посевкиной, 16 человек в интернате рисковали заразиться туберкулезом от больных, в том числе два воспитанника интерната. По ее данным, руководство интерната скрывает, что в заведении действует тубизолятор.  Она направила жалобу в прокуратуру Коми и попросила проверить эти сведения и принять меры при необходимости.

В ходе проверки по заявлению Посевкиной управление Роспотребнадзора обнаружило восемь нарушений санитарно-эпидемиологических правил организаций соцобслуживания. В том числе за сотрудниками не было организовано медицинское наблюдение, с больной туберкулезом работала проживающая в интернате девушка, а в комнате пациентки жил здоровый человек. В отношении главного врача и заведующего отделением составлены протоколы по статьям 6.3 и 6.4 Кодекса об административных правонарушениях России («Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения» и «Нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений и транспорта»).

С февраля 2018 года в Коми действует инициативная группа по улучшению в работе психоневрологических интернатов республики. В июле 2018 года активисты открыли общественную приемную по проблемам психоневрологических интернатов в Сыктывкаре.

 

Как руководство ПНИ реагировало на обвинения

В сентябре 2018 года администрация Кочпонского ПНИ заставила работников подписать дополнительное соглашение к трудовым договорам. В нем подписавшиеся брали на себя обязательство «не выносить и не передавать другим лицам служебную информацию на бумажных и (или) электронных носителях». По мнению Посевкиной, этим запретом руководство ПНИ отреагировало на ее жалобу в прокуратуру.

Представители администрации Кочпонского интерната отказались комментировать по телефону информацию о сокращениях медсестер в январе 2019 года. Интернет-журнал «7x7» направил письменный запрос в министерство труда, занятости и социальной защиты республики.

Нина Попугаева, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости