Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

«Это секрет, а почему — не скажем». Полиция Кировской области отказалась раскрыть информацию о численности конвоя в судах региона

История многомесячной переписки «7x7» с властями в попытке получить данные о работе госорганов

В Кировской области в мае 2018 года начался судебный процесс над двумя полицейскими из Юрьянского района — Кимом Тупициным и Олегом Шишкиным. Их обвиняют в том, что они подбросили наркотики задержанному. Процесс шел полгода и уже близится к завершению — ожидается, что приговор должны вынести 11 января. Возможно, это случилось бы раньше, если бы заседания постоянно не переносили. Конвой семь раз не доставлял в суд потерпевшего Михаила Храмцова (человека, которому якобы подбросили наркотики), отбывающего наказание в колонии. По информации «7x7», количества конвойных для бесперебойной работы судов в Кировской области недостаточно — их численность сократили в 2016 году. Интернет-журнал решил узнать, действительно ли это так, но сделать этого не удалось — силовики считают, что разглашать эту информацию нельзя. Почему в МВД ее считают секретной и как нехватка конвойных может нарушать права подсудимых — в материале «7x7». 

 

Секретно и безответно

Шаг 1

В июле 2018 года, когда процесс над полицейскими шел около полутора месяцев, «7x7» направил запрос в управление МВД по Кировской области. В нем были вопросы, какова численность охранно-конвойной службы в регионе, достаточно ли она укомплектована, и если нет, то каковы причины этого и что делается, чтобы решить проблему.

Результат

Полиция отказалась предоставить редакции эти данные, потому что «запрашиваемая информация ... имеет ограничение „для служебного пользования“ и в связи с этим не может быть предоставлена».

 

Шаг 2

«7x7» при поддержке юристов «Команды 29» (сообщество журналистов и юристов в Санкт-Петербурге, отстаивающих право на информацию) повторно отправил запрос в МВД. В нем говорилось, что данные о численности конвоя не являются информацией ограниченного доступа, так как это данные о деятельности государственных органов, и по закону власти должны предоставлять ее по запросу. Редакция потребовала назвать документ, запрещающий разглашать информацию о конвое. Журналисты «7x7» нашли примеры, когда аналогичные сведения находятся в открытом доступе в других регионах. На сайте управления МВД по Липецкой области есть публикация, в которой численность конвойных не скрывалась — 472 сотрудника (сейчас эта часть релиза удалена). В повторном запросе в кировское управление МВД редакция сослалась на этот пример.

 

 

Результат

Из полиции снова пришел отказ — теперь уже со ссылкой на нормативный акт — приказ МВД №825дсп. Содержание этого приказа неизвестно, потому что он тоже засекречен. В ответе МВД говорилось только, что этот документ регламентирует «порядок обращения со сведениями ограниченного распространения».

 

Шаг 3

«7x7» обжаловал отказ МВД в прокуратуре Кировской области.

Результат

Ведомство ответило, что не нашло причин для мер прокурорского реагирования и не будет возбуждать административное дело.

 

Шаг 4

После этого редакция отправила жалобу в МВД России, в которой потребовала признать отказ в предоставлении информации о конвое незаконным, ответить на запрос редакции и дисциплинарно наказать тех сотрудников, которые, по мнению редакции, нарушили закон.

Пока МВД готовило ответ, «7x7» запросил информацию о численности конвоя в нескольких регионах — в Белгородской, Ярославской, Костромской, Курганской, Оренбургской, Пензенской областях, в Коми и Карелии. Во всех случаях управления МВД отказались предоставить данные, где-то со ссылкой на приказ №825дсп, где-то — без.

МВД по Коми не стало отвечать не только потому, что эти сведения имеют пометку «для служебного пользования», но и потому, что госорган по закону не обязан проводить аналитическую работу при ответе на запрос СМИ. Оренбургская полиция уточнила, что у них был один случай, когда обвиняемого не вовремя доставили в суд, виновных наказали, но как именно — неизвестно.

Результат

В ответе МВД России на жалобу «7x7» говорится, что информация о численности конвоя действительно является служебной и не может быть распространена. Кто и на каком основании принял приказ №825дсп, в полиции не ответили, вносить изменения в документ МВД не планирует. Липецкую полицию за распространение сведений ожидает служебная проверка.

Таким образом, журналисты «7x7» не смогли выяснить, какова численность конвойной службы в нескольких регионах страны: данные о деятельности государственного органа, которые должны быть открыты и доступны, засекречены приказом, который был принят неизвестным человеком и по неизвестным основаниям.

 

«МВД вообще старается как можно меньше говорить о своей работе»

«7x7» обратился в управление судебного департамента Кировской области с вопросом, существуют ли проблемы с конвоированием подсудимых и обвиняемых в судах региона. Там ответили, что обращений и жалоб от судов не поступало. При этом еще в 2008 году помощник судьи в Юрьянском районе делал доклад и сообщал, что проблемы есть — конвой часто опаздывал. Причиной этого он назвал дефицит сотрудников службы.

«Возможно, МВД не хочет привлекать внимание к некомплекту личного состава»

Создатель движения «Омбудсмен полиции», бывший сотрудник полиции Владимир Воронцов в комментарии «7x7» на нашел причин засекречивать данные о составе конвойной службы:

— МВД вообще старается как можно меньше говорить о своей работе. Я не вижу здесь никакой причины не выдавать эту информацию: вот есть столько автозаков, столько личного состава ― и что? Последние два года своей службы я занимался как раз организацией охранно-конвойной службы ― это изоляторы временного содержания, перевозки конвойными нарядами. Когда к совещаниям готовились материалы в том числе по укомплектованию, по штатной численности сотрудников, они никогда грифа «дсп» [для служебного пользования] не имели. Поэтому никакой внешней причины я не вижу: оснований предполагать, что на основе общих цифр участятся побеги или кто-то сможет подготовить побег, я не усматриваю.

Возможно, дело в том, что МВД не хочет привлекать внимание к некомплекту личного состава. Сейчас в целом наблюдается достаточно большой отток кадров из полиции, и силы, которые еще есть, не в состоянии эффективно выполнять свои задачи. В Москве регулярно срываются судебные заседания, продление сроков ареста происходит в ночное время ― в некоторых судах это уже вообще в порядке вещей. Суды и следователи в данном случае являются заложниками ситуации, и никаких позитивных изменений не предвидится.

 

«Бывает, что просто издеваются над защитой»

Адвокат «Команды 29» Евгений Смирнов объяснил, что задержки или переносы заседаний из-за дефицита сотрудников в конвойной службе в его практике бывали, но нечасто: 

— Обычно доставку расписывают на неделю вперед, то есть суд с конвоиром договаривается, когда и кого будут возить. Бывает, что есть график доставки из отдельных СИЗО. Может, в регионе его нет совсем, может, это специфика конкретного дела. Бывает, что так просто издеваются над защитой. Если подсудимого не привозят, то нарушают в первую очередь право на судопроизводство в разумный срок.

 

 

«Это грубейшее нарушение прав подсудимых»

Член Коми правозащитной комиссии «Мемориал» Игорь Сажин в комментарии «7x7»  заметил, что отсутствие или наличие проблем с конвоированием зависит в том числе и от жесткой позиции судей:

— Когда назначается суд, это публичное заседание. На него собираются люди. Это, например, свидетели, они отрываются от своей работы. Мало того, сам судебный процесс — это событие, которое требует уважения к судье. И когда чисто техническая вещь государства, связанная с тем, что у него нет средств или дополнительных людей, обрушивает уважительное отношение к судье, к участникам судебного процесса, я считаю это откровенным издевательством исполнительной власти над судебной. Это доказывает то, что у нас судебная власть находится в неравном отношении с исполнительной. Есть много систем, которые позволяют не доставлять человека в суд. Есть видеоконференции. Но когда это происходит из-за нехватки средств, то для меня это всегда две причины: либо воруют, либо недофинансируют. И в обоих этих случаях это грубейшее нарушение со стороны исполнительной власти.

Сажин согласен с тем, что дефицит конвойных затягивает процесс.

— Он должен быть достаточно быстрым, потому что это зачастую связано с лишением человека свободы [имеется в виду нахождение подсудимого в следственном изоляторе до окончания суда]. В этом случае человек и так отбывает наказание, но тем не менее срок судебного процесса должен быть разумным, — уверен правозащитник. — Но в этом случае для меня более важно, что проявляется колоссальное неуважение к суду. Если бы суд был более жестким, он бы дал подзатыльников конвоирам. [То, что подсудимых не доставляют в суд, это частое явление в регионах?] Я бы здесь не приводил региональную конструкцию. Зависит от судьи. Если он ведет себя довольно жестко, если начинает наказывать систему за то, что не доставляют заключенных, просто штрафует за неуважение суду, тогда таких побаиваются. А есть судьи, которые ведут себя как болонки. Я знаю судей, которые с полным возмущением относятся к системе, которая не привозит людей. «Как нет конвоя?! Еще раз такое — оштрафую!» У судьи есть инструменты. Я знаю, что в Кирове есть такие судьи, которые ставят на место.

Катерина Клепиковская, Ирина Шабалина, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости