Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Республика Карелия
Собирается ежемесячно 27 805 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Республика Карелия
  2. Наклейки и вершины: как два волонтерских проекта помогли детям-аутистам Карелии найти контакт с миром

Наклейки и вершины: как два волонтерских проекта помогли детям-аутистам Карелии найти контакт с миром

В Петрозаводске подвели итоги проектов «Мое первое слово» и «Вместе к вершинам»

Сергей Маркелов, фото автора

Два проекта, помогающие детям-аутистам научиться общению, завершились в Карелии в конце 2018 года. Проект «Мое первое слово» предлагает родителям использовать новый метод коммуникации — панели обмена картинками с основными понятиями. Проект «Вместе к вершинам» соединил детей-аутистов и ребят-скаутов, которые помогают им на тренировках по скалолазанию. Корреспондент «7x7» узнал, как работают проекты помощи аутистам.

 

Как я общался наклейками

В ресторане быстрого питания без слов достаю пластиковую панель — хрустит липучка, отлепляю карточку с изображением стакана и надписью: «Кофе», — на ней. Девушка за прилавком спрашивает: «Какой? Капучино?» — отрицательно кручу головой в ответ. — «Латте?» — отрицательно кручу головой. — «Американо?» — согласно киваю. — «С собой?» — согласно киваю. Расплачиваюсь. Отлепляю карточку с надписью: «Спасибо», — показываю ей. Беру кофе, ухожу.  

 

Флешмоб #общатьсяможеткаждый

 

Так выглядит на практике общение с помощью панели PECS [Picture Exchange Communication System — коммуникационная система обмена изображениями]. Общение нормального человека. Ребенок с аутизмом, для которого она создана, заранее подбирает карточки, которые ему пригодятся в кафе или ресторане.

— Продавец спросила: «С собой?» — вы покачали головой: «Да». Ребенок с аутизмом этого не поймет, — объясняет Татьяна Каллиева, автор флешмоба #общатьсяможеткаждый. — Он это покажет на карточке, скорее всего, и это будет дольше. 

Кроме корреспондента «7x7», коммуникационную панель испытали студенты Петрозаводского университета. Светлана Бельтюгова, которая учится на программного инженера, вспоминает, что ей было трудно, но ее друзьям повезло меньше — их просили уйти или игнорировали.  

 

Татьяна Каллиева, автор флешмоба #общатьсяможеткаждый

 

— В аптеке я выбрала карточки: «Здравствуйте», «Я хочу», и написала на бумажке: «Парацетамол», — вспоминает Светлана. — Провизор очень долго не понимала, что происходит, смотрела на меня квадратными глазами и говорила: «Мы не можем вам ничем помочь». Я не знала, как вести себя в этой ситуации, у меня же больше нет карточек. Но как-то на пальцах я объяснила.

Пластиковую панель с куском липучки, на которую ребенок-аутист лепит карточки с разными эмоциями или желаниями, придумали в 1985 году американцы Лори Фрост и Энди Бонди. Использовать PECS в Карелии несколько лет назад стала Наталья Никулина. Она искала способ помочь своему сыну Степе и детям, похожим на него.

 

«Ребенок орет так, что не зайти в помещение»

— Если бы мы начали использовать эти карточки года в два, когда мы уже понимали, что что-то не так, мы бы избежали стольких нежелательных криков. И многие дети благодаря этим карточкам учатся именно общаться. Если грамотно использовать эту методику, если вникнуть в нее, то она подталкивает, развивает речь, — рассказала Наталья Никулина корреспонденту «7x7».

 

Наталья Никулина

 

Она работала в юниорском союзе «Дорога» [карельская детская общественная организация, среди направлений ее работы есть социальная адаптация «особых» детей] педагогом дополнительного образования. Степа родился в 2008 году. Мальчику было около двух лет, когда Наталья поняла, что он аутист. Тогда же она увидела, насколько тяжело в Карелии приходится таким детям и их родителям.  

— Некуда было ходить, нигде не брали, никто не принимал. Мы, даже мамы, в гости не могли друг другу сходить, потому что дети разбирали помещение — с таким ребенком, знаете, трудно идти в неподготовленное место. Родители с детьми от полутора до трех лет раньше не могли никуда пойти вообще. Это сложно представить, но ребенок орет так, что не зайти в помещение, — пояснила она.

В 2012 году Наталья начала общаться с другими мамами — они приглашали специалистов на беседы, но водить детей по-прежнему было некуда. Некоторые родители к тому времени хорошо изучили тему и могли делать то, на что не способны специалисты. Они взяли в аренду помещение, начали сами заниматься с детьми, а потом и вести занятия. В 2013 году руководитель юниорского союза «Дорога» Денис Рогаткин предложил Наталье участвовать в конкурсе регионального министерства социального развития. Ее проект поддержали, и в Петрозаводске появилась игровая комната для детей-аутистов.  

В 2014 году Наталья запустила проект «Играем вместе», в 2015 году открыла Творческий центр для особых детей в петрозаводском детско-юношеском центре. Летом 2015 года родители аутичных детей провели первый загородный лагерь «Полезное лето». В марте 2016 года студия презентовала идею проекта «Сад», который воплотили через несколько месяцев. 

Проект «Мое первое слово», посвященный коммуникации с помощью панели PECS, Наталья Никулина запустила в 2018 году. Она предложила использовать доску с наклейками родителям. Но некоторые испугались, что их ребенок-аутист будет выглядеть странно. Тогда к проекту подключилась студентка Татьяна Каллиева. Она и придумала флешмоб #общатьсяможеткаждый — его участники, как корреспондент «7x7» и студенты Петрозаводского университета, пробовали использовать PECS в бытовых ситуациях.

А недавно Наталья сделала видеокурс, как использовать коммуникативную панель PECS. Видеоуроки она записывала с сыном-аутистом Степой. По рисункам ее сына анимационная студия из Новороссийска создала мультфильм, который вошел в десятку лучших на фестивале короткого метра об альтернативной коммуникации в Австралии.

— Степа впервые в этом году пошел в художественную школу, — рассказала Наталья. — Это место, которое совсем не подготовлено для таких детей, но мы договорились с педагогами. А если бы у Степы не было того социального опыта, который ему дали педагоги, если бы он не ходил в детско-юношеский центр, не привыкал бы к обществу, к новым местам, если бы мы тупо сидели дома, у него бы не было этого навыка. Но мы учимся, и в десять лет мы уже многое можем.

 

 

«Есть вообще неговорящие, как им жить?»

Девятилетняя Вилина мычит невнятно, машет головой. Педагог дает ей половину печенья. Вилина съедает. С помощью педагога отлепляет карточку «Я хочу», приклеивает ее на панель. Берет карточку «Пить», приклеивает рядом. Получает воду, потом вторую половину печенья.

 

Вилина на занятиях

 

Вилина и девять других детей были участниками проекта «Мое первое слово». В девять лет девочка говорила только слова «мама» и «папа». Педагог-дефектолог Антонина Кундозерова научила ее работать с коммуникативной панелью. К концу проекта Вилина могла строить небольшие предложения.

— Мы начали ходить в августе. У нее мотивация появилась, ей теперь больше хочется заниматься. Она стала лучше общаться с другими детьми в школе, стала произносить звуки. Пытается дома что-то делать, ко взрослым стала лучше подходить, а раньше был страх, — говорит Марина, мама Вилины. — Таких детей нельзя заставлять, их надо учить в игровой форме. А в нашей системе образования есть план, и ты должен в него вписаться. Многие специалисты даже не берутся за таких детей, потому что не знают, что с ними делать. Или пытаются заниматься, а ребенок не может это осилить.

 

 

 
 
 

Антонина Кундозерова рассказала, что в Финляндии на каждого ребенка-аутиста полагается «тьютор», ежедневные занятия с логопедом. В Карелии особые дети сначала приходят в обычный детсад, потом попадают в логопедический, затем в сад для детей с задержкой психического развития, а потом в школу для умственно отсталых, где с ними занимается логопед по 20 минут два раза в неделю. Детский аутизм выявляют плохо. Многие растут запущенные или несамостоятельные. С коммуникативной панелью PECS дети начинают общаться и перестают бояться взрослых.

— Когда у них предложение выстраивается, они начинают повторять: «Я хочу красную конфетку». Дальше все это потихоньку убирается, он начинает коммуницировать без этой панели. Есть вообще неговорящие, как им жить? — рассказывает Антонина и дает девочке M&M’s.

 

«Первые три занятия Степа бегал по кругу и орал»

— Пойдем, «Батя», — говорит высокий ребенок-аутист и уводит за руку мальчика-скаута. 

Скауты слушают короткий инструктаж от преподавателя Романа Каляшова. Через пару минут заходят дети с особенностями развития. С ними Степа в костюме Человека-паука. У каждого ребенка свой наставник. Дети-аутисты прыгают с турника, залезают на подоконник за конфетой, висят на стене. За каждое занятие получают смайлик. За несколько смайликов награда — «попрыгать на батуте» или «поиграть в пылесос», когда старшие ребята катают ребенка на скамейке. Так выглядит занятие по проекту «Вместе к вершинам», который Наталья Никулина и Роман Каляшов запустили в 2018 году.

 

Тренировка «Вместе к вершинам»

 

— Обычно у нас все начинается с того, что я подхожу к педагогу и предлагаю позаниматься со Степой, — смеется Наталья. — Роман Каляшов как-то признался, что согласился взять Степу, чтобы доказать мне, что ничего не получится — первые три занятия Степа бегал по кругу и орал. 

Несколько месяцев петрозаводские скауты занимались скалолазанием вместе с детьми-аутистами. После нескольких занятий дети, которые не давали к себе прикасаться, начали ходить за руку со сверстниками, общаться и выполнять упражнения. Руководитель скаутского отряда Роман Каляшов говорит, что изменились и скауты.

 

 

 
 
 

 

— Они выросли как люди. Для них теперь не существует «особых» детей, они понимают, что у каждого свои особенности, — рассказал Роман. — Вот, например, Андрюс, непростой мальчик, достаточно конфликтный в школе. Два месяца назад он подошел ко мне и спросил про мальчика-аутиста: «Роман Андреевич, он меня не слушается, можно я ему „втащу“?» Я сначала не понял, говорю: «Что ты сделаешь?», — а он: «Можно я ему вдарю? Он не понимает». Я говорю: «А смысл? Он и не поймет после этого». А вчера на тренировке говорю Андрюсу: «Ты давай с ним посильнее, пожестче», а он отвечает: «Нет, с ним так нельзя, надо по-другому».

 

Роман Каляшов

 

Проект «Вместе к вершинам» завершился, а новый способ обучения будут использовать в детско-юношеском центре. Коммуникативной системой PECS заинтересовались в речевом отделении Детской республиканской больницы. Наталья Никулина уже пишет заявку на новый проект. Она хочет открыть мультипликационную студию в Петрозаводске, в которой смогут заниматься дети-аутисты.

Сергей Маркелов, фото автора, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЗдравоохранениеКарелияПетрозаводскВолонтеры

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности